НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 15
Восстановленная гармония


аудиозапись лекции
содержание
1. Наказание Сета как жертвоприношение

2. Подчинение силы разрушения

3. Место Сета в восстановленном миропорядке

4. Гуманизм древнеегипетской традиции

5. Два Владыки – Гор и Сет

    стенограмма лекции
    1. Наказание Сета как жертвоприношение

    Одним из самых сложных сюжетов Осирического мифа является судьба Сета и Гора после того, как произошел суд. Нам кажется, что судьба Сета однозначно должна быть печальной. Он должен быть осужден и, по всей видимости, казнен. И мы вспоминаем слова, сказанные в Откровении Иоанна по поводу сатаны: «А дьявол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» [Откр. 20:10]. Нам кажется, что нечто подобное должно быть и с Сетом. И когда мы встречаем указание в «Текстах Пирамид» (173 а): «О Сет, се брат твой Осирис. Будет восставлен он, дабы жил он и наказал тебя», – это кажется естественным. То есть Гор будет восставлен, и он накажет Сета. Когда мы слышим слова Гора: «Убил я Сета, и бросил я его связанным на берегу», – тут тоже все понятно, это отмщение за убитого Сетом отца Гора, Осириса.
    Гор, поражающий Сета (изображенного в образе осла)
    Когда же мы встречаем более сложные тексты, то у нас появляются некоторые подозрения, что мы понимаем все слишком просто. Что египетский мир лишь кажется для нас таким простым и однозначно поделенным на добро и зло. Как в детском саду, зло побеждено добром – и все счастливы. Но оказывается, что все сложнее. Вот, например, 670-е речение из погребального покоя пирамиды царя Неферкара:
    «Ты (Осирис Неферкара) ушел, но ты вернешься; ты уснул, но ты проснешься; ты умер (слово «mnj» буквально означает – причалил, пристал к берегу), но ты будешь жить. Восстань и воззри на то, что соделал для тебя Сын твой. Пробудись и вонми тому, что Гор (для себя сотворил). Поразил Он для тебя, (как быка), того, кто поразил тебя. Заклал Он для тебя, как тура, того, кто заклал тебя. Связал Он для тебя того, кто связал тебя. И поместил он его под (стопы) старшей дщери твоей, которая в Кедеме (Кедем – место в шестом нижнеегипетском номе). Дабы прекратились рыдания о тебе в обоих собраниях богов».
    Мы видим, что расправа над Сетом – это не просто казнь, но и жертвоприношение. А ведь жертвоприношение всегда предполагает не только лишь красиво обставленное убийство, как иногда думают. Оно предполагает соединение с объектом жертвы, и в этом жертвоприношении Сета как дикого быка тура, с ним соединяются боги.
    Жертвоприношение быка (барельеф эпохи Древнего Царства)
    В 580-м речении «Текстов Пирамид» это показано еще подробнее. Причем, внимательно слушая это речение, вы увидите в нем некоторые несообразности с человеческой точки зрения (их я объясню позже).
    «О, ты... (это обращение к Сету), тот, кто поразил Отца (моего), тот, кто убил большего, чем ты! Ты – поразитель отца моего; ты убийца Того, кто более тебя! О Отец мой, Осирис Пепи, я поразил для Тебя, как быка, того, кто поразил Тебя. Я убил для Тебя, как тура, того, кто убил Тебя. Я покорил Тебе, как подъяремного быка, как длиннорогого, на чьей спине везли Тебя, того, кто покорил Тебя. Тот, кто простер Тебя, (уложил мертвым), сам простертый бык. Тот, кто застрелил Тебя, ныне сам застрелен».
    Тут может показаться, как же застрелил, пистолетов ведь не было. Но само слово «застрелить» происходит от слова «стрела», и египтяне его использовали в прямом смысле – «убит стрелой».
    «Тот, кто оглушил Тебя, сам оглушенный бык. Я отсек главу его. Я отсек хвост его. Я отсек руки его. Я отсек ноги его». Поверьте, что египтяне никогда не называли передние и задние конечности быка руками и ногами.
    «Верхняя часть его передней ноги (да, там руки, а здесь – передняя нога) дана Хепри. Нижняя часть его передней ноги - Атуму – отцу богов. Его задние ноги принадлежат Шу и Тефнут. Его бока (мы не знаем точно смысл слова «мида») – Гебу и Нут. Его бедра – Исиде и Нефтиде. Его сердце принадлежит Сехмет Великой».
    «Содержимое чрева его принадлежит тем четырем богам, чадам Гора, которые любимы им. Хапи, Имсети, Дуамутефу и Кебехсенуфу». Все это напоминает мощи. Здесь есть еще такой интересный момент. Мы перевели слово «пех» как «содержимое чрева», но буквально «пех» – это не «чрево», а «вымя». Но ведь речь идет о быке, какое у него вымя? Опять же очень странная накладка.
    «Его глава, его хвост, его руки, его ноги принадлежат Анубису, пребывающему на горе и Осирису, властителю обители своей. То от него, что не взяли себе боги, принадлежит духам Нехена и духам Пе». Нехен и Пе – это топонимы Верхнего и Нижнего Египта, которые в этом тексте используются в расширительном смысле – как именование Верхнего и Нижнего Египта. Речь идет, видимо, об умерших обитателях Нижнего и Верхнего Египта.
    «Вкусить того, кто должен быть съеден – рыжего быка, дабы пересечь озеро, соделанное Гором для отца своего Осириса Пепи». Рыжий бык – это, безусловно, Сет. Это ритуальные указания, что приносится в жертву бык, и он должен быть съеден. Этот текст человеку, который, в отличие от нас с вами, не занимался египетскими текстами, покажется почти абракадаброй, чем-то совершенно непонятным.
    Гор, поражающий Сета
    (виньетка на потолке гипостильного зала в Храме Хатхор в Дендере)

    На самом же деле он абсолютно понятен. Жертвоприношение Сета как быка, но не совсем быка – быка, у которого есть руки, а не только ноги, у которого есть даже, возможно, вымя. Это какое-то совсем особое существо. И сразу вспоминается изображение из палеолитических пещер, особенно из пещеры Ляско, этих странных животных, слепленных из разных форм. Или, скажем, из пещеры Трех Братьев, когда у Бога охотников есть и ноги волка, и копыта и рога оленя, и лицо человека. То есть здесь мы видим, что само перечисление членов тела жертвенного быка Сета сразу указывает на то, что речь идет не совсем о животном. Животное – только символ чего-то объективно неизобразимого. Это, конечно, сам Сет, который находится по ту сторону адекватного изображения. Он не имеет приемлемого для нас образа. Так вот, Сет приносится в жертву богами, приносится в жертву Гором и поглощается богами и духами, поскольку мы видим, что все части его тела разделены, как в любом правильном жертвоприношении.
    Если взять описание жертвоприношения в библейском законе, там вы увидите то же самое, там четко указано, кто и что должен есть. Это определенный ритуал, или таинство, называйте, как угодно, соединения. Соединения и тех, кто приносит жертву, и соединение жертвы с теми, кто ее приносит. Если бы Сет являлся абсолютным злом, то тогда, совершенно очевидно, ничего подобного не было. Никто бы не стал соединяться с абсолютным злом. Но здесь очевидно, что Сет – не абсолютное зло. Наоборот, это то существо, которое должно вернуться в миропорядок, из которого оно было выброшено. Сет был выброшен из-за своего выбора. Он сам избрал зло, сам избрал нарушение миропорядка. И теперь, выброшенный из этого миропорядка, он должен в него вернуться, поскольку гармония должна быть восстановлена. Не может без Сета быть гармонии - он один из Девятерицы. Нет его – нет и Девятерицы. Он – семя Атума. Божественное семя не может быть уничтожено. У Сета важнейшая функция, это функция разрушения, разрушения для созидания. Эта функция не может быть просто уничтожена, иначе будет созидание без разрушения, а так не бывает в этом мире – и в любом мире. Поэтому тут стоит задача: Сета наказать, но не уничтожить. Восстановить и его самого, и гармонию всей Девятерицы.
    2. Подчинение силы разрушения

    И мы обратим внимание, что кроме слов о жертвоприношении, в этих двух речениях, которые я прочел, говорится о подъяремном быке. То есть о быке, который находится под ярмом, под некой тяжестью. Речь идет не о ярме в прямом смысле этого слова, которое одевают для того, чтобы тащить плуг, речь идет о том, что он понесет на себе Осириса. Сет не уничтожается, но он должен делать то, к чему он предназначен. Он должен быть, если угодно, вторичной силой относительно Осириса. И египетский текст обозначает это очень часто, или часто изображается, как Сет, рыжий бык, несет на своей спине спеленутую мумию Осириса – то есть он опять встал в правильную позицию.
    Золотая подвеска Гор и Сет в виде двух сфинксов. Среднее Царство, XII династия. Правление Санусерт II или Санусерт III. 1897-1841 годы до РХ. Myers Museum, Eton College
    «Тексты Пирамид» в 1467-м параграфе прямо указывают, что Сет избег дня своей смерти. Мы еще будем об этом сейчас говорить. Но важно, что он не погиб – и не мог погибнуть. В нескольких речениях «Текстов Пирамид» говорится, что Гор приводит Сета к Осирису.
    «Гор привел Сета к Тебе, дал Он его Тебе, заставил Он его согнуться под Тобой. Сила Твоя больше силы его». Вот намек на то, что он его повезет.

    Или: «Пришел Гор, дабы мог Он воззвать к Тебе, Осирис-Пепи. Поразил Он Сета ради Тебя, Спеленутый. Ты – суть его. Сделал так Гор, чтобы был он (то есть Сет) изгнан Тебя ради. Более велик Ты, чем супостат Твой».
    Заупокойный корабль, на котором везли умершего царя по Нилу, и корабль, на котором везли во время священнодействий изображение Осириса (саркофаг в виде Осириса), он так и назывался – «Сет». Это образ того, что Сет встал в правильную, подчиненную позицию. «Возложил он (то есть Сет) тебя на свою спину», – говорится в 651-м параграфе «Текстов Пирамид».
    «Осирис есть тот, кто возлагается на спину Сета», – уточняет папирус Рамессеума. В 24-й строке папируса Рамессеума Сет прямо именуется ладьей. Итак, побежденный Сет теперь не убийца, что очень важно, но одно из «средств обеспечения бессмертия». Если бы Сет был убит, кто бы понес Осириса? Кто бы повез его по Нилу? Сет должен сделать это. Разрушающая сила должна занять должное, присущее ей место.
    «Гору велено было совершить это дело для отца своего Осириса. Обезврежена для него слюна Сета, владыки бури, дабы мог он (Сет), нести Тебя, ибо должен нести того, кто целостен». Это 261-й параграф.
    «Боги великой Девятерицы спасли тебя (Неферкара), поместили они ради тебя Сета под Тебя, дабы нес он Тебя. Запретили они ему испускать слюну свою на Тебя». Здесь все понятно – присутствуют те же самые образы, но еще появляется образ слюны Сета. Это тоже очень важно: это истечение.
    Для Древнего Востока очень значима символика истечений. Истечение – это то, что свойственно тому, из кого оно истекает. Но оно касается другого, радиирует вовне. Грек назвал бы эти истечения энергиями, выходящими из сущности – в данном случае, это сущности Сета, Осириса. И энергии Сета – это злые энергии. Нам ближе и понятнее это понятие энергии. А для древнего египтянина важны были биологические образы. И слюна Сета, ядовитая слюна, которая убивает, разрушает, как яд змеи – она обезврежена после суда. Сет не опасен. Он как та ядовитая змея, у которой заклинатели змей выдрали ядовитые зубы.
    Осирис восстаёт со смертного одра по повелению Гора.
    Изображение в храме Хатхор, Дендера, из книги О.Мариетта
    Образ истечений очень характерен для Евангелия. Но мы это не всегда понимаем. Нам это кажется странным, потому что мы люди, выросшие в другой культурной традиции. А в Евангелии от Иоанна есть такие слова самого Иисуса Христа: «Кто верует в Меня, у того… из чрева потекут реки воды живой». Немного странно. И тут же – объяснение самого евангелиста Иоанна: «Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него» [Ин. 7:39]. То есть Дух Святой, который исходит через Христа, подобен воде живой, воде жизни, той самой воде, которая животворит любого человека, верующего в Иисуса. И сами верующие люди – они тоже являются не только теми, кто воспринимает Дух, но они этого Духа и проводят, ибо они во всем подобны Иисусу, поэтому они Его братья. Так что в данном случае слюна – это злое истечение, а затем будут и добрые истечения Осириса, Гора, а вот данное злое истечение, оно обезврежено.
    И теперь следующий момент: это уже не просто несчастный Сет, которого, как вы помните, во время поединка изувечили, у которого отняли его семенные яички. Он вроде бы уже не может испускать это зло (тут слюна, а там семя, это неважно). Ничего подобного – все восстановлено, никакие зубы не выдраны. Есть противоядие против Сета, и Сет в полноте своих сил поставлен на должное место. Это не инвалид, не калека, которому из жалости сохранили жизнь, оскопив, ослепив его, как иногда поступали в Византии со свергнутыми императорами, а полноценный и всемощный, но поставленный в свою позицию божественный образ божественной ипостаси. И об этом наиболее ясно говорится в 215-м речении «Текстов Пирамид».
    Сет и Гор благословляют царя Рамсеса
    (храм в Абу Симбеле)
    Кстати говоря, в нем есть одна мелочь, не связанная непосредственно с нашим сегодняшним предметом, но важная для понимания самих «Текстов Пирамид». Дело в том, что в пирамиде Унаса, а это первая пирамида, где написаны эти тексты, в одном месте писец то ли оттого, что он был не очень образованным человеком, то ли оттого, что он устал, трудно сказать, он вместо имени поставил слово «мен», то есть имярек. По всей видимости, ему давали рукопись речения, в которой надо было проставлять имя реального умершего, в данном случае Унаса. Он всюду это честно делал, а один раз не заметил и поставил мен – имярек. Вот такой двойной иероглиф своеобразный.
    И все это говорит о том, что данные тексты существовали задолго до V династии, задолго до царя Унаса и, видимо, задолго до царей. Они употреблялись по отношению ко всем людям. Когда я только начал об этом говорить 25 лет назад, большинство египтологов встречали это утверждение в штыки, но теперь это почти общепринятая точка зрения, что данные тексты существовали задолго до царского периода и относились к каждому умершему, а не только к царям. Это такой интересный маленький штрих в написанных в гробнице царя Унаса текстах.
    3. Место Сета в восстановленном миропорядке

    Но вернемся к самим текстам. Мы помним, что наша задача – посмотреть, какую позицию после завершения суда, вынесения приговора и поединка должен занять Сет.
    «О Унас! Грядут посланцы твои, поспешают глашатаи твои к Отцу твоему Атуму. О Атум! Воздвигни его (Унаса) для Себя. Заключи его в объятия рук Твоих... Виждь ныне тех двух, кто в укрепленном замке – Гора и Сета, плюнь на чело Гора, дабы Ты исцелил рану, которая на нем».
    Опять же, вспомните евангельское – как Иисус исцелил слепого, плюнув, сделав брение и помазав ему глаза. Думаю, если в глазной клинике сейчас так бы сделали, то для офтальмолога дисквалификация была бы неизбежна. А тут это нормально, потому что это тоже истечение, слюна Атума, слюна Христа - благостное истечение.
    «Плюнь на чело Гора, дабы Ты исцелил рану, которая на нем». И встает на место глаз, который выдрал Сет.

    «Подними яички Сета, дабы Ты исправил его увечья. Гор этот рожден для тебя, Сет этот зачат для тебя». Видите, в самом положительном плане сказано – «Сет зачат для тебя». Он не враг твой, а он нужен тебе.

    «Если этот Гор не имеет раны и этот Сет не имеет увечья, то и ты (Унас) не будешь иметь раны, и ты не будешь увечен.
    Ты рожден, о, Гор, для Осириса, и Ты силен более Его. И Ты могуч более Его. Ты зачат, о, Сет, для Геба. И Ты силен более его. Ты могуч более его. Не пропадет семя Бога. И Ты не пропадешь, ибо Ты – исхождение Его. Не отдаст тебя Атум Осирису, и Он не испытает сердце Твое, и не будет иметь власти над сердцем Твоим. Не отдаст тебя Атум Гору, и Он не испытает сердце Твое и не будет иметь власти над сердцем Твоим. О, Осирис, никогда не иметь Тебе власти над ним, и Сыну Твоему никогда не иметь власти над ним. О, Гор, никогда не иметь Тебе власти над ним, ни Отцу Твоему никогда не иметь власти над ним. Ты принадлежишь (вот здесь это Mn, имярек) Богу, – глаголет двоица чад Атума. Воздвигни себя! – глаголят они, в имени твоем Бог и возбытийствуй. Ты есть целостность (Атум) всякого бога. (Itm ntr nb).

    Части тела твоего – это двоица чад Атума (Сет и Геб), о негибнущий! Ты не погибнешь, и суть Твоя не погибнет, ибо Ты и есть суть».
    Это очень важное речение. Оно говорит о том, что целостность всякого бога невозможна, если не будет восстановлен и Сет. И здесь есть еще один очень важный момент. Умерший, как ни странно, здесь уподобляется не Гору, а Сету – так понимают это некоторые серьезные ученые. И поэтому говорится, что «ты не будешь отдан Осирису, ты не будешь отдан Гору». Ты – это Сет, в данном случае Унас в виде Сета. Ты не будешь им отдан.
    Понимаете, умерший есть Осирис, и если Осирис не будет отдан Осирису – это абсурд. А вот то, что Сет не будет отдан Осирису и Гору на растерзание, а с ним будет все в порядке, это очень важно, это серьезнейшая тема. Восстановление целостности требует того, чтобы с Сетом не расправились, а поставили его в нужную позицию. И в этом речении прямо говорится: «не пропадет семя Бога и исхождение Его».
    Вообще надо сказать, что это речение и эти слова, «не будешь ты отдан Осирису…», они породили довольно большую литературу, которая утверждала, что когда-то в глубочайшей древности в дописьменное время Осирис был отдельным богом, богом Некрополя, богом мертвых, а Атум Ра – божеством жизни, и между ними был конфликт. Умерший не желал, чтобы его отдавали Осирису, а хотел быть с Атумом Ра, поскольку хотел жить.
    Но, понимаете, нельзя считать авторов этих речений и тех, кто их писали, полными дураками. Если они постоянно говорят, что умерший есть Осирис, то они не могли при этом предполагать, что Осирис – это что-то плохое. Осирис – это весь Египет; вся египетская религия – это Осирическое предание, Осирическая мистерия, это соединение с Осирисом и победа над силами разрушения. Поэтому причина в другом.
    На самом деле речь идет о том, что Гор и Осирис, как убитый и сын убитого, были готовы расправиться с Сетом. Но для высшего божественного блага важно, чтобы Сет был жив, чтобы не пропало семя Бога и исхождение Его. И именно поэтому Сет сохраняется и не отдается Осирису.
    Тот самый текст, который мы с вами уже не раз читали, «Тяжба Гора и Сета», где происходит поединок, где Сет пытается соблазнить Гора, этот текст кончается тем, что, после вынесения приговора, Ра-Гор-ахти, то есть верховный Бог, говорит: «Пусть отдадут мне Сета, сына Нут, чтобы он остался у меня. Он будет мне сыном, и будет греметь в небе, и будут бояться его».
    Значит, Сет не погибает, а возвращается к Ра-Гор-ахти, пребывает в божественном мире, и его силы разрушения боятся. Но теперь это обузданная сила разрушения. Именно так понимают 215 речение два крупнейших исследователя «Текстов Пирамид» - Курт Зете и Самюэль Мерсер – и я думаю, что они правы.
    4. Гуманизм древнеегипетской традиции

    Но у нас с вами возникает следующий вопрос. Как же так, с одной стороны, Сет опять вставлен в эту правильную систему, а с другой стороны, Сета боятся. Как это понять? Сейчас мы к этому подойдем.
    Но сначала посмотрим, что в Древнем Царстве сама идея восстановленной гармонии была очень важна. Казалось бы, ну восстановлена гармония и восстановлена, не об этом речь, это не главное. Но нет, именно это – главное. Что, кстати говоря, вселяет огромный оптимизм: борьба со злом идет не до полного его уничтожения, а до полного исправления. Понимаете, это очень важный момент и в человеческих отношениях. Человек должен исправляться, если он творит зло, но не должен уничтожаться. И, между прочим, в Египте практически не было смертной казни, она была очень редка. В текстах, в «Поучении Мерикара», отец прямо объясняет сыну – «не казни, не убивай никого. Не полезно это для тебя. Наказывай лучше битьем». Слово «наказывать» означает «воспитывать». Можно побить, наказать палками, но убивать не надо.
    В папирусе Весткар кроме той сказки о происхождении первых трех царей V династии от Реджедет, которую я вам уже рассказывал, есть еще и другая сказка о плохом фараоне Хуфу, то есть Хеопсе, который, к сожалению, как и некоторые другие цари, мучился от безделья. Мало того, что он построил самую большую пирамиду. Видимо, в Древнем Египте у него была плохая репутация, считалось, что ему было скучно. И он, поскольку делать ему было совершенно нечего, пытался развлекаться обычным образом со своими наложницами. И когда наложницы катали его на лодке по озеру, одна из них случайно уронила в воду свою золотую сережку, которая ей очень нравилась. Понятно, что человек, которому нечего делать, готов угождать любой прихоти тех, кто дарует ему удовольствие, но достать сережку невозможно.
    Фараон Хеопс (Каирский музей)
    И тогда фараон вспоминает, что есть некий кудесник, колдун Джеди, который может всё. О нем говорит ему один из вельмож, и он посылает за этим кудесником. Джеди, как настоящий опальный кудесник, сидит где-то в провинции в своем бедном доме и никому не мешает. Ему говорят, что «Царь просит тебя к себе, почему ты не приходишь к царю?» А он отвечает: «А он меня звал? Если не звал, я не прихожу. Зачем, – говорит, – я буду к нему идти». Ну, в общем, тот его приглашает, и он к нему все-таки идет. Царь говорит: «Слушай, такая вот ситуация, на меня гневается моя возлюбленная, помоги». «Ну, это, – заявляет Джеди, – проще простого». Он взял одну половину водоема, поставил на другую половину, чтобы пошарили на дне, но ничего не нашли. Тогда он сделал наоборот. И эту сережку нашли. Гармония отношений Хуфу с наложницей восстановлена. Но потом этого царю становится мало, и он говорит Джеди: «Ты ведь даже можешь умерших воскрешать, вот у меня есть осужденный на смерть преступник. Давай мы ему отрубим голову, а ты его потом воскресишь». А Джеди ему отвечает: «Нет, государь, нельзя так поступать с паствой этой драгоценной». То есть с людьми так поступать нельзя! И мы, когда будем на других лекциях говорить о царской власти, еще увидим, что это был лейтмотив египетского властвования. Это – «паства драгоценная». «А чтобы тебе показать, что я это умею, давай притащи лучше гуся, и я все это сделаю», - сказал Джеди. И с гусем он это делает.
    Я хочу сказать, что отношение к человеку, как к тому, кого не надо лишать жизни, но надо восстанавливать его совершенство, оно было в Египте очень распространенным, хотя, конечно, и не всеобщим. Были казни, но доминирующая в Египте мысль именно эта. Египетская традиция была в этом отношении очень гуманна.
    5. Два Владыки, Гор и Сет

    И поэтому принцип, что Гор и Сет – вместе, был очень важным принципом. Как мы знаем, уже при I династии титул цариц включал формулу «та, что взирает на Гора и Сета». На кого она взирает? Естественно, царица взирает на царя. Значит, в царе есть и Гор, и Сет. Царь – воплощение обоих детей Атума. И этот титул встречается вплоть до последних времен Египта. В различных жреческих титулах и титулах чиновников мы довольно часто встречаем формулу – примиритель двух богов – Хотеп-Нечеруи. Соединитель двух людей – Хенем-Руи. Тот, кто облачает, одевает двух владык – Джеба-Небуи. Наследный князь по повелению двух владык. Эта идея двух владык – это, конечно, Гор и Сет. Например, о единственной, кажется, царице, которая была правящим фараоном Египта, - Хатшепсут, в одном из панегириков провозглашалось: «Ты правишь страной как сын Исиды». Видите, она женщина, но это неважно. Фараоном может быть только мужчина, и потому «сын». «Ты правишь страной как сын Исиды, и силен, как сын Нут». «Ты шествуешь, Гор шествует». «Ты глаголешь, Сет глаголет». Это «Тексты пирамид», 798-й параграф.
    В десятом номе Верхнего Египта (Дендера) до самого позднего времени почитали Сета и Гора в виде единого божественного лица. Его так и называли – Антеуи. Антеуи, по-гречески Антеос. Это двойное божество, тот, кто с двумя ликами. Тот, кто с двумя ликами – Херуи, с ликом Сета и ликом Гора. Они соединены в одну фигуру. Вот это – идеал. Они соединены, они теперь образуют одну фигуру, как писал Александр Пьянков. Этот образ был очень важен как в мистериальной, так и в магической традиции.
    Херун. Гор и Сет как один бог, две головы на одной шее.
    Изображение из гробницы Рамзеса IV

    «Пойди к этим жертвам… (возглашал священник).
    Известно мне небо, известна мне земля, известен мне Гор, известен мне Сет. Гор умиротворен возвращением Ока своего. Сет умиротворен возвращением яичек своих. Я есть Тхот, умиротворяющий двух богов, приносящий должным образом жертвы».
    Изображение Ока Гора из храма Хатхор в Дендере
    В другом месте: «Горе, породившее смуту, нет его более! Все боги пребывают в довольствии. Я вернул Гору око его, поместил Око Уаджет на место его. Я вернул Сету яички его. И умиротворены оба владыки руками моими».

    А магическая формула следующая: «Если не будет он слушать то, что я велю ему, я не дам Гору око его, я не дам Сету яички его».
    Око Гора
    В Египте было все – была и магия. Видите, это страшное заклинание, которое не восстановит божественную гармонию: «я не восстановлю божественную гармонию, если что-то там не произойдет». Человек очень многое может, мы скоро увидим, что человек – это соучастник божественной тайны.
    Вместе Гор и Сет владеют миром. Гор владеет Та-Кемет – Египтом. Сет владеет Дешерет, внешними странами, пустыней, чужими землями. Это обычная формула. Свое – это Гор, другое – это Сет, что, конечно, хуже. Там нет традиций, там больше разрушения, но главное, что это – одна земля.
    И все это, дорогие друзья, завершается, исчезает где-то с XXV династии – не полностью, но в значительной степени. В литургической практике Сет становится однозначным злом, которое надо убить, которое надо уничтожить. На острове Филе написано обращение к Исиде:
    «Возьми себе семенники неприятеля брата твоего, яички Злобного». Больше Сет не будет присутствовать в божественной Девятерице. Сет проклят. Быка Сета теперь не едят. Плутарх пишет, что быка, которого приносят в жертву, как Сета, во-первых, на самом деле кастрируют. И, во-вторых, его потом выкидывают. Это мясо не едят. Что уже скорее не жертвоприношение, а, если угодно, воздаяние, символизация воздаяния. Но древняя традиция тоже сохраняется, исчезает не полностью. Хотя почитание Сета уходит, и его именами после XXI династии уже не называют людей, но тайна другого отношения к Сету, она сохраняется. Ее знает Плутарх, ее знает Геродот. Она потом переходит в некоторые гностические тексты.
    Я думаю, что во многом именно для того, чтобы сохранить эту тайну, которая не должна быть тайной на самом деле, эту глубокую мысль о том, что зло должно быть не уничтожено, а поставлено на должное место, для этого царь Шабака и высекает этот Мемфисский памятник, не позволяет старым кожам, на которых был написан текст, сгнить, а сохраняет его для будущего. Потому что это очень важно.
    Главный и наиболее известный, наиболее глубокий исследователь Сета и его места в ритуале голландский ученый Херман те Вельде в своей книге о Сете пишет, что «с феноменологической точки зрения, с точки зрения явления ритуала, умиротворение Гора и Сета – это запись древнейшего Откровения».
    Гор и Сет соединяют Верхний и Нижний Египет.
    Рельеф на троне Сенусерта 1 (прибл 1956-1911 до РХ), XII династия
    Это древнейшая тайна, что мир должен быть восстановлен в своей гармонии не через уничтожение дисгармоничных элементов, а через их исправление. Обыденная жизнь упрощает ситуацию, мы стремимся избавиться от зла, сбросить его с себя. Но египтяне, люди, которые знали глубины богословия, они считали, что после поединка должно быть восстановлено гармоничное состояние не только мира, но и самого Бога.
    Но как же так, спросим мы. Ведь зло и добро в мире продолжают находиться в конфликте. Здесь мы должны с вами взглянуть на категорию времени в Египте, пока мельком, но, тем не менее, это нужно, чтобы понять, как сочетались вещи, связанные с тем, что поединок уже был, и все встало на свои места, с тем, что зло есть, и битва продолжается. Это – разговор нашего следующего лекционного часа.

    comments powered by HyperComments