НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 23
Категория Ба


аудиозапись лекции
содержание
1. Что такое душа?

2. Древнеегипетская категория Ба. Проблема перевода на современные языки

3. Крылья души. Об иероглифическом изображении Ба

4. Категория Ба в египтологической литературе

5. Древнеегипетские тексты о категории Ба

6. «Разговор разочарованного со своим Ба»

7. «День определения сущностей»

8. «Кто так знает»

9. «Мощь божественная, пребывающая в красной крови его». Мистика крови

10. Гор как Ба Осириса

11. Личностность и «осиричность» категории Ба

12. Тайна воскресения

13. Ба и сехем

14. «Божественная частица» в человеке

    стенограмма лекции
    1. Что такое душа?

    Сегодня речь пойдет о той категории, которую египтяне называют Ба и которую египтологи довольно дружно переводят словом «душа». Но само по себе слово «душа», которое употребляется очень широко и в обыденном нашем языке, и в богословском, и в литературном, на самом деле, очень непонятно. Если вы попробуете задать себе вопрос: что такое душа? – то, я думаю, вы затруднитесь четко и ясно дать этому определение. В сущности, и само слово славянское «доуша», от которого наша «душа», и греческое слово «псюхе», и латинское слово «animus», которое происходит, кстати говоря, от греческого слова «anemos» – «ветер», – все они выражают идею дыхания жизни или силы, можно сказать - ветер незримой силы. Это первое значение.
    Второе значение, встречающееся в повседневности – это душа как двойник человека, как некий незримый, невидимый, а иногда и видимый, двойник человека. Однако люди, которые серьезно вдумывались в то, что такое душа, такие как епископ Немессий Эмесский (V в.), посвятивший душе специальное исследование «О природе человека», должны были констатировать, что «понятия о душе почти у всех древних мудрецов различны».
    Хотя в египтологии принято переводить слово «Ба» словом «душа», «soul», египтологи, если это серьезные люди, всегда оговариваются, что понятие «душа» или лишь частично покрывает понятие Ба, или вовсе не покрывает. Но поскольку, как правило, египтологи не очень хорошо понимают, что означает слово «душа» в их собственной культуре, то получается, что одна непонятность покрывается другой непонятностью.
    2. Древнеегипетская категория Ба. Проблема перевода на современные языки

    Очень хорошо знающий египетские категории исследователь, Эрик Хорнунг, касаясь перевода слова «Ба», писал: «Скорее всего, как это часто бывает, невозможно найти действительно эквивалентное слово в современном языке. Такие переводы, как «мощь», «воля» или, позднее, «энергия», «творящая сила», далеко не всегда приемлемы и, в лучшем случае, лишь отчасти совпадают с действительным значением этого египетского слова» (E. Hornung. Conceptions of God in Ancient Egypt... — P.62).
    Луи Жабкар, тоже написавший специальную книгу о категории Ба («A Study of the Ba Concept in Ancient Egyptian Texts». Chicago, 1968), пишет так: «Ба, как и родственные ему понятия Ка и Ах (про Ах мы с вами уже немножко знаем, про Ка знаем очень много), не имеют точных эквивалентов ни в одном из современных классических или семитских языков. Переводить понятие Ба, как это делали ранее и до сих пор делают, словом «душа» не только не соответствует его базисному значению, но к тому же привносит дуалистическое различение между телом и душой, подходящее для некоторых иных философских систем, но искажающее саму суть представлений о человеке, свойственных древним египтянам».
    Действительно, Л. Жабкар напомнил очень важную вещь – что у нас тело и душа находятся в некоторой дихотомии. Например, «чтобы тело и душа были молоды, ты не бойся ни жары и ни холода». Тело и душа понимаются как два элемента человека. Египет нам позволяет намного глубже понять категорию души, если мы будем следовать шаг за шагом за египетскими текстами, за египетскими изображениями и будем пытаться их заново осмыслить.
    3. Крылья души. Об иероглифическом изображении Ба

    Начнем, конечно, с самого иероглифа Ба. В Древнем Царстве Ба изображалось в виде птицы, похожей на аиста (судя по тому, что там было нарисовано). Большая идущая птица. Позднее, уже со Среднего Царства и до конца древнеегипетской религии, она изображалась в виде птицы с головой человека. А перед изображением птицы с головой человека, если это иероглиф, изображался горящий светильник.
    Иероглифы Ба
    Когда мы смотрим на большие изображения иероглифа Ба, а их довольно много в папирусах Книги Мертвых, то мы обращаем внимание на то, что художник пытался отразить портретное сходство умершего и его Ба, то есть лицо Ба и лицо умершего – это одно и то же лицо. Человеческая голова у птицы впоследствии вошла мифологию и присутствует в фольклоре многих народов: птица Сирин, сирены и так далее… Но для египтян это была очень важная и совершенно не фольклорная вещь. Египтянам важно было подчеркнуть, что это категория личностная, и что она связана с личностью человека. То есть человек и его Ба личностно тождественны, они соединены человеческой личностью.
    Птица Сирин. XIX в.
    То, что в Древнем Царстве изображения человеческого лица в иероглифе Ба не было – это была просто птица, – нас не должно смущать. На самом деле, вторая функция этого знака связана именно с образом птицы. Это образ полета, это образ не земного, а небесного. Вскоре мы будем рассматривать категорию Ах, которая всегда изображалась птицей без человеческой головы, хотя она, безусловно, личностна, потому что Ах – это воскресший человек, конкретный воскресший человек. Но при изображении Ба, начиная со Среднего Царства, особо фиксировалась личность. Душа и личность тождественны. А горящий перед ней светильник или жертвенный огонь, видимо, показывал устремленность этой души к небу, и то, что душа сама должна быть некой жертвой Богу.
    Иероглиф Ах
    Что касается образа полета, как категории небесного, то вы помните, что это - древнейший образ, который мы встречаем еще в верхнем палеолите. Например, навершия жезлов вождей, на которых очень часто изображались птицы – то, что у нас называют иногда копьеметалками. А позже шаманский наряд почти у всех народов включал в себя в себя перья или просто был весь создан из перьев, чем изображался полет души шамана. Значит, категория полета была очень важна повсюду.
    «Копьеметалка» с изображением глухаря. Пещера Мас д'Азиль. Мадлен. Музей Сен-Жермен. Париж
    4. Категория Ба в египтологической литературе

    Самюэль Мерсер в «Исследовании Текстов Пирамид» высказывает осторожное предположение, что Ба воспринималась более личностно, нежели Ка. Так ему показалось, когда он изучал корпус Текстов пирамид. Я должен сказать, что разговор о категории Ба и подобных категориях требует от исследователя очень большой аккуратности. Серьезные египтологи говорят очень осторожно, так как ошибиться здесь очень легко.
    Костюм алтайского шамана. Бахрома символизирует птичьи перья. Музей им. В.Бианки. Бийск
    Генри Фрэнкфорт в своей книге «Kingship and the Gods» писал: «Мы ясно должны сознавать различия между Ка и Ба. Ба совершенно личностна, это – некоторый аспект умершего человека. Ба, представлявшаяся в образе птицы, часто изображалась. Ка никогда не изображался, не индивидуализировался и являлся силой, пребывающей в человеке и его свойством. Ба представляет одушевленного человека и не противопоставляется смерти тела. Она сохраняет тождественность человека, продолжая связь с его мумифицированными останками или с его статуей, но свободна от ограничений материи. Ба может перемещаться по своему желанию, менять свой облик, посещать Египет и воспарять в небеса. Она обладает великой мощью, но Ка и есть мощь». Вот утверждение крупного египтолога Г. Фрэнкфорта. В нем есть своя правда и есть своя неправда. Есть просто ошибки. Ошибкой, которую вы уже знаете, является то, что Ка, разумеется, изображалось. Вспомните изображение Хатшепсут и ее Ка, вспомните статуи из заупокойных храмов и, особенно, из самих гробниц, где идеализированный образ умершего изображал Ка. А часто, чтобы подчеркнуть, что это изображение Ка, над головой его изображался иероглиф Ка, то есть воздетые руки.
    Статуя Ка фараона Тутанхамона (XVIII дин.) Египетский музей. Каир
    Мощь ли Ка или не мощь, это вопрос. Все зависит от того, как посмотреть. Но сказать, что Ба обладает мощью, было бы не совсем верно. Потому что сила – это, конечно, Ба. Очень часто мы вообще не можем перевести Ба словом «душа», просто не можем, это будет странно звучать для нашего уха. Особенно, когда Ба употреблялось во множественном числе – Бау, а такое встречается часто, особенно в отношении богов. «Бау Ра» это, разумеется, не души Ра, а силы Ра. «Бау нечеру» – силы богов. Это очень часто.
    Посмотрим, например, 306-е речение Текстов пирамид:

    «Сколь прекрасно это зрелище,
    сколь великолепно это виденье —
    глаголят они, глаголят боги. —
    Восхождение бога этого в небо,
    восхождение Унаса этого в Небо.
    Слава сил его (бау) осеняет его,
    Ужас (шат) его по обе стороны от него,
    Тайные знания (хекау) его у ног его».
    Трудно перевести «души его осеняют его», правда? «Ужас его (шат) по обе стороны от него. Тайные знания (хекау) его у ног его» - то есть силы, ужас, хекау – это все разные аспекты воскресающего царя. Безусловно, это не души.
    Или 570-е речение Текстов пирамид:

    «Взойди ко мне! Ибо Солнце имя твое. Разгони тьму небесную, дабы явил себя Вышний Небосклона и дабы внимал он восхвалениям сил (бау) моих и славы моей в устах двух божественных Девятериц».
    Фараон Джосер, III дин. Египетский музей. Каир
    Конечно, восхваление не душ, а сил. В отношении человека множественность душ вообще не предполагалась.
    В позднем тексте птолемеевского времени, но претендующим на то, что он является указом царя III династии Джосера – того самого Джосера, который построил первую ступенчатую пирамиду (рис.7) – в так называемой «Стеле голода» с острова Сехель (рис.8), упоминаются некие книги, хранящие божественную премудрость и именующиеся «Бау Ра». Конечно, имеются в виду не души Ра, а силы Ра.
    «Стела голода» на острове Сехель
    Этот текст звучит так: «Пойду я в Дом Сетей, дается там человеку опора для дел, которые желает совершить он. Войду я в Дом Жизни, разверну я Бау Ра и буду я руководствоваться ими». То есть когда человек желает совершить какие-то дела, добрые дела, он будет руководствоваться книгами Ра, силами Ра. Но, конечно, не душами Ра.
    Тот же Л. Жабкар говорит: «Категория Ба, когда она употребляется в отношении Бога или богов, лучше всего может быть понята как проявление мощи этого божества».
    Зигфрид Моренц, богословски еще более тонко подходя к этому моменту. Он говорит, что в отношении Бога Ба может переводиться, как истечение (emanation), и, в соответствии с обыденным словоупотреблением, практически, скорее всего означало нечто подобное проявлению (manifestation).

    Так египтологи подходят к категории Ба.
    5. Древнеегипетские тексты о категории Ба

    Египтяне противопоставляли Ба и тело и в то же время мечтали о соединении тела и Ба. «Принадлежит Ба небу, а мертвое тело - преисподней», – читаем мы в одном тексте [Urk.IV.481], и это, в общем, достаточно понятно.
    А в другом тексте мы видим, как Ба и тело соединяются вместе, как они нужны вместе. Это 44-е речение Текстов ковчегов, начертанное на гробах князя (хатиу) Аменемхата (XII династия), хранящихся в Каирском музее (С28091-92): «Отверсты двери неба, ибо прекрасен ты! Взойди и узри Хатхор! Да перестанут возносить жалобы на тебя и изгладят все грехи твои те, кто взвешивают в день определения сущностей. Да сможешь ты соединиться с теми, кто на Ладье, с теми, кто в свите Ра. — Слова премудрости, произносимые жрецом в уподобление Ра, при осиянии светом». «Да узнаешь ты Ба свою на Высшем Небе, когда плоть твоя, тело твое пребывают в Оне (то есть в Гелиополе)». «Да будет иметь Ба твоя сердце, дабы помнила она о теле своем, дабы успешно могла она снести яйцо, из которого родишься ты. Явил ты себя владыкой запада, правящим людьми, пребывающими на земле. Воздвигни себя к жизни, ибо ты не умер. Да будешь ты жить вечно».
    Папирус Ани. Британский музей. Лондон
    Как вы видите, Ба и тело разделены. Ба пребывает на Высшем Небе, а плоть, тело пребывает в Гелиополе – в месте соединения неба и земли, но Ба должна помнить о теле, чтобы она могла успешно снести яйцо. Понятно, что здесь аллюзия: Ба – это птица, поэтому яйцо. Но какое яйцо? Из которого родишься ты! Оказывается, что пребывание Ба на небе, а тела в Гелиополе – это временное состояние, а тебе надлежит родиться. Помните, «должно вам родиться свыше» [Ин 3:7]. Это еще предстоит. И как результат этого рождения, ты станешь владыкой запада, то есть Осирисом, который управляет людьми, пребывающими на земле, и Осирисом, который живет вечно. И здесь граница, момент, когда происходит Суд над человеком. Потому что день определения сущности – это Суд, тот Страшный суд, когда действительно каждому будет определено, кто он есть. Об этом мы будем еще говорить. И в результате, если на Суде будет положительное определение, то твоя душа снесет яйцо, из которого родишься ты. Удивительный образ!
    Для египтян была очень характерна фраза: «душа над телом» («Ба хор хат»). И действительно, душа над телом изображается в тысячах заупокойных картин Среднего и Нового Царства . А в древности изображать это боялись. Например, на иллюстрации к 17-му речению текстов Книги Мертвых из гробницы Хунефера ясно видно, что душа рядом с телом. И, кстати говоря, очень хорошо видно, что Ба Хунефера и сам Хунефер имеют одно и то же лицо.
    Папирус Хунефера. Речение 17. Британский музей 9901/5. Лондон
    6. «Разговор разочарованного со своим Ба»

    Но не только умерший имеет Ба. И живой человек имеет Ба. От XII династии до нас дошел замечательный уникальный текст, сохранившийся только в одной версии. Это Берлинский папирус 3024. Это текст разговора, как обычно его называют ученые: «Разговор разочарованного со своим Ба». Он живой человек, но живой человек на грани самоубийства. Он говорит о том, как тягостно и плохо на земле, как жизнь совершенно безрадостна. И он просит свое Ба не оставлять его после смерти, а Ба убеждает его не совершать суицида, остаться и иметь мужество жить. Интересно, что они именуют друг друга, то есть человек и его душа, братом и другом. Хотя сам текст принадлежит XII династии, то есть уже Среднему Царству, он, безусловно, отражает реальности Первого переходного периода и в этом смысле похож на речения Ипувера, то есть это текст эпохи кризиса, текст времени страданий, когда жить не хочется. Интересно, что в нем Ба и человек, если угодно, противостоят друг другу. Они брат и друг, но все же они собеседники. Здесь вопрос: если ты беседуешь со своей душой, то кто ты, и кто в тебе беседует с твоей душой? Мы ясно видим, что человек в этом тексте стремится совершить поступок, который в Древнем Египте считался катастрофическим, то есть самоубийство, и Ба его отговаривает от этого. Так ЧТО в человеке стремится к тому, чтобы совершить этот катастрофический поступок?
    7. «День определения сущностей»

    Интересно, что и христианская традиция знает целый цикл текстов разговоров души и тела. Это дидактические тексты, в которых тело упрекает душу за то, что она соблазняет тело, увлекает его не туда, а душа говорит, что это не я, это твои страсти увлекают тебя, а не душа. Ты предаешься своим страстям вместо того, чтобы следовать за мной к Богу. Наиболее характерный текст – это «Диоптра» Филиппа Пустынника, переведенный на русский язык Гелианом Михайловичем Прохоровым и изданный в «Памятниках переводной русской литературы XIV-XV веков» (Ленинград, 1987 год). И мы видим, что в этой беседе души с человеком, с обладателем этой души Филиппом Пустынником, противопоставляются две вещи – телесное желание (тело) и высшее стремление, высшая воля (душа).
    В Египте, на первый взгляд, что-то похожее. На самом деле чуть-чуть акценты другие. В Египте многократно повторяется одно и то же пожелание, чтобы твоя душа не отделилась от тела: «Да пребудет твоя душа, не отделенная от твоего тела». Да, душа находится на небе, а тело в Гелиополе, и в то же время душа не должна отделяться от тела. Речь идет не о смерти, это же пожелание умершему уже человеку. Вот у умершего человека душа не должна отделяться от тела, Ба не должна отделяться от тела. Мы видим многократные изображения, когда Ба сидит на груди, находится сзади сидящего умершего или над ним, распростерши крылья, как бы парит над умершим, или Ба рядом с умершим.
    Папирус Ани. Гл. 89. Британский музей. EA10470/18. Лондон
    От XII династии, то есть от начала Среднего Царства, до нас дошла целая группа гробов из Эль-Берше, где присутствует одно и то же речение, в большей или меньшей степени сохранности. Это 44-е речение Текстов саркофагов, которое я вам только что прочел. И вот мы видим из этого речения, что душа и тело должны быть вместе, они не должны разделяться. Но ясно, что ни Ба, ни тело не есть сам человек. Человек желает видеть свою Ба, человеку важно, чтобы Ба не забывала о теле. Единство Ба и тела – залог воскресения, рождения из яйца. Но и тело, и Ба – это не человек.
    В «день определения сущностей», «хесеп кеду», судится не Ба, и не тело, но сам человек. Что же такое «день определения сущностей»? Кед – это внутренняя волевая установка, суть, нрав. Это и есть то, что судится. Судится воля. Воля и душа – это разные вещи для египтянина. Это мы должны ясно понимать. Ученые по-разному это видят, по-разному пытаются объяснить. Но вот несколько объяснений.
    «Первоначально, — указывал глубокий знаток древнеегипетской религии Герман Кеес, — Ба не являлось частью чего-либо (и, потому, не была также и "душой"), но, напротив, было понятием целостности... предназначенным для различения между божественными и человеческими сущностями». То есть Кеес хочет сказать, что Ба была свойственна божественная сила. Но на самом деле это не так.
    Зигфрид Моренц пишет: «Проведенный нами анализ подтверждает, что в действительности Ба – это жизненная сила и божественная сущность, которая или дает жизнь неодушевленной материи или возносится горé из одушевленных земных созданий». Вот это уже намного ближе к делу. То есть Ба – божественная сущность, но она дается человеку, она присутствует в каждом человеке. «Ба является персонификацией жизненных сил умершего человека, как физических, так и психических», – говорит Л. Жабкар. И это правильно.
    То есть мы можем из этих образов предположить, что Ба – это и божественная энергия, и некая личностная сущность, и то, что в конечном счете является причиной вынесения приговора, но не она судится! Она скорее является, если угодно, свидетелем. Или, если еще точнее, предметом судебного разбирательства, но не объектом суда.
    Именно божественный характер Ба как силы заставлял ученых предполагать, что в древности Ба принадлежала только царям, и только по мере, - как неловко говорили ученые, а кто-то говорит до сих пор, – по мере «демократизации ритуала» она в Первый переходный период и потом в Среднем Царстве стала принадлежностью всех. Отсюда, кстати, и изменение изображения иероглифа – от обычной птицы к птице человекоголовой.
    Но у нас нет абсолютно никаких оснований предполагать, что Ба когда-то принадлежала только царям, это чистое умозрение. Надо сказать, что в свое время, в 50-60-е годы, было две школы – немецкая и французская. И если немцы утверждали в основном эту позицию, то французские ученые настаивали на противоположной, что Ба была свойственна практически всем людям и всегда. Я думаю, что французы были правее, потому что Ба – это, безусловно, очень древняя категория. Еще не было царской власти, а Ба уже была известна египтянам.
    8. «Кто так знает»

    Еще одним шагом к пониманию того, что такое Ба, для нас будет 456-е речение Текстов пирамид, которое сохранилось в трех пирамидах: Пепи I, Меренра и Неферкара. Нам, в сущности, важна одна строчка из этого речения, но вырывать ее из контекста я бы не хотел. Для нас с вами еще важно – уже не в смысле понимания Ба, а в смысле погружения в египетский ритуал – то, что в этом речении присутствует довольно редкая в Египте формула: «Кто так знает» («рех су рер эр пен»), аналогичная древней санскритской формуле «ya evam veda» («кто так знает»).
    Это классическая ритуальная формула, которая говорит, что кто так знает, будет что-то иметь, а кто так не знает, как говорится в этом речении, тот этого иметь не будет. Опять же, у нас говорят, что это простая магия, но я объясню, – уже объяснял и объясню еще раз, – что это совсем не магия. Предполагается, что истина открывается человеку, ищущему истину. А тот, кто ищет истину, должен иметь веру. Нельзя без веры искать истину, не найдешь ты ее, и будешь ты отвлекаться на какие-то другие вещи, и эти вещи, посюсторонние, мелкие, обыденные, они поглотят тебя. Поэтому только если ты сосредоточен всецело на поиске истины, она тебе откроется. И тогда ты будешь тот, кто так знает, и, соответственно, тогда ты сможешь достичь того, чего ты чаял.
    Теперь обратимся к этому интересному речению. Тем более, очень важно, что, как вы видите, оно присутствует в трех пирамидах.
    «Слава Тебе, Великий Единственный, сын Великого Единственного!» Понятно, что речь идет о Горе и Осирисе.

    «Спешат отворить для Тебя кровли Великого Дома». Имеется в виду Небесный Дом.
    «Служат Тебе в Доме Дольнем (пер незер). Створы окон небесных отверсты для Тебя. Сияние солнца изливается на Тебя. Слава Тебе, Единственный, пребывающий каждодневно». То есть это и Осирис, и Ра.

    «Грядет Вышний, грядет широко шагающий, Тот, Кто властен над небесами, кому подвластны боги. Слава Тебе, Мощь (Ба) божественная, пребывающая в красной крови его». Вот эта строчка нам и нужна была.
    9. «Мощь божественная, пребывающая в красной крови его». Мистика крови

    «Единственный, о Котором глаголал отец Твой, – то есть Осирис, – Премудрый, о котором глаголали боги. Восхитил ты престол свой в зените неба, в месте том, где упокоилось сердце твое. Проходишь Ты небеса шагами Твоими, соединяешь Ты Нижнюю и Верхнюю страну в Твоем шествии. Тот, кто воистину так знает это речение Ра, эти слова Вышнего Небосклона (Горахти), будет знать его Ра, будет он вместе с Вышним Небосклона. Меренра сей (в данном случае Меренра, но также и Неферкара, и Пепи I) знает так это речение Ра, Меренра повторяет эти слова Вышнего Небосклона. И потому знаем Меренра Ра. Вместе он с Вышним Небосклона. За руку Меренра будет возведен в небо, дабы был он среди спутников Ра» [Pyr.§852-856].
    В этом мощном анастатическом тексте очень важен момент: «Слава Тебе, Ба божественная, пребывающая в красной крови Его» - то есть в крови Гора, а Гор, в данном случае, это не только Гор, Спаситель Своего отца, но Он и властен над небесами, Ему подвластны боги, Он – сердце Птаха. Он - центр, в котором замысливалось всё. И поэтому, если угодно, это средоточие, Вышний как образ Бога Вышнего, как образ Бога-в-Себе.
    И вот, «в красной крови Его пребывает Его Мощь». Здесь речь идет, конечно, не о телесной крови, но о том, что это духовная кровь, это кровь божественная.
    В чем же тут дело? Надо понять, что такое кровь, мистика крови. В Египте вообще редко вспоминают о крови, очень редко. Там другие образы. Например, образы дыхания. Но, безусловно, кровь – это очень мощный образ. Кровь – это то, что дает жизнь, так же, как и дыхание. Кровь – это то, что изнутри человека дает ему жизнь. Если дыхание приходит извне, то кровь – это то, что внутри и дает жизнь. Вот вытекла кровь – человек умер. «Умер от потери крови», – мы часто это говорим. Для жизни тела необходима кровь. А для жизни Ба, для жизни души, для жизни духовной, небесной необходим аналог этой крови, но духовный. Что это за аналог? В данном случае мы понимаем, что этот аналог – это божественная Мощь, которая струится в Меренра, пульсирует в нем и которая является его духовной кровью, если угодно.
    Мы теперь понимаем, что все эти древние символы, известные со времени верхнего палеолита, даже среднего палеолита (они появляются уже у неандертальцев) - символы охры, символы крови – это все не просто физическая кровь, не попытка заменить физическую кровь красным порошком, а это образы жизни духовной, образы жизни после смерти. Это та жизнь, которая в человеке.
    Изображение вульвы, окрашенной охрой. Солютр. Пещера Чуффин. Кантабрия, Испания
    Здесь интересно, если угодно, различие двух символов. Для нас наиболее распространенный символ – это, как я уже говорил, дыхание. Поэтому Дух Божий, Дух животворящий - это одно из Лиц Святой Троицы, которое дает всему жизнь. И в этом смысле для человека важно, что так же, как Дух приходит извне и дает жизнь, так же и дыхание входит извне и дает жизнь.
    Но жизнь в человеке есть и внутренняя жизнь. И вот эта внутренняя божественная жизнь (вспомним слова из 81 псалма: «вы - боги и сыны Всевышнего все вы»), эта внутренняя нескончаемая сила символизируется кровью. В этом и тайна евхаристического таинства. «Кто не пьет Кровь Мою и не ест Плоть Мою (то есть Мои внутренние силы, Мое внутреннее Естество), тот не имеет части со Мной» (ср.: Ин. 6:53-56). Человек должен иметь внутреннее единство с Богом. Он должен весь, как говорят греки, «обожиться», в нем должен произойти «перихоресис», соединение природ изнутри. Не извне, как приходит дыхание, дается жизнь всему живому, а изнутри. Отсюда вот эта символика крови и, кстати, символика христианского причастия.
    Итак, для египтянина кровь духовная – это божественная сила. Об этом совершенно ясно сказано в этом речении. И если физическую кровь гонит сердце, то не случайно Гор назван сердцем Птаха – он гонит эту духовную кровь. Он дает ей жизнь и дает ей жизнь не только, естественно, в Птахе, но и в каждом человеке, в том, который это знает, в том, который это понимает. Поэтому здесь мы и встречаем эту редкую формулу: «кто так знает». И кто так знает, того Ра ведет на небо, потому что в нем течет эта кровь. Он уже одно целое с Ра.
    Эта духовная кровь – Ба. Ба – «Мощь божественная, пребывающая в красной крови его». Вот эта божественная кровь – это и есть то, что дает людям божественную жизнь. Неслучайно выражение «Гор – это великая Ба Осириса». Потому что Осирис был повержен, но от него, его семенем, зачат Гор. В этом смысле тоже как бы произошла передача вот этого внутреннего естества. Ведь может быть кровь, может быть семя, это неважно. И он его оживляет, он дает ему жизнь.
    10. Гор как Ба Осириса

    Это, кстати говоря, совершенно ясно проговаривается в одном из Текстов Ковчегов, в 94-м речении. Сейчас я скажу об этом тексте, но, заканчивая разговор о 456-м речении Текстов пирамид, хочу сказать, что большинство ученых не видят этого образа. Вот эту строчку: «Слава Тебе, Мощь божественная, пребывающая в красной крови его», большинство египтологов - и К. Зете, и Г. Кеес, и С. Мерсер, и Р. Фолкнер - понимают как аллюзию кровавого заката. Потому что Горахти - Вышний Небосклона. И умерший, собственно говоря, уходит в закатные облака, окрашенные уходящим солнцем, как бы – в кровавый закат. У нас этот образ тоже есть. И, пожалуй, единственный из известных мне египтологов, французский египтолог Ж. Пирен, говорит, что это не синоним Горахти. Ба в крови – это образ воскресения. И я думаю, что он прав. Если это просто поэтические формулы, зачем тогда потом эта страшная формула: «тот, кто так знает» (соответственно, кто не знает – тому конец)? Это - ритуальная формула. А что знает? Что солнце уходит в облака на закате? Это знает каждый дурак. Значит, речь идет, конечно, о каком-то очень глубоком знании. Я думаю, что с этим знанием мы сейчас познакомимся.
    А теперь давайте перейдем к 94-му речению из Текстов ковчегов, которое сохранилось в Эль-Берше на гробе Сепи (XII династия). Оно так и называется: «Речение слов, дабы душа могла возлетать на тело свое». Это название речения, а дальше идет следующее: «Я есмь сын Осириса, наследник Его, равный Ему». Теперь вы прекрасно знаете, кто это такой. Это, конечно, Гор, но это, безусловно, и умерший.
    Фрагмент изображения из саркофага Сепи. Египетский музей. Каир
    «Я есмь мощь (Ба) в красной крови Его». Вот, пожалуйста, никакого уже заката и в помине нет. «Я есмь тот, кто обрел сей великий венец Нижней Страны, принадлежащей Осирису, обретения которого страшились боги». То есть Сет убил Осириса и завладел венцом, а я этот венец забрал. И это сделал Сепи! «Ибо я есмь та великая сила (Ба) Осириса, которой повелели боги соединиться с ним, дабы пребывал он в зените дня». То есть после суда боги повелели Осирису воскреснуть, дабы он уже был не мертвый, а живой, и пребывал в зените дня.
    «Я восставил Осириса из истечения плоти его, из семени, которое изверг член его, дабы мог он восходить в День, дабы мог он соединяться с ним» - то есть с Днем, с Жизнью. В данном случае, сам Гор является истечением плоти Осириса, его семенем, и он же дает жизнь отцу. И сила Осириса, которая перешла в Гора, возвращается в Осириса через Гора и в результате победы Гора над Сетом.
    Так что идея божественной крови, духовной крови, которая дает жизнь – это идея Ба. Божественная сила входит в человека, как она вошла в умершего Осириса, и становится его силой, его Ба. У человека нет своей силы, потому что у человека вообще нет ничего своего, он - творение, он сотворен, он тварь. Ему дана сила от Бога. И эта сила от Бога и есть Ба. Но эта сила от Бога центруется его волей (кед), определяется его волей. Эта сила может быть, если угодно, синергийной Богу, а может быть и противоположной воле Божией.
    Сердце, которое взвешивается на Суде, это же, на самом деле, символ воли, символ кед. Сила божественная формируется человеческой волей. И тогда образуется душа.
    Взвешивание сердца. Папирус Ани. Британский музей. Лондон
    Душа – это сила, если угодно, слепленная человеческой волей, поэтому у нее человеческое лицо. Она сохраняет личность человека навсегда. Это не какая-то энергия, которая вошла в лампочку – лампочка зажглась, потом выключили электричество, и лампочка потухла. Нет, это та энергия, которая вошла в человека и живет с ним. Причем она вошла в человека после его телесного, физического зачатия, до его рождения, и соединяется с ним на всю жизнь. Египтяне считали, что, в отличие от Ка, которое предвечно, Ба рождается вместе с телом. И человек из этой Ба своей волей лепит свой духовный образ. Позволю себе сделать смелое сравнение. Это то, что индуисты и буддисты называют «нама-рупа» – «имя-образ». Вот его лепит человеческая воля из божественной энергии. Это и есть душа.
    Поэтому Ба, божественная энергия, с одной стороны, всегда есть некий дар человеку, а, с другой стороны, это сугубо личная вещь, потому что она внутри человека и человеком образуется, точнее - преобразуется. И чем более человек, – это я уже говорю сейчас от себя, – чем более человек пытается осуществить замысел о нем, то есть осуществить свое Ка, тем больше ему дается этой энергии и силы. Поэтому силы человека беспредельны, ибо они всегда соединены с Богом. И только человеческий грех, человеческое неследование воле Божией делает человека изолятором, и эта божественная энергия не вливается больше в него, ибо то, что в нем есть, он использует не на добро, а на зло. И постепенно человек теряет эту божественную силу и, в конечном счете, погибает.
    11. Личностность и «осиричность» категории Ба

    Ба не подобна Ка, это разные вещи. Ка всегда равно себе. Хороший человек или плохой, грешник или праведник, его Ка всего божественно и совершенно. Это замысел о нем. Он не меняется. Он всегда абсолютен, как абсолютен Бог. А Ба – это переменная величина, которая зависит от человеческой воли. Самюэль Мерсер прямо указывает: «Ба рождается вместе с телом и продолжает жить после его смерти». У тех, у кого Ба соответствовала замыслу о нем, это Ба становится Ба Осириса, потому что и Осирис праведник, и Осирис воскрес, потому что Он праведен, а убит Он неправедно, смерть повергла его неправильно. Но при этом Ба каждого и осирична, и лична. Поэтому-то египтяне и говорили: Осирис-Пепи, Осирис-Тети и так далее.
    В Текстах пирамид мы уже ясно видим это понимание. Вот, посмотрите, 223-е речение:

    «Даны Богу приношения божественные.
    Дан Пепи этому хлеб его.
    Приди же к силе (Ба) твоей, о Осирис!
    О Сила (Ба) среди блаженных воскресших,
    Могущественный в пребывалище Своем» [PT 223, Pyr.§ 215]
    Мы видим, что Пепи дается хлеб, и этот хлеб – это и есть Ба. Так же, как пища дает жизнь, и без пищи человек обессиливает и умирает, так же он обессиливает и умирает без Ба.
    «Приди же к силе твоей, о Осирис» – это обращение к Пепи. «Приди», конечно, не к хлебу земному, который есть только образ, а приди к самому Осирису, приди к самому Богу, и ты станешь силой (Ба) среди блаженных воскресших, среди аху, и будешь могущественным в пребывалище своем.
    Или посмотрим 412-е речение Текстов пирамид. Там уже мы увидим образы смерти и воскресения Осириса в связи, естественно, с царем, в связи с человеком.

    «Этот великий лежит на боку своем.
    Тот кто в Недите — трепещет».

    Вы помните, что Недит – это страна повержения, образ смерти.

    «Ра воздвигает главу его. Ненавистен ему (умершему) сон, отвратительна неподвижность».

    Вот те, кто любят долго поспать, вспоминайте эту формулу. Это формула жизни!
    «Ненавистен ему сон, отвратительна неподвижность.
    И плоть Тети этого не истлеет, не разложится, не издаст зловония.
    Ты не пройдешь мимо, не прошествуешь
    Ты не пойдешь путем, на котором расчленен был Осирис (то есть путем смерти).
    Взойди же в небо как Орион
    Ибо как Сотис могуча душа твоя.
    Подобает тебе быть Ба — и ты еси Ба.
    Подобает тебе быть могучим (сехем), — и ты могуч.
    Да пребудет душа (Ба) твоя среди богов,
    Как Вышний пребывает в Ириу (какая-то область, нам не совсем понятная)» [PT 412. Pyr.721-723]
    Так что здесь альтернатива жизни и смерти, и если душа оправдана, если твоя душа, как у Осириса, праведна, если она, слепленная твоей волей, осирична, то ты взойдешь на небо.
    Именно благодаря Ба, воссоединяющейся с телом у праведников, воскресает тело. Это удивительно изображают египетские тексты, но это удивительно изображают и пасхальные христианские тексты. Мы помним формулу из пасхальной стихиры: «Во аде же с душею, яко Бог». Вот это, собственно говоря, вполне было бы понятно египтянину. Ба пребывает с тобой, ибо ты Бог - не потому, что ты особый Сын Божий, но потому, что всякий, кто творит правду, божественен, и он не теряет душу свою.
    Осирис и Ба – это очень близкие понятия. И подчас мы видим, как они даже подменяют друг друга. В Текстах саркофагов, например, в речении 492, мы видим эти подмены между Ба и Осирисом. Смысл такой, что силы зла должны отойти от умершего, потому что он Осирис. Например, Ба умершего Аменемхета-хапи именуется «Ба Быка Запада», то есть Ба Осириса, которому даются приношения на земле живых. «О Пепи, – говорится в Текстах пирамид, – да пребудет твоя Ба среди богов, среди воскресших, ибо трепетом к тебе полны сердца их» [РТ 422, Pyr. §763].
    В текстах Книги мертвых есть специальное речение (85-е), которое именуется «Превращение в Ба живое» («рен ирет хеперу эм Ба анех»). «Превращение в Ба живое. Речение слов, дабы превратиться в Ба живое и не идти в место страданий. Кто познал его, никогда не погибнет». Это очень важный момент. Значит, Ба живое – это то, которое соединено вот с этой божественной энергией навсегда, оно праведно и не идет в место страданий.
    Давайте продолжим дальше чтение этого речения из списка Книги мертвых из гробницы домоправителя хранителя царской печати Ну, находящегося ныне в Британском музее (ВМ №10407). Вот этот текст:
    «Я есмь Ба Ра, вышедшая из Нуна
    Ба Бога, создавшего пищу божественную.
    Отвратительно мне творение неправды, и я никогда не увижу ее!
    Я есмь пища божественная, которая никогда не погибнет, ибо имя мое - Ба. <...>
    Я есмь Владыка Света.
    Отвратительна мне смерть и не отправлюсь я в место страданий инобытия.
    Это я преобразил Осириса и даровал довольство тем, кто в свите его.
    <...>
    Я есмь Нун — и делатели неправды не причинят мне вреда.
    Я первый из изначальных - Сила сил вечных богов.
    Тело мое неразрушимо. Мой образ - вечность.
    Я - владыка годов, правитель бесконечности.
    Я тот, кто создал тьму и воздвиг престол ее на грани небес. <...>
    [BD 85, 1-11]
    «Я есмь Ба Ра, вышедшая из Нуна». То есть я - душа Ра, вышедшая из Нуна. Это никакое не превозношение, это констатация. «Ба бога, создавшего пищу божественную». То есть мое Ба – это божественная пища, которая является Ра и создана Ра, то есть во мне эта божественная энергия. «Отвратительно мне творение неправды, и я никогда не увижу ее». Очень важная оговорка. Потому что, если я творю неправду, понятно, что я леплю божественную энергию неправедно. В итоге все рушится, эта энергия уходит, и я оказываюсь, можно сказать, у разбитого корыта.
    «Я… есмь пища божественная, которая никогда не погибнет, ибо имя мое - Ба». То есть я принимаю в себя божественную пищу, я питаюсь божественной пищей так же, как мы питаемся пищей евхаристического таинства. И имя мое - Сила (Ба), потому что во мне эта сила не убывает, не распадается, не деформируется, она следует божественной воле.
    «Я есмь владыка света. Отвратительна мне смерть, и не отправлюсь я в место страданий инобытия. Это я преобразил Осириса и даровал довольство тем, кто в свите его» - то есть я - Гор.
    «Я есмь Нун». Нун, как вы помните, это Инобытие. «И делатели неправды не причинят мне вреда». Какой вред делатели неправды, эти люди со скомканным и почти уже испарившимся из их воли Ба, могут причинить Нуну? Конечно, никакого. «Я первый из изначальных - Сила сил вечных богов. Тело мое неразрушимо, мой образ - вечность. Я - владыка годов, правитель бесконечности. Я тот, кто создал тьму, воздвиг престол ее на грани небес». Так что вы видите, что вот это обладание Ба дает огромные возможности.
    12. Тайна воскресения

    Есть такая классическая египетская формула, что его Ба на небе, его тело в Дуате (в Инобытии), его образы на земле (вспомним Лейденский гимн Амону (P.Leiden I,350,iv, 16)). Образы – это статуи, храмы, но самое главное - останки, реальные его останки. Вот тело – это образ человека, материальный образ человека. В материальном мире и образ материален. Это тело усопшего и, естественно, все, что с ним связано: храм, гробница, обелиск и все прочее. Но цель - это соединение Осириса, который в Дуате, и Ра, который на Небе. То есть соединение Ба и, если угодно, победившей смерть личности – это Осирис-Пепи, Осирис-Тети. Вот соединение Ба с этой победившей смерть личностью и означает воскресение плоти.
    Плоть воскресает тогда, когда личность и божественная личностная энергия, воля и личность (кед и Ба), соединяются снова вместе. И это будет, как говорится, в последние времена. И поэтому, когда мы встретим в 1130 речении Текстов саркофагов таинственные слова о том, что в конце концов, когда пройдет бесконечное число лет, миллионы миллионов лет, Ра и Осирис воссядут на одном троне, Ра в Осирисе и Осирис в Ра, мы должны понимать - вот это и есть образ воскресения, когда личность, пребывающая в Инобытии, и сила божественная, но личностная, пребывающая в Боге, вновь соединятся, и воскреснет тело, которое лежит в гробнице, или где угодно вообще лежит, и оно соберется вновь.
    Соединение Ра и Осириса. Шестой час. Книга Врат
    То есть можно сказать, что мы видим две линии понятий. Первая линия: Сверхбытие Нуна – Гор как сердце творящего Птаха – Ба, которая через Гора входит в каждого человека – воскресение, если человек соответствует Гору, если он истинный сын своего отца – и личное божественное бессмертие. Личное, потому что навсегда человеческой волей Ба оформлена личностно в этой земной жизни. В этом, наверное, главный смысл земной жизни для египтянина.
    А другой вариант: Сверхбытие Нуна – Гор – отсечение Ба лично избранным злом – и после этого смерть. Потому что уход Ба, уход божественной силы – это смерть окончательная, как говорили египтяне – «вторая смерть».
    В «Книге дыхания» (Луврский папирус 3284), мы читаем: «Ты видишь очами своими, внемлешь ушами своими, глаголешь устами своими (естественно, речь идет об умершем), шествуешь стопами своими, ибо божественная сила (Ба) твоя — в инобытии». Она вошла в инобытие как твоя сила, как твоя Ба.
    В Текстах ковчегов сохраняется этот образ встречи Осириса с Ба Ра и превращение их в бау, единую двоицу сил. Это речение 335 Текстов ковчегов. На стеле Рамсеса IV из Абидоса единая Ба Ра и Осириса «глаголет одними устами».
    В уже цитировавшемся нами Лейденском гимне Амону (папирус Лейден I,350, iv, 16) говорится о том, что Ба Бога пребывает на Небе, тело в Дуате, а образ Его на земле. Поэтому египтяне относились к этим образам очень серьезно. Они считали, что Ба в некоторой степени пребывает и в телесных останках, и в статуях, и даже в тех животных, которые специальный ритуал делал живыми образами Бога. Поэтому поклонение быку Апису или божественному крокодилу Собеку – это поклонение Ба Осириса, Ба Собека. Или, скажем, в баране, как живом образе Амона, пребывает Ба Амона. Ба пребывает с теми сущностями, с которыми оно соединено персонально, личностно.
    Бог Собек. Рельеф из храма в Ком Омбо
    Отсюда, кстати говоря, идея поклонения мощам в православии. Потому что в них пребывает не только и не столько личность умершего праведника, сколько личность обоженная, уже единая с Богом. И в останках обычного человека, если он хороший человек, тоже пребывает – пусть, может быть, с меньшей силой, это же божественное начало. А если это плохой человек, то, соответственно, в нем пребывает что-то совсем другое, что-то плохое, то, что, наоборот, может только затруднить бытие мира.
    Ориген в своей знаменитой книге «Против Цельса», сам будучи египтянином, сказал, что «есть основание и право расточать египтянам похвалу за то, что они обладают многими загадочными истинами, которые не следует презирать. К примеру, они способны искусно давать возвышенные объяснения, касающиеся почитания у них животных» [Против Цельса 3.19]. В отличие от римлян и греков, насмехавшихся над почитанием египтянами животных, Ориген, сам будучи не только замечательным христианским богословом, но и знатоком традиционных египетских учений, считал, что это искусное объяснение, это объяснение, подводящее ко Христу, а не уводящее от него.
    Но между животными, статуями и живым человеком в отношении Ба была огромная разница. Животные, статуи обладали Ба – божественной энергией, которая была дана им Богом, но у них не было, если угодно, своего вклада в это Ба. А человек потому и божественен изначально, что он эту божественную энергию, которая пронизывает весь мир (ведь кровь течет в жилах всех теплокровных существ), преображал своей волей и или возвращал ее еще более совершенной Богу, или уничтожал ее своим злом. Поэтому место человека в бытии совершенно уникально в этом смысле.
    И интересно, что современный христианский богослов - отец Георгий Флоровский (я думаю, что он один из лучших наших богословов), в очень интересной статье «Тварь и тварность», которая опубликована недавно в сборнике «Догмат и история», очень четко об этом сказал: «Божественный образ или идея твари есть в то же время воля Божия и сила Божия, которая создана и содержится в твари». То есть он сказал вещи, очень близкие к тому, о чем нам говорили египетские тексты.
    Прот. Георгий Флоровский (1883-1979)
    13. Ба и сехем

    Ну и, наконец, почти синоним Ба – это сехем. Сехем изображался такой вот подставкой, на которой стоял жертвенный хлеб, жертвенная пища (рис.18). Тоже очень характерно. Сехем и Ба очень часто пересекались. Это были почти синонимы. Хотя, видимо, в Древнем Царстве и в доисторический период все-таки между ними была какая-то разница.
    Иероглиф сехем
    Прочитаем 422-е речение Текстов Пирамид: «О Пепи, выйди, ибо воскрес ты, и могущество твое божественно. Ты наследник Осириса, пребывает с тобою Ба твоя и сила (сехем) твоя вокруг тебя. Увенчан ты короной Верхней Страны, и венец мизут на руках твоих». То есть в тебе божественная сила и мощь – эти, во многом очень близкие понятия.
    Стела царского сына и жреца Ра из Гелиополя, сидящего перед жертвенным столом. Египет, IV династия. Британский музей
    14. «Божественная частица» в человеке

    В завершение скажем, что египтяне, когда познакомились с греческим языком, никогда не переводили слово «Ба» словом «псюхе» («душа») – таких переводов просто нет. Они всегда переводили его как «сила». И, скажем, в эпоху Рамессидов существовала поговорка, очень похожая на нашу: «Бау царя хуже смерти», то есть силы царя, энергии царя хуже смерти. Как говорится, на кого обратит свой глаз царь, владыка, тому несдобровать.
    И копты продолжили эту традицию. Слово «бау» во множественном числе («бэу», по-коптски) – это ничто иное, как «насилие». В некотором роде Ба оказывается антонимом слову «хотеп». «Хотеп» – это довольство, мир, благополучие, а «бау» – это сила, насилие. То есть слово уже отрывается от своего божественного первоначала и становится просто силой, в том числе и грубой разрушительной силой.
    Мы, наконец, поняли, в чем дело. Душа (Ба) – это божественная энергия, центрованная, слепленная и направленная волей человека. Для египтянина и душа, в нашем смысле слова (как эмоциональный мир), и ум (как божественное начало в человеке), они оба объединялись словом «Ба». Если угодно, очень коротко, Ба – это божественная сила, оформленная человеческой волей. Причем постепенно в Египте меняется акцент. Если в выражении «божественная Ба человека» в Древнем Царстве делался акцент на слове «божественная», и было важно, что это божественная энергия в человеке, то, начиная со Среднего Царства, делается акцент на «человека»: «божественная Ба человека», - человек как вместилище божественного. То есть некий гуманистический, ренессансный принцип начинает присутствовать со Среднего Царства в Египте и достигает абсолютной силы к XVIII-XX династиям уже Нового Царства.
    Должен сказать, что христиане, особенно глубокомысленные христиане, прекрасно понимали именно в этом смысле категорию души. Естественно, они по-гречески называли ее «псюхе». Святитель Григорий Нисский в специальном трактате «О душе и воскресении» указывал, что «душа сообщает телу жизненную силу». Жизненная сила – «динамис». «А поскольку жизненная сила - свойство божественное, то и душа божественна», – продолжает он.
    Григорий Богослов в своей прекрасной I богословской поэме именует душу (подумайте!) «струей невидимого Божества», «Божьим дыханием», «светом, заключенным в пещеру (то есть в наше естество), однако божественным и неугасимым» и даже «божественной частицей» в человеке. Вот что такое душа.
    Свт. Григорий Богослов, 1408 г. Иконостас Успенского собора. Владимир
    «Душа… есть существо свободное, обладающее способностью хотения и действования, она доступна изменению, и, именно, изменению со стороны воли». Это Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры» (II,12).
    Ну и, наконец, Григорий Палама (XIII век): «Отделение Бога от души есть смерть души и вечная смерть человека». То есть не отделение души от тела, а отделение Бога от души. Египтянин, подумав, понял бы эти слова, произнесенные через тысячу лет после конца египетской религии. Конечно же, если Бог отделяется от души, то есть если из энергии, слепленной человеком, уходит Бог, энергии не остается, и это, понятно, есть вечная смерть человека.
    Свт. Григорий Плама. Фреска 1547г. Афон. мон. Дионисиат
    Вот такая удивительная категория – категория Ба, которая помогает нам, кстати говоря, лучше разобраться с понятием души и в нашем собственном культурном поле.

    comments powered by HyperComments