НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 19
Древнеегипетские представления о человеке



аудиозапись лекции
содержание
1. Смертность человека и победа над смертью

2. Мир создан для человека

3. Бог – Пастырь Добрый

4. «Образы Его, вышедшие из тела Его». Предсуществование человека в Боге

5. «Чада Божии», замыслившие мятеж

6. Призвание человека

    стенограмма лекции
    1. Смертность человека и победа над смертью

    Итак, дорогие друзья, сегодня мы начинаем лекции, темой которых будут представления древних египтян о человеке. Собственно, это центральная тема, потому что вся религия – это, в конечном счете, возможность для человека обрести некое желанное положение, которым он пока не располагает. Поэтому самый главный вопрос: что такое человек? И здесь я вспоминаю слова из трагедии Софокла «Антигона»: «Много есть чудес на свете, человек – их всех чудесней» [Софокл. Антигона, 333-334]. И человек, как говорит Софокл далее, смог создать и мореплавание, и любые производства, и хлебопашество, «и речь, и воздушную мысль, и жизни общественный дух себе он привил...». Только с одним он не смог справиться, только одно он не смог преодолеть – он не смог преодолеть смерть [там же, 361-362].
    Софокл
    И точно так же, как во времена Софокла, так и сейчас мы можем повторить те же слова. У нас еще больше технических достижений, у нас невероятные успехи, компьютеры, полеты на Луну, полеты на Марс, автомобили, самолеты. Но так же, как во времена Софокла, как во времена самых первых людей, мы далеки от победы над смертью. Смерть – это самый последний враг, о котором говорит апостол Павел: «Последний же враг истребится — смерть» [1 Кор. 15:26]. А также пророк Осия в Ветхом Завете: «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» [Осия 13:14]. Вот этот последний враг, смерть, он так пока и не истребился.
    А, между тем, именно египтяне могли бы сказать иное. Они могли бы сказать, что хотя они тоже весьма сильны в технических изобретениях, и многое из того, чем гордились греки эпохи Софокла, изобретено как раз в Египте: это и строительство больших сооружений, и агротехнические приспособления, да и само письмо, и государство, кстати говоря, и многое-многое иное - но все это лишь внешняя рамка. Внешняя рамка существования, смыслом которого является как раз победа над смертью. Вот чтобы одержать эту победу, и необходимо развитие внешней технической сферы. И египтяне прекрасно её осваивают, но это - не главное. Главное же то, что они могут сказать: «мы знаем, как победить смерть, мы - победители смерти». Это центральный тезис. В отличие от грустного Софокла, египтянин мог не грустить, он знал, что смерть может быть побеждена, и что смерть будет побеждена. Это как раз его знание. Так же, как во время войны мобилизация, заводы, производство пушек, танков и снарядов, все это делается не само для себя, а ради победы, так же вся техническая внешняя рамка жизни делается для победы над смертью. Именно так было у египтян, а у многих других народов, в том числе и у нас сейчас, можно сказать, что рамка существует, а сути, смысла, победы - как не было, так и нет.
    2. Мир создан для человека

    Египтяне ставили человека очень высоко. В этом смысле мы опять должны вернуться к вот этим замечательным словам из Поучений гераклеопольского царя своему сыну царевичу Мерикара. Это строки 131-138. Я их уже читал, но тогда мы делали акцент на победе над злыми силами (мы говорили о том, что такое злые силы, и как над ними была одержана победа). Теперь же акцент мы будем делать на человеке. Собственно говоря, это то, на чем делал акцент этот царственный отец, когда давал советы своему сыну. Что же он говорит?
    «Заботься о людях, пастве Бога. Для них сотворил Он небо и землю, для них покорил Он чудовище водное, соделал Он дыхание в ноздрях их, дабы жили они. Они образы Его, вышедшие из тела Его. Для них сияет Он в небесах, для них сотворил Он растения и скот, птицу и рыбу, дабы питать их. Для них поразил Он врагов своих, уничижил чад своих, когда замыслили они мятеж. Для них сотворил Он свет дня, и плывет Он в небесах, дабы видели они Его. Воздвиг Он храм Свой вокруг них. И когда плачут они, внемлет Он им. Определяет Он правителей для них от яйца (то есть от чрева матернего). Вождей, укрепляющих спину слабого. Сотворил Он для них могучую силу – хекау (мы иногда переводим это как колдовство). Дабы отводили они ею удары вражьи. Надзирает Он за ними денно и нощно, поражает Он вероломных из среды их, как бьет человек сына своего ради брата его. Ибо ведает Бог имя каждое».
    3. Бог – Пастырь Добрый

    Вот здесь значимо каждое слово, обращенное к Богу. Давайте вспомним, что это написано примерно за 2200 лет до Рождества Христова. Если говорить в привычной нам хронологии, которая, я думаю, достаточно верна, то это относится ко времени до призвания Авраама из Ура Халдейского. Еще Аврааму предстояло родиться, и отцу его Фарре предстояло родиться. Уже лет за 200 до Авраама возникло такое поучение.
    Первое: заботься о людях – пастве Бога. У нас с вами, людей в основном городских, слово «паства» вызывает, скорее, какие-то церковные ассоциации, нежели сельскохозяйственные, и вообще оно какое-то немного устаревшее. А если мы подумаем, что церковное слово «паства», «пастырь», конечно же, идет прямо из опыта сельской жизни, из пастьбы скота, то оно просто оскорбительно. Что люди – это скот? А между тем, это очень распространенный образ, в том числе широко распространенный не только в Ветхом, но и в Новом Завете. Скажем, в Псалме 76 говорится: «Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы. Как стадо, вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона» (Пс. 76:20,21). И Иисус говорит свои замечательные слова в Евангелии от Луки: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32).
    Малое стадо – это верные. Стадо – пимнион (поймнион в эразмовом чтении), по-гречески. Отсюда, кстати, личное имя Пимен – «пастырь», тот, кто ведет стадо. Первоначально это стадо животных. Почему? Дело в том, что в древности и в Египте, и в Греции между пастырем и стадом, между владельцем скота и скотом были теснейшие отношения. Вспомните один из самых сильных образов Евангелия – это образ доброго пастыря, который знает своих овец, который заботится о них, который исцеляет больную овцу и ищет потерявшуюся. Да, конечно, пастырь ест и мясо этих овец, и использует их шерсть, и берет молоко от стада, но он с ним, с этим стадом, одно целое. Он его не эксплуатирует, он живет с ним. И радуется больше пастырь об одной овце нашедшейся, чем о 99, которые не потерялись (Лк 15:3-7). Это характерный евангельский образ, он понятен был слушателям Евангелия.
    Пастырь добрый. Катакомбы св. Калликста, Рим
    Если мы вспомним знаменитую Песнь Песней, ветхозаветный гимн любви, я бы даже сказал, эротической страсти, то, опять же, мы увидим, с чем сравнивают возлюбленную. Свою возлюбленную сравнивает автор Песни Песней с образами стада: твои волосы, как стада коз, сходящих с горы; твои зубы, как овцы, не имеющие порока, да еще с ягнятами. Я думаю, что если бы современный влюбленный молодой человек использовал такие образы, сравнил бы, кроме того, нос своей возлюбленной с башней Ливанской, то точно бы он получил, как минимум, нагоняй, а как максимум – его отставили бы надолго. Но тут совершенно другой контекст. Стадо – это не что-то оскорбительное, не низменное, а это очень близкое, это часть тебя. И поэтому, когда говорится о том, что люди – это паства Бога, это первый намек для нас, что это часть Бога.
    И в другом месте, я уже, по-моему, это рассказывал, в папирусе Весткар в сказке о старце Джеди и фараоне Хеопсе (Хуфу) говорится о «пастве драгоценной». И паства драгоценная – это люди. Царь, как вы помните, хочет казнить преступника, чтобы старец Джеди, известный своим мастерством в хекау, в колдовстве, приставил опять голову к телу и оживил его. Но Джеди отказывается совершать это «представление» и укоризненно говорит царю - Разве можно так поступать с этой паствой драгоценной –аут шепсет? То есть люди – это драгоценная паства Бога.
    И когда мы слышим, что добрый пастырь душу свою полагает за овец, а наемник – не пастырь, и поэтому не полагает свою душу, а убегает, и волк расхищает овец, то мы понимаем, что эти образы из Евангелия от Иоанна – они того же ряда (см. Ин 10:11сл.). Того же ряда, понимаете? Когда Иисус говорит о Добром Пастыре, Он имеет в виду, конечно же, Бога. Но Он апеллирует к опыту простых людей, которые сами были пастухами, у которых были хоть небольшие, но стада. И, конечно, пастырь свои стада бережет и готов даже жертвовать жизнью, защищая их от хищных зверей, от разбойников и от всего прочего. Вот так же точно и Бог в отношении человека. Вот это первый принцип, что Бог относится к людям, как добрый пастырь к своему стаду. Он жертвует ради них Собой, Он не жалеет Себя для них. А вовсе это не равнодушный некий правитель, для которого люди – только средство, чтобы стричь с овец шерсть в виде налогов. Для них сотворил Он все – и небо, и землю, и животных, и растения. Для них Он сияет в небесах, то есть для них идут светила по небу. Какие уж тут налоги?
    Оказывается, что весь мир создан для человека. Кстати говоря, этого нет в книге Бытия. В книге Бытия вы нигде не найдете, что мир создан для человека. Скорее, человек, если и не создан для мира, то человек – царь мира, он управляет миром, но нигде не сказано, что мир создан для человека. Вот это - интересная особенность Библии.
    Адам, нарекающий имена Божьим творениям. Мозаика из собора св. Марка. Венеция
    А для египетского сознания это безусловно. Надо сказать, что многие христианские аскеты повторяли эту египетскую мысль, что мир создан для человека. То есть египтянин жил с уверенностью, что все в этом мире создано для него. Но так же точно, как Бог заботится о человеке, а не эксплуатирует его, как говорится, до полного изнеможения, так же точно и человек должен заботиться о мире, который создан для него. И не разрушать его, а сохранять и даже улучшать. И даже Своих чад, как я уже говорил в предшествующей лекции, то есть духов, Он не пожалел, когда они замыслили мятеж против Бога и человека. Но очень важно, что Он и внемлет людям, Бог слушает человека. Между человеком и Богом нет стены, Он далек зрением, но близок слухом. Помните, в одном месте, по-моему, в Берлинском папирусе, так и говорится: «Он далек для взора, но близок слухом» [P. Berlin 3049. 19—20].
    Три пары ушей, символизирующих слышание Богом молитв верующих. Стела из Деир эль-Медины, эпоха Рамессидов. Каирский музей
    И, наконец, Он надзирает за ними, смотрит за ними день и ночь. И Он наказывает людей не как жестокий надсмотрщик, а как Отец. Это сказано прямо: «как бьет человек сына своего, ради брата его». Как если два ребенка подрались, два мальчишки подрались, папа наказывает, но он наказывает любя. Даже самого главного озорника он наказывает любя, желая его исправления, и все равно он его любит. Вот такую точную формулу нашел древний царь.
    И, наконец, последняя строчка очень важная: «ибо ведает Бог имя каждое». Понимаете? Имя каждое! Рен – это, по-египетски, имя. Мы скоро будем говорить об этом в одной из следующих лекций, о смысле имени, он очень глубок. Но главное, что ведает Бог имя каждое. Для Бога нет людей с нулевым значением, нет ни малых, ни великих. Бог не скажет, как маршал Жуков: «ничего, в Сибири бабы еще нарожают». Каждый бесценен, каждому очень много дано, и сейчас мы поймем, что именно дано.
    В 714-м речении Текстов Ковчегов Бог говорит: «Созданные мною люди – Мой скот». «Мой скот» (!) – объявляет Атум. Так что вот это бесценные, бесценные сокровища. И удивительным образом это оттеняется в «Речениях Ипувера». «Речения Ипувера» для нас звучат особенно актуально, потому что это же эпоха революции, эпоха мощнейшего социального переворота. Это XXII-XXI век до Рождества Христова. Когда рушится жизнь, когда жизнь повернулась, подобно гончарному кругу, когда все смещается, и, как во время любого социального катаклизма, происходит масса бедствий и несправедливости. Мы в годы покоя даже до конца не понимаем, что такое социальный катаклизм, как он ужасен, как он катастрофичен. Надо через него пройти, чтобы его как-то понять и пережить.
    И вот в «Речениях Ипувера» (это лейденский папирус 344, recto), говорится: «Для чего желал Он создать людей, если неотличима судьба кроткого от жребия преступника? О, если бы остудил Ты жар. Говорят, что Ты – Пастырь всех, что нет зла в сердце Твоем. Что когда разбредается скот Твой, Ты проводишь дни, собирая его. Но вот полыхает огонь в сердцах их». Мы видим вот этот ужас: что если Ты – Пастырь добрый, как же Ты допускаешь такое? Обычный разговор. Сколько раз меня спрашивали люди: «Если Бог есть, как же Он допускает, что в мире есть такое зло?» Землетрясения, извержения вулканов, цунами и войны, жестокость и невероятные тираны? Как Он допускает все это? Как египтяне это понимали? Об этом мы с вами поговорим.
    4. «Образы Его, вышедшие из тела Его». Предсуществование человека в Боге

    Но еще одна строчка из Поучений Мерикара для нас очень важна: «Они образы Его, вышедшие из тела Его». Это очень существенно. Это вполне соответствует 26-му стиху 1 Книги Бытия: «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему». «Образы» - по-египетски, «хенти». Вышедшие из тела. Это, пожалуй, даже не говорится и в Библии. Потому что Библия, уже имея иудейское представление о том, что нельзя сотворить себе кумира, подчеркивает, что у Бога нет, естественно, никакого тела. И поэтому образ есть духовный образ. Поэтому евреи избирают в Библии слово «целем» – «образ», а не «образы Его». «Целем» – это явления, представительства, равнозначность, но это не образ в смысле статуи. Статуя, кумир – это другие слова на еврейском – песел, темуна. Но интересно, что когда семьдесят толковников переводят Ветхий Завет на греческий язык, то слово «целем» переводят они словом «икона», а «икона» по-гречески – это и есть образ.
    Для египтянина так же, как и для грека, проблемы идолопоклонства не существовало. В сущности, египтяне, как и греки, почитали Бога и в Его образах – в статуях, изображениях. Так вот, само слово «икона», «изображение» – посмотрите просто на его фонетический смысл. «Из-ображение» – из образа. Изображение – это то, что происходит из образа. Вот есть образ, и из него происходит изображаемое. Если мы представим себе, как появились древнеегипетские слова – «тут», «сетут», «сенен», образы и подобия. «Тут» – это подобие, «сетут» – это образ. Мы увидим, что речь идет именно о подчеркивании единства человека и Бога. Люди произошли из плоти Бога, значит, из самой Его сути, говорят египтяне. А ведь это и глубокая христианская интуиция. Дионисий Ареопагит говорит о Боге: «Всё сущее появилось из Него, естественно, раз и будущее будет благодаря Его непомыслимому желанию — что всё и предсуществовало в Нем, Знающем, и что Он введет в бытие, и когда введет. Так что предвечно в Нем проуведанное предсуществовало. Ибо прежде чем мыслимое Им, как то века и всякая другая тварь, осуществилось, будущее было Им познано, как и сказано: „Знающий всё прежде бытия всего" [Дан.13,42] „Прежде, чем Я создал тебя в утробе, Я познал тебя"[Иер.1,5]» [Схолия 14].
    То есть Бог знает человека прежде, чем он создан. Он предсуществует в Боге как образ, до его рождения в этот мир. И здесь мы должны посмотреть идею из «Текстов Ковчегов» (речение 1131): «Пришел я, дабы мог я зреть Осириса, и буду я жить близ него и очищаться близ него, ибо [домоправитель] Сепи сей есть подобие Твое, аз есмь образ Твой». Этот текст из саркофагов X и XI династий (Первый переходный период) из более-менее спокойного пятнадцатого нома, где гражданская война идет не столь активно, и люди могут спокойно хоронить умерших и писать такие возвышенные слова.
    Или другой пример. «Произвел Я плоть Мою могуществом Своим. Я, сотворивший Себя Сам, сотворил Себя по желанию Своему, сообразно с сердцем Моим. Пребывает исшедшее из Меня под присмотром Моим. Слезы — это сотворенное мной в разъяренном на Меня. Люди слепого — скот Мой» [CT.714]. Не все в этом тексте понятно, сейчас мы будем объяснять.
    Божественное творящее Око. Британский музей, EA 5341
    Очень важно здесь то, что Я сотворил, это Мои слезы, люди – это часть Моей плоти. Это не просто что-то, это часть сущности Бога. Плоть здесь используется как категория сущности. Так же как человек рождает детей, и они имеют ту же сущность, что он, так же точно рождает Бог, и люди имеют ту же сущность, что Он. Но Бог есть Дух (египтяне это тоже знали), соответственно, Бог не имеет ни тела, ни слез в нашем смысле. Но какие-то Его истечения, какие-то Его энергии, они и есть человек. Не просто они в человеке, они и есть человек.
    Египтяне очень любили игру слов. Как писал Э. Хорнунг, «любая египетская игра словами открывала глубинную взаимосвязь между понятиями, становящимися ее темой, являя собой отраженную в языке гармонию мироздания». То есть язык – это подсказка к пониманию сущности. Люди по-египетски это «ремеч», поздняя форма – «ремет», а слезы – это «ремит». Поэтому то, что «люди – слезы Бога» - это, безусловно, игра слов. Но игра слов с очень глубоким подтекстом, потому что люди вышли из Ока, они вышли из глаза. А что выходит из глаза? Из глаза выходят слезы, истечение глаза – это слезы. Истечение тела – это пот, истечение рта – это слюна. А истечение глаза – это слезы. Мы не знаем, что в этой игре слов первично, а что вторично, но в любом случае египтянам она была очень дорога. Что люди – это истечение энергии и сил их Творца.
    Отверзание уст и предложение умершему ноги быка – Ока Гора. XVIII династия. The Petrie Museum of Egyptian Archaeology, London
    Теперь – «слепое Око». «Люди слепого скот Мой». Кто такой слепой? Слепой – это Гор, когда Сет вырвал у него глаз. Тот глаз, которым были сотворены люди, был вырван у Гора Сетом, потом поставлен на место. И этим же глазом, как мы помним, Гор воскрешает умершего Осириса. Энергия Ока – это сила жизни, сила «жизнедательности», это дух, которым все оживает.
    Солнце (божественное Око), воскрешающее Осириса. Книга Мертвых. Папирус Херубена (XXI династия). Египетский национальный музей. Каир
    5. «Чада Божии», замыслившие мятеж

    Очень интересен в этом смысле уже нами упоминавшийся в другом контексте, когда мы говорили о творении мира, папирус Бремнер-Ринд, хранящийся в Британском музее (Brit.Mus. 10188). Это Фиванский текст, который называется «Об изгнании Апопа, врага Ра, врага Осириса». Он посвящен борьбе с Апопом, с этим олицетворением зла, с архиврагом Ра. Это поздний текст, 310-го года до РХ, но язык его архаичен. Джон Уилсон говорит, что этот памятник запечатлел преднамеренную попытку сохранить язык на две тысячи лет более древний, чем эта дата. Две тысячи лет от трехсот десятого года до рождества Христова – это эпоха Текстов пирамид. Нас не должно это удивлять, мы же сами любим архаичный язык, у нас же богослужение идет в церкви на славянском языке, на котором сейчас никто, кроме чудаков, не говорит. Нам этот язык кажется более священным. Так и раньше люди считали, что священное должно и по языку отличаться от профанного. Хотя когда-то, наверное, и славянский язык был профанным языком. Поэтому папирус Бремнер-Ринд не обновлен: на каком языке он был написан в эпоху Текстов пирамид, на таком и сохранялся до последних периодов, уже до эпохи Птолемеев.
    Ра в образе кота поражает Апопа. Папирус Хунефера. Британский музей________________
    Читая этот текст, будем помнить, что речь идет о борьбе с Апопом – архиврагом Ра, чтобы понять некоторые аспекты создания людей.
    «Когда вошел Я (Атум) в бытие как Бог Единственный, три бога пребывали позади Меня. Возбытийствовал Я в мире этом, где Шу и Тефнут ликовали в Нуне, в котором пребывали они. Привели они ко Мне Око Моё, когда составил я вместе части тела Моего. Заплакал Я над ними. Так и вошли в бытие люди из слез, которые пролил Я из Ока Моего. Разъярилось оно на Меня, когда воротилось оно и нашло, что соделал я иное в место его, в место Славного Ока, сотворенного Мною. И определил Я тогда место его на челе Моем, — и се, стало править Оно всем миром сим. Утихла ярость Его к основанию (буквально - к корню), ибо восполнил Я то, что было взято от Него. И начал Я вновь от корня и создал я всех ползающих и всех живущих среди них. Затем Шу и Тефнут породили Геба и Нут. Затем Геб и Нут произвели Осириса, Гора-с Оком впереди, Сета, Исиду и Нефтиду из тела, одного за другим, а они породили всё множество в мире этом». [P.Bremner-Rhind, xxvii,1—6].
    Воскресший поражает Апопа. Папирус Ани. Британский музей
    Удивительный и странный текст, не вполне понятный непосвященным, как и должно быть с текстом, говорящим о духах, о борьбе с силами зла. Попробую как-то объяснить. Очень важно, что когда началось творение мира, тогда из слез, которыми заплакал Атум, пришли в бытие люди. Но творящая сила разъярилась почему-то после этого. Когда она воротилась или обернулась, то нашла, что ее место занято. Кем? Людьми. Созданы люди, и Око возмутилось этим. И чтобы примирить Творящее Око и с людьми, и с Собой, Творец дает ему другое место. Он дает ему место на челе, и оно управляет всем миром. А после этого уже создается внешний мир – Геб и Нут, Земля и Небо, потом Осирис, Гор и так далее.
    Но как понять эту драму, когда творится человек из слез Бога, а Око этим возмущено и разъярилось на Творца? Что же происходит? Исходя из поздних текстов, иногда апокрифических, таких как «Книга Еноха», мы можем предположить, что имеется в виду. Око – это энергии Бога, которыми творится бытие. И вдруг создан человек. Причем еще до мира, до создания мира. Понятно, что это не какая-то там мелкота, это не какие-то там муравьи. Созданы новые творческие энергии, новые творческие силы. И старые силы, которыми творится мир, возмущены этим.
    Очень далекий отголосок этого сохраняется в Коране. В 38 суре (73-79 аяты) говорится, что Иблис (то есть сатана) был единственным духом, который отказался поклониться Адаму, и за это был проклят. Вокруг этого у мусульман наросло целое богословие, и о нем мы будем говорить, когда мы будем говорить об исламе.
    Золотая маска Тутанхамона с уреем. Каирский музей. Тут-анх-Амон, по-египетски, – Живой образ Амона
    Здесь нам важно то, что конфликт между человеком и духами – это реальность. Об этом ничего не говорится в Библии, но об этом знают, об этом говорится, например, в апокрифической Книге Еноха (глава 15).
    А у египтян говорится глубже – из-за того, что были сотворены люди, отпали ангелы. Часть из них была возмущена тем, что им предложили это другое место на челе. А что значит «другое место» на челе? Оно есть, и абсолютно реально. На двойном венце египетских царей, как раз на лбу, находится урей. Как вы помните, Нехбет и Уаджит – коршуница и кобра, это образ сил, которые пожирают врагов царя, это страшные энергии. И вот этим энергиям Бог нашел применение. Он говорит им: «вы будете поддерживать мир, вы будете хранить мир, а люди будут действовать в мире». Происходит как бы разделение ролей: люди будут действовать в мире и созидать мир, а ангельские силы будут поддерживать их созидательные усилия.
    Нехбет и Уаджит. Луксорский музей
    Но не все божественные энергии согласились. И вот Апоп – это главная сила, которая не согласилась, это египетский Иблис. И поэтому, собственно, и текст папируса Бремнер-Ринд – об изгнании Апопа. Именно воспоминание того, как были сотворены люди и как из-за сотворения людей отпали некоторые духи, важно для изгнания Апопа, потому что именно так он и отпал. Поэтому мы и вспоминаем слова из Поучения царевичу Мерикара, что не пожалел Бог чад Своих ради человека. Вот чада – это именно эти энергии, силы божественные, которые Бог не пожалел, когда они возмутились против человека. И те, кто не захотели продолжать дело домостроительства, икономии, говоря на греческий манер (они же свободные волевые сущности), те были отторгнуты, отвергнуты. И между ними и Ра, между ними и человеком, которому отвергнутые духи завидуют, которого духи ненавидят, идет война.
    6. Призвание человека

    Но здесь последний вопрос: «А тогда зачем, собственно, был сотворен человек? В чем его смысл?» И мы здесь ясно понимаем, что смысл человека был в том, чтобы действовать так же, как и духи, но во плоти. Ведь здесь же говорится, что после этого были созданы все ползающие, все живущие и так далее. Человек создан для того, чтобы во плоти, в этом мире, быть воплощенной силой Божьей. Человек – это не какой-то жучок-червячок, это такой же великий дух, но находящийся в теле. И для египтянина было очень важно, что люди вышли из тела Бога, из духовного тела, которое не есть тело в нашем смысле, но суть Бога, и люди приобрели материальное тело, оставаясь великими духовными силами. Силами, с которыми не захотевшие примириться с человеком духи ведут непримиримую войну, и Апоп – первый среди них. Египтяне повторяют это постоянно. И мы сейчас это увидим.
    Писец. V династия. Заупокойный комплекс Джосера. Египетский национальный музей. Каир
    Вельможа Птаххотеп. V династия. Некрополь Саккара, музей Имхотепа

    comments powered by HyperComments