НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 12
Поединок Гора и Сета


аудиозапись лекции
содержание
1. Взросление Гора

2. Девство Исиды

3. Искушение Гора

4. Тяжба Гора и Сета

5. Поединок Гора и Сета

6. Суд нал Сетом

7. Примирение Гора и Сета

стенограмма лекции
1. Взросление Гора

Итак, Гор вырастает в болотах Хеммиса. Об этом подробно рассказывается в поздней «Стеле Меттерниха», и мы будем её сегодня цитировать. Плутарх сообщает, что Осирис, убитый Сетом, является из того мира со скалы Дуата и тренирует Гора для будущего сражения с Сетом. Пожалуй, наиболее полно о Горе в этот период из всех известных нам (по крайней мере, мне) древних памятников Египта рассказывает 148-е речение «Текстов Ковчегов». «Тексты Ковчегов» сохранились на саркофагах двух вельмож IX-X Гераклиопольских династий – князя (хатиа) Месхети и хранителя печати сокровищницы царя по имени Нахти. Эти двое вельмож на своих гробах повелели написать текст, который нам будет очень важен. Сейчас я прочту вам его вторую часть, и сначала вы не поймёте почти ничего, но вскоре – поймёте многое.
Я Гор, Сокол на зубцах стены Дома, где обитает Тот, чьё имя сокрыто (то есть Осирис)! Я возношусь до границ небосклона, Я шествую по пути богов небесных. Я утверждаю Cебя над Изначальными. Не в силах помешать соперник Мой сему первому полету Моему. Далеко пребывание моё от Сета, врага Отца моего Осириса. Я шествую путями вечности к восходу. Я поднимаюсь в моём полёте, и нет бога, совершающего то, что Я соделал. Восстаю я на врага отца моего Осириса, и повергнут будет он, Сет, под подошвы сандалий моих, ибо имя моё – яростный (адему). Я – Гор, рождённый Исидой.
Вот так звучит часть этого удивительного речения. Понятно, что дом, где обитает Тот, чье имя сокрыто – это преисподняя, Дуат. Это тот Недет, куда был брошен Осирис, убитый Сетом, как вы помните. И Гор находится на зубцах стены – то есть не внутри этой крепости смерти. И кстати, его часто изображают именно так: сокол, сидящий на зубцах стены. То есть он, в общем, свободен и спуститься в преисподнюю, к Аменти, в западную страну, и взлететь, как он взлетает к небосклону. И он достигает Изначальных, Первоначальных, Огдоаду Гермополя. И он далёк от Сета, от того, кто убил Осириса. Он над ним. Он вышел из этого мира смерти в своём полёте и поднимается к солнцу, поднимается к вечности, поднимается к инобытию. То есть он восстаёт. Вот это очень важно. Он не объят смертью, хотя и зачат семенем смертным, семенем своего умершего отца. И так вознесясь к небесным, божественным обителям, он повергнет – пока здесь говорится о будущем – он повергнет Сета под подошвой своих сандалий. Он его победит. Он, рождённый Исидой, Гор, Гор-младенец со слабыми ногами.
2. Девство Исиды

И теперь послушаем вторую часть этого речения. Она для нас с вами особо интересна. Так глаголет Атум Исиде: «Ты имеешь во чреве, и ты сокрыта, о девица». Обратите внимание: тут специально используется слово «хунет» (девочка) и даётся детерминатив ребёнка, сидящего младенца с пальцем во рту. Это иероглиф, который показывает детскость. Детки часто сосут пальчик, а взрослые девушки делают это значительно реже, а мамочки ещё реже. Так что тут подчёркивается, что речь идет именно о девице.
Родишь ты, ибо ты имеешь во чреве для богов, знающих, что Он, Гор, – семя Осириса. Да не приблизится к тебе злодей, убивший его отца. Да не разобьёт он яйцо с ребёнком, пребывающим в нём. Се – Великий в чудотворении (Тхот), – будет хранить тебя от него.
Ведь удивительная перекличка: просто архангел Гавриил и Дева Мария!

Так глаголет Исида: «Внимайте, о Боги, тому, что сказал Атум, владыка дома священных образов. Даровал Он мне защиту для Сына моего, пребывающего в утробе моей. Составил Он свиту для Того, кто в утробе моей, ибо ведает Он (Атум), что Он (Гор) – наследник Осириса, и потому защита для Сокола, пребывающего во чреве моем, дарована Атумом, владыкой богов. Взойди на Землю, о Гор, дабы могла я поклониться Тебе. Слуги отца Твоего Осириса будут служить Тебе. Я восславлю имя Твоё, ибо Ты достиг небосклона.
Вот посмотрите, здесь очень важные вещи. Это снова те два гроба Месхети и Нахти, это 148-е речение из Асьюта. Слово «девица» употребляется несколько раз в тексте этого речения, оно специально подчеркивается. Причём тут говорится, что она имеет во чреве, что она беременна. Более того, как вы помните, ранее, когда мы говорили об Осирисе, там довольно откровенно рассказывалось, как происходит соединение Исиды с умершим Осирисом, и вдруг – девица.
В чём тут дело? Я думаю, речь идёт о том, что мы в нашем падшем мире понимаем этот образ чисто анатомически. Для древнего человека он имел другой смысл. Девица для него была образом чистоты и непорочности. И вопрос был не в анатомии, а в чистоте и непорочности, поскольку любая порочность не могла бы зачать святое и родить святое. Поэтому Исида непорочна. Она чиста. В ней нет порока, передаваемого, как сказал бы христианский богослов, в результате изначального греха. Самой категории изначального греха в Египте нет. Грехопадение как таковое, грехопадение первой пары в Египте отсутствует, и вообще, забегая вперед, я скажу, что в Египте нет идеи первого человека (по крайней мере, я её не знаю). Как была создана какая-то первая пара, египетские Адам и Ева – этого нет. Почти всюду это есть, а в Египте нет. Это тоже очень интересно: для египтян не было важно, были ли созданы первые пары или же сразу множество людей. Это абсолютно не важно. Важно то, что искушение и смерть пришли не от свободного выбора человека, а пришли от Сета, от одного из Девятерицы. То есть египтяне смотрят дальше, вглубь трагедии. Они смотрят не на то, что произошло в раю, а на то, что произошло, когда появился враг рода человеческого, Сатана. Это произошло, может быть, еще до этого мира. Я не хочу фантазировать дальше, здесь могут быть разные трактовки. Но то, что в Египте нет идеи первой пары, это абсолютно точно. Поэтому, и идеи первоначального грехопадения тоже нет.
Но в слове «девица» здесь подчеркивается отсутствие вот этой некачественности. Ничто некачественное не может родить качественное, понимаете. От плохих родителей не может быть доброго потомства. Это очень важно, это мы сейчас часто забываем, когда выбираем себе друга или подругу жизни. Идея девичества Исиды подчеркивается специально, хотя понятно, что она – мать Гора и супруга Осириса. Она супруга в том смысле, что она – основа, на которой он находится. Она тот трон, на котором находится его глаз – Глаз-на-Троне. Она чиста и непорочна, в ней нет испорченности.
Вы помните знаменитые слова из пророка Исайи: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя ему: Еммануил». И помните христианское предание, что Семион, будущий Богоприимец, якобы переводил на греческий язык «Септуагинту», «Ветхий завет», как раз пророчество пророка Исайи, и решил заменить слово «дева» на слово «жена» – и ангел ему это не позволил и он, в итоге, встречает Христа. Не знаю, сколько в этом предании исторической правды, но в нем есть одна, если угодно, религиоведческая правда. В то время, когда Библию переводили на греческий язык, этот символический ряд уже был непонятен. Дева уже воспринималась только в формально анатомическом смысле – как девственница. А само по себе девство, оно ведь анатомически ничего не значит, важно внутреннее состояние. У одной даже без анатомического девства – состояние чистоты, у другой и с анатомическим девством никакой чистоты нет. В Древнем Египте в эпоху этих текстов, в эпоху IX-X династии, понимали это глубже. И так же это понимал, я думаю, пророк Исайя, и тот же смысл он вкладывал в эти слова. А уже в III в. до Рождества Христова, когда переводили Библию, это понимали уже плохо.
3. Искушения Гора

И третий момент также важен – это то, что остров в болотах Хеммиса находится под защитой Атума. В «Стеле Меттерниха» Исида говорит: «Я Исида, зачавшая от своего мужа и беременная божественным Гором. Я родила Гора, сына Осириса, в болоте Хеммиса. И я весьма обрадовалась, ибо я увидела мстителя за его отца. Я скрывала его. Я прятала его из страха, чтобы его не убили».
То есть Исида боится за судьбу своего сына. И помните, что в этом речении «Текстов саркофагов» она просит Атума о помощи. И в этом позднем тексте говорится то же самое: «Не бойся, не бойся, сын Гор! Не унывай, не унывай, мать Бога! Дитя не доступно своему противнику: заросль непроходима, смерть не входит через неё. Сила Атума (хекау), Отца богов, пребывающего на небесах, сотворила жизнь. И Сет не входит в эту область, не проходит в Хеммис! Гор недоступен злу своего противника…»
Итак, над Гором есть защита. В отличие от всех остальных земнородных, которых Сет может схватить и убить, Гор – сын Бога, убит быть не может. Он недоступен для Сета, в Хеммис Сету путь закрыт. Поэтому Гор спокойно вырастает и становится мстителем за своего отца.
Но не всё так просто, дорогие друзья – как не всё просто и в Евангелии. «Да, потому рождённое будет свято», – говорит архангел Гавриил Деве Марии, – «потому что Дух Святой найдет на тебя и сила Всевышнего осенит тебя». Но что происходит с Христом, когда Он входит в силу и становится взрослым? Искушение. С самого начала, сразу же после крещения, после омовения Иоанном Предтечей, дух ведёт Христа в пустыню, где Он искушается от Сатаны. Почему? Потому что одно дело – защита по естеству, которое даёт Бог своему сыну, а другое – свободная воля этого рождённого сына Исиды, сына Марии. Он должен свободно, сам отказаться от искушения. Насилие над ним, зло, Сет, Сатана, свершить не может, но может искусить.
Когда задают вопрос – в чём таинство крещения? Вот в том же самом. Мы как бы заново рождаемся, и насилие над нами зло совершить уже не может, но может нас искусить. А мы, естественно, вольны или поддаться, или не поддаться искушению. Вы помните об искушении Христа в пустыне – здесь же происходит другое искушение, но очень нам знакомое и очень современное. В наиболее полном виде это рассказывается в таком очень странном тексте «Тяжба Гора и Сета», который сохранился на папирусе Честера Битти №1 (recto). Это сказка времен Рамсеса V, новейший период Древнего Египта, уже поздний Египет, но у об этом искушении упоминается еще в Текстах Пирамид. Во фрагменте иератического папируса из Кахуна Среднего царства, сохранился диалог ребёнка Гора с Исидой, который очень похож на папирус Честера Битти. Но в папирусе Честера Битти это всё рассказано как фабульная история в стиле легенд и мифов Древней Греции, для взрослых (Кун для детей такое не написал бы), в стиле Парни, или, если говорить о более близких нам этнических традициях, в стиле «Энеиды» Котляревского.
Но папирус из Кахуна совершенно серьёзен, и вот каков там фрагмент: «Величество Гора обратилось к матери Его Исиде… «желает Сет соединиться со Мной». Но ответила она Ему: «Будь осторожен, не приближайся к нему для этого. Когда упомянет он вновь об этом перед Тобой, отвечай ему: «Невозможно это для Меня, так как ты слишком тяжёл для меня. Моя сила не подобна твоей». Так должен отвечать Ты ему. Но если он будет всё же приступать к Тебе, просунь пальцы свои между ляжками Твоими…»
Но папирус из Кахуна совершенно серьёзен, и вот каков там фрагмент: «Величество Гора обратилось к матери Его Исиде… «желает Сет соединиться со Мной». Но ответила она Ему: «Будь осторожен, не приближайся к нему для этого. Когда упомянет он вновь об этом перед Тобой, отвечай ему: «Невозможно это для Меня, так как ты слишком тяжёл для меня. Моя сила не подобна твоей». Так должен отвечать Ты ему. Но если он будет всё же приступать к Тебе, просунь пальцы свои между ляжками Твоими…»
Итак, мы видим здесь, что уже в Кахунском фрагменте Сет приступает к Гору с предложением о гомосексуальной связи. Причем Гор – юноша, уже взрослый. И Сет предлагает ему вступить в связь, в чем скрывается большой смысл. Я сразу вам объясню модель, потому что вы можете увлечься занимательным сюжетом и забыть о том, что всё-таки это богословский текст. Ведь что такое семя? Мы уже об этом много раз говорили. Семя – это то, что даёт жизнь, то, что продолжает своего обладателя в другом. Семя Гора – это жизнь, и семя Осириса – это жизнь, а семя Сета – это, конечно, смерть и разрушение. Поэтому желание Сета совокупиться с Гором – это желание Гора убить, внести в него то семя, которое его убьёт. Не случайно для обозначения семени Сета тут использовано слово mtwt: оно обозначает и семя, и одновременно по-египетски яд, отраву, то есть то, что убивает. Не имея возможности убить Гора так, как он убил Осириса, Сет хочет его соблазнить сексуальным образом и влить в него это семя смерти, которое его убьёт. И тогда Сет будет владеть всем, Престол Смерти будет властвовать.
И вот теперь послушаем эту сказку.

И Сет сказал Гору: Иди! Проведём приятный день в моём доме. И Гор сказал ему: Согласен, я согласен. И вот затем, в вечернюю пору, им постелили, и они легли, эта пара. И вот ночью Сет укрепил свой член и направил его между ляжек Гора. А Гор всунул обе свои руки между своих ляжек и принял семя Сета. И Гор отправился сказать своей матери Исиде: Приди ко мне, Исида, моя мать! Приди, и ты увидишь, что Сет сделал со мной. Он раскрыл свою руку и показал ей семя Сета. Она громко закричала, схватила свой нож, отрезала ему руку, бросила её в болото и достала ему равноценную руку. И она взяла немного приятно пахнувшей мази и помазала ею член Гора. И она укрепила его, сунула его в небольшой сосуд и он испустил в него свое семя. И Исида направилась с семенем Гора в утреннюю пору к саду Сета. Она сказала садовнику Сета: Какие овощи Сет ест здесь у тебя? Садовник сказал ей: Он не ест здесь у меня никаких овощей, кроме латука. Исида окропила латук семенем Гора. Сет пришёл по своему ежедневному обыкновению, и поел латука, который он ел постоянно. Он забеременел от семени Гора. Затем Сет отправился сказать Гору: «Приди! Поспешим – я буду препираться с тобой в суде.

4. Тяжба Гора и Сета

Суд богов был, и это мы знаем по самым древним текстам.

И Гор сказал ему: Согласен, я согласен. И они отправились в суд, эта пара. Они предстали перед великой Эннеадой. Им сказали: Говорите вы!
Вообще этот папирус Честера Битти, он очень напоминает занимательное руководство по египетскому судопроизводству. Когда читаешь «Тяжбу Гора и Сета», создаётся такое ощущение, что это просто рекомендация для юристов. У египтян были разработанное право и разработанный процесс, но нам здесь важно другое.
И Сет сказал: Пусть отдадут мне сан Правителя, ибо, что касается Гора, который присутствует здесь, то я выполнил работу мужчины по отношению к нему. И (боги) Эннеады громко закричали. И они извергали блевотину и плевали в лицо Гору. И Гор насмехался над ними. И Гор поклялся богам: Ложь всё, что говорит Сет! Пусть позовут семя Сета, и посмотрим, откуда оно откликнется, и пусть позовут моё семя, и посмотрим, откуда оно откликнется. И Тхот, владыка божественных слов, писец нелицеприятный Эннеады, положил свою руку на плечо Гора и сказал: Выходи, семя Сета! Оно откликнулось из глубины болота.

Вы же помните, что руку с этим семенем выбросила Исида в воду.
И Тхот положил свою руку на плечо Сета и сказал: Выходи, семя Гора! И оно сказало ему: Откуда я должно выйти? И Тхот сказал: Выходи через ухо. Тогда оно сказало ему: Неужели мне подобает выйти через его ухо: я – божественное истечение. И Тхот сказал ему: Выходи через темя.

Самая священная точка – это Нун, темя, как говорится в Текстах Пирамид.
И оно появилось в виде золотого диска на голове Сета. И Сет сильно разгневался. Он протянул свою руку, чтобы схватить золотой диск. И Тхот отнял его у него и поместил как украшение на свой голове. И Эннеада сказала: Прав Гор, не прав Сет.
Вы видите, что тяжба закончилась полным поражением Сета. Да, Гор, как мы бы сейчас сказали, применил, может быть, достаточно сомнительную военную хитрость, но результат превзошел все ожидания. Семя Сета оказалось в болоте, то есть в трясине небытия и уничтожения, а семя Гора воссияло над Сетом как золотой диск, как солнце. Поэтому, кстати говоря, этот диск, сияющий над Сетом, который Тхот отобрал и поместил на свою голову, присутствует в иконографии ибисоголового Тхота. Это показывает, что данный рассказ имеет очень древнее происхождение. Сам золотой диск – это икона Ра. Вообще, здесь можно сказать очень много – как считает один из специалистов по Сету, Те Вельде, это глаз Гора появился в виде золотого диска. Тот глаз, что творит мир – это жизнедательная сила Гора.
Конечно, вряд ли это непосредственно связано с этим преданием, но мы можем тут вспомнить, что в могилы ещё в верхнем палеолите кладут каменные костяные диски – образы солнца. И теперь мы понимаем, что это не просто образ солнца, но и образ победы, того, что семя жизни победило смерть. Да, победа эта досталась хитростью, но сама хитрость – великое божественное качество. В 32-м гимне первой мандалы «Ригведы», где говорится о поединке Индры и Вритры, сказано, что Индра победил Вритру (силу зла и смерти) – an mayinam aminah prota mayah (санскр.) – он перехитрил хитрости хитрецов. Сет не смог убить Гора силой, у него ничего не получилось, поскольку тот был под защитой Атума. И тогда он решил применить иное, применить хитрость, он пытался хитростью завладеть Гором, но у него снова ничего не получилось. Хитрость Гора оказалась хитрее хитрости Сета – и Сет был повержен на суде.
5. Поединок Гора и Сета

Это ещё не окончательное поражение Сета, но это очень важная вещь – искушение не прошло. Мы знаем и о многих других искушениях. В том же папирусе Честера Битте рассказывается еще одна не очень понятная история. Мы понимаем ее, потому что есть папирус «Тяжба Гора и Сета», но в другом тексте, в папирусе Рамессеума, мы читаем, что Гор и Сет почему-то три месяца должны были провести под водой. То есть там тоже был некий поединок, но что это значит мы не понимаем. Но главное то, что после искушения начинается непосредственно суд. Суд связан с поединком, с битвой Гора и Сета, и от разбирает их тяжбу. Сам поединок Гора и Сета состоит из двух частей: из битвы и разбирательства.
До совсем недавнего времени, до позднего средневековья, в процессуальном праве очень многих народов Европы присутствовали функции судебного поединка – в том числе и на Руси. Если вы возьмете Псковскую или Новгородскую судную грамоту (Псковская дошла целиком, а Новгородская нет) – них детально разработана практика судебного поединка. Это характерная для свободных граждан форма. Если тебя в чём-то обвиняют или ты кого-то в чём-то обвиняешь, и если оба человека – крепкие мужчины и воины, они по назначению суда должны выйти на поединок и сразиться друг с другом. И тот из них, кто победит, тот и будет прав – потому что никогда Бог не отдаст победу лжецу, лжесвидетелю, негодяю, обманщику, убийце. Всегда победит правый. Вот в это твердо верили – настолько твердо, что это стало элементом процессуального права. Это же присутствовало в Салической правде и в практике викингов. Это была общеевропейская норма – и на самом деле общечеловеческая. Старик, который уже по возрасту не может воевать, женщина, ребенок, увечный, монах, священник – могли выставить на поединок вместо себя наймита, нанятого за деньги человека. И, естественно, оба могут нанять. Понятно, что у одного может быть нанят крепкий мужичина, опытный воин, а у другого мужчина послабее, и всё равно уверена традиция – и правовая, процессуальная традиция Европы – что победит правый, а виноватый всегда проиграет. Когда мы с вами в детские годы читали «Айвенго», когда рыцари сражаются за прекрасную даму, пускай и только на турнире, пускай турнирными тупыми копьями – всё равно побеждает тот, кому эта дама и заслужена, кому она и суждена – потому что браки совершаются на небесах. Так что битва Гора и Сета – это такой очень важный процессуальный момент. И второй процессуальный момент – это разбирательство тяжбы в суде.
Поединок Гора и Сета –это гипостазирование битвы жизни и смерти, то есть это символическая картина битвы сил добра и сил зла, силы разрушения и силы созидания. Если вы помните (я об этом рассказываю в своей книге) был найден вот такой сосуд, относящийся к позднему неолиту, на нём изображено, как человек борется со страшным львом. Это погребальный сосуд, в нём положены кости умершего – это, видимо, из той же области, такой же символ борьбы жизни и смерти.
Для египтян важной была категория hnnw (разлад). Разлад – это страшно, и это, что произошло между Гором и Сетом. Когда Сет вышел из повиновения, когда он убил Осириса, и когда Гор вступил с ним в поединок – это разлад. Разлад – это разрушение мира. И мир в его нынешнем состоянии находится в состоянии разлада. Но было время, когда разлада еще не было. Если мы возьмем, скажем, 486-е речение «Текстов Пирамид», то увидим, что умерший как бы пытается пройти через эту линию разлада в мир, где разлада ещё нет:

Пепи рожден был в Нуне,
Прежде чем возникло небо,
Прежде чем возникла земля,
Прежде чем воздвиглись два столпа, (опоры меду небом и землей,)
Прежде чем случился разлад,
Прежде чем явился страх из-за Ока Гора
Этот разлад – это то, что изображалось многократно, но редко описывалось, потому что было слишком страшным. Изображалось это в виде поединка жрецов, которые ударяют друг друга палками. В 56-м разделе «Драматического Папируса Рамессеума» нарисованы две сражающиеся на палках человеческие фигуры. Это Гор и Сет или олицетворяющие их жрецы, или иногда это даже были коллективные сражения двух групп людей. Символические, конечно – люди друг друга не убивали. Это были сражения как элементы ритуала, символическая борьба Гора и Сета. Вот подумайте, все гражданские войны, да и войны вообще, всё есть ли они все такое же гипостазирование битвы Жизни и Смерти, Добра и Зла, Правды и Лжи?
Как же происходила эта битва? Плутарх говорит, что сражение шло много дней. Об этом мы знаем мало – но, друзья мои, запомните твёрдо, что сражение – это символ, а не описание каких-то действительных ристаний, перенесённых на божественные персонажи. Все, о чем мы говорим – это символы. В символе важно не описание событий, которых как событий и не было, а важна фиксация внимания на моментах, которые обозначают суть явления.
И вот 594-е речение «Текстов Пирамид»: «Кричит Гор из-за ока своего, кричит Сет из-за яичек своих». Речь идёт о том, что в этом сражении Сет вырывает у Гора глаз, а Гор у Сета – его семенные яички. В речениях 14.61, 14.63 об этом говорится то же самое намёком: «Внемли, о, Ра, слову, которое Пепи глаголет к Тебе. Естество Твоё пребывает в Пепи, о, Ра. Да живёт естество твоё в Пепи, о, Ра! Закланы бабуины пантерой, и пантера заклана бабуинами»

Даже не буду комментировать это место – его никто не понимает (у меня есть догадки, но сейчас это не важно).
О, ты, скопец! О, ты, муж! Бежит один из вас, тот, кто изначально предопределён наказанию, и тот, кто (предопределён) оправданию. (Пепи) рождён был, прежде чем явилась злоба, прежде чем явился шум, прежде чем явился раздор, прежде чем явилось буйство, прежде чем око Гора было исторгнуто, прежде чем яички Сета были вырваны.
Хотя, как вы видите, некоторые образы непонятны, главная идея та же: скопец Сет и муж Гор – Гор лишился ока, Сет лишился яичек. И вы знаете, что человеческий организм по древним представлениям – это зеркальная вещь, и органы ниже пояса соответствуют органам выше пояса: это сердце и печень, лёгкие и почки. И обычно в этой системе органам речи соответствуют органы оплодотворения. Но для египтянина важное было не здесь - Логос как символ творения появляется позже. А первоначальный образ – это именно творение глазом, увидел – и возникло. Поэтому обе эти силы, сила жизни Гора и сила разрушения Сета, лишают друг друга способности к творению, к продолжению себя. Гор не может больше творить жизнь, а Сет не может больше творить разлад. Его семя разрушено – он скопец, а Гор, увы, слепец. Его глаз – уаджет, которым творится мир – этот глаз вырван. Этот глаз есть то самое око, которому Ра повелел явиться во славии своих детей, во славе детей Атума. «Ты, Гор, – говорится в берлинском папирусе «Текстов ковчегов», – ты, Гор, озаривший обе стороны светом своих очей, когда солнце Итен (Атон) ещё не было сотворено».
Видите, Гор озарил обе стороны, то есть мир инобытийный, трансцендентный и имманентный, светом своих очей до творения солнца. Вы помните, что светила созданы после того, как началось чередование дней. Да будет свет – и стал свет. Свет создается до светил, которые дают свет в книге Бытия. И здесь то же самое – Гор озаряет светом своих очей мир до творения солнца, до творения Атона (солнечного диска). Око Гора предвечно. Драматический для Гора и для Сета исход поединка несколько раз фигурирует в «Текстах Пирамид», например, в 142-м параграфе и в 17-м речении «Книге мёртвых». Но самое важное – это то, как после их поединка, который обессилил обе стороны, весь мир замер и остановился. Бытие встало – нет силы жизни и нет силы разрушения. Этот поединок привел к гомеостазису бытия.

6. Суд над Сетом

Но поединок – лишь часть судебного процесса, потому что после него начинается сам судебный процесс. И сейчас я вам прочту о нём.
Для рассмотрения этого судебного процесса у нас есть, слава Богу, намного более серьёзный текст, куда менее игривый, чем папирус Честера Битти – это первая часть того самого памятника мемфисского богословия, того самого «Камня Шабаки», вторую часть которого мы с вами уже рассмотрели, когда говорили о творении мира Птахом замыслом в сердце и языком. Там Гор присутствует как сердце Птаха и Тхот – как язык Птаха. А первая часть этого памятника, которая сохранилась не так хорошо, но всё же достаточно неплохо – она говорит о судебной тяжбе. Две эти вещи, творение мира и суд богов над Гором и Сетом, они соединяются вместе. Это две части одного целого. Здесь будут разрывы текста, но мы должны с вами к этому привыкнуть.
Начинается с третьего столбца: «Птах этот зовется великим именем Воздвигающаяся земля (Та-тенен)». То есть здесь сразу он переходит на творение.

Он объединитель Верхней и Нижней страны, этот объединитель, воздвигший себя царём Верхней страны, воздвигший себя царём Нижней страны. Зачавший Себя Сам – так глаголет Атум, – тот, кто сотворил Божественную Девятерицу. То есть, как вы понимаете, Атум, сотворивший Божественную Девятерицу, зачал сам себя – матери нет.
Геб, владыка богов, повелел, дабы Божественная Девятерица собралась у Него. Он судил суд между Гором и Сетом. То есть это суд Геба. Он – царь, судящий от имени всей Девятерицы, которая у него собралась.

Он прекратил их вражду. Он сделал Сета царём Верхней страны, вплоть до того места, где он был рождён. Имя тому месту Су. А Гора Геб сделал царём Нижней страны, вплоть до того места, где его отец был утоплен. Имя тому месту – Разделение-двух-стран. Так стал повелевать одной областью Гор, а другой областью – Сет. Они примирили две страны в Айяне, таково было разделение двух стран. Это первая часть. Геб отдает нижнюю страну, символически это Земля, Гору, а область небесную отдает Сету. То есть Сет властвует над Небом. И потом там будут фразы, что Атум берет Сета на небо, чтобы он гремел в небесах.
И глаголил Геб Сету: Пойди в область, где ты был рождён, а Сет – в Верхнюю страну. И глаголил Геб Гору: Пойди в область, где отец твой был утоплен, Гор, в Нижнюю страну. Слова Геба Гору и Сету: Я разделил вас, Нижняя и Верхняя страна. Затем показалось неправильным Гебу, что доля Гора равна доле Сета. Видите, это очень интересный момент, что судья пересматривает свой приговор. Сначала Гору – Земля, жизнь земли, Сету – Небо, как это ни странно. А затем Гебу показалось неправильным, что доля Гора будет равна доле Сета.

И дал Геб Гору его наследие, ибо он – сын его первородного сына. Геб отдал Гору его наследие, ибо он его внук, сын его первородного сына Осириса.
Слова Геба к божественной Девятерице: Утвердил я Гора, перворождённого. И встал тогда Гор над страной. Он – объединитель этих стран, прославляемый в великом имени Воздвигающаяся земля (Та-тенен)». Тот, кто к Югу от Своей стены, владыка вечности, то есть Птах, как вы понимаете. Значит, Гор и Птах в этом тексте – это одно и то же, что доказывает правильность нашей интерпретации, что он – то сердце, которым Птах и замыслил творение мира.

Слова Геба к божественной Девятерице: Одному ему, Гору, наследие. Две Великие Чудотворением короны Верхней и Нижней страны выросли на главе Его. Он Вышний (Гор), кто возвысил Себя как царь Верхней и Нижней страны, кто объединил две страны в области Стены, в том месте, где обе страны соединяются. Область стены – это Мемфис, это храм Птаха в Мемфисе. Вот та точка, где объединяется Дельта и Верхний Египет и, соответственно, Небо и Земля, Гелиополь. То есть если сначала Небо и Земля были разделены, то теперь Небо и Земля соединены, и Гор – соединитель этих земель. Вышний, он соединил Небо и Землю. Он соединил божественное и человеческое.

Слова Геба к Божественной Девятерице: Этому наследнику, Гору, моё наследие. Тростник и папирус (эмблемы Верхней и Нижней страны) на двойных вратах Дома Птаха. Знаменуют они Гора и Сета, примирённых и соединённых, побратавшихся, дабы утихла распря.
7. Примирение Гора и Сета

Это очень важный момент, дорогие друзья. О нём мы будем говорить позже, важно понимать, что Сет не был уничтожен, а Гор не был возвышен – они примирены и соединены, дабы утихла распря. Символически это означает, что глаз Гора возвращается на чело Гора, а яички Сета возвращаются на положенное место у Сета. То есть они оба занимают свои прежние позиции, но позиции эти уже иерархически выверенные. Сет уже подчиняется Гору и Осирису.
Слова Геба к божественной Девятерице: «Сыну Моего Сына, Гору, Шакалу Верхней страны, (видимо, отдаю, но здесь фрагмент не сохранился), В каждом месте, где бы не находились они, должны они быть объединены в Доме Птаха, Весах Двух стран, на которых взвешиваются и Верхняя, и Нижняя страна. Вот – эта земля.

Слова Геба к Божественной Девятерице: Перворожденный Гор, Открыватель путей (Ynyam)… Захоронение Осириса в доме Сакара».

Слова Геба к Божественной Девятерице: Сын, который был рождён, Гор, день рождения открывателя путей, Исиды и Нефтиды без промедлений, ибо Осирис утонул в этих водах.
Вот, собственно говоря, этот текст. Он сохранился не целиком, но здесь очень ясно видно, что примирение наступило в результате того, что сначала мир был разделен на область Сета и область Гора, а потом соединен под Гором. И Гор соединитель обеих стран, Верхней и Нижней страны. Так решил Геб. И поэтому он взлетает с зубцов крепости Преисподней, в которой погребён Осирис, взлетает на небо. Он владеет и тем, и другим. И поэтому корона египетского царя и, соответственно, корона Гора – это обязательно двойная корона Верхней и Нижней страны. Красная корона Земли, Нижней страны, и белая корона Неба. Вы знаете, что красный цвет – это ещё из доистории, это цвет преисподней. Так что владелец преисподней, возможно, в образе Анубиса, шакала, он и владелец Неба. И человек, соответственно, может чаять вместе с ним достичь неба, если смерть будет побеждена. И смерть будет побеждена.
Ты, Гор, рождён, ибо имя твоё – тот, кто сотрясает Землю и гремит в небесах. Значит, Гор может теперь не только сам, получив жизнь, иметь её, он может эту жизнь передать другим, и он её передаёт. И эта передача жизни другим даётся для Египта в образе передачи жизни своему умершему, убитому отцу Осирису. Эту тяжбу судит Геб, который является землёй, соединённой с небом.
Не забудем, что Осирис, Исида, Сет и Нефтида родились от соединения, от брака Геба и Нут, от соединения Земли и Неба. Когда Земля и Небо разделены, жизни нет. Поэтому неслучайно соединение Земли и Неба и восстановление всевластия над Землёй и Небом в лице Гора: это образы одного порядка. Это образы победы над смертью и обретения жизни. Суд доводит поединок до конца. Он определяет единственным владыкой жизнь, а смерть, Сета вновь, как и до этой распри, ставит в подчинённое положение жизни. Разрушение – это лишь один из аспектов триумфа жизни. Вот так завершается этот суд. Суд завершается, но дело Гора только вступает в свою главную фазу.

И об этом мы будем говорить на следующей лекции.

comments powered by HyperComments