НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 30
Древнеегипетские заупокойные тексты


аудиозапись лекции
содержание
1. Причины появления заупокойных текстов. Отличие от Месопотамии и других цивилизаций

2. Формирование корпуса заупокойных текстов

2.1. Жертвенные формулы

2.2. Нравственная составляющая заупокойных текстов

2.3. Автобиографии

3. Тексты пирамид

3.1. История открытия

3.2. Публикации и переводы

3.3. Тексты пирамид в позднейших корпусах египетских заупокойных текстов

3.4. Структура Текстов пирамид

3.5. Тексты пирамид – «царские» тексты?

3.6. Магия или ритуал?

3.7. Проблема происхождения и предназначения Текстов пирамид

4. Тексты саркофагов: происхождение, предназначение, публикации, переводы

5. Книга Выхода в День

6. Заупокойные тексты Нового царства («Книги иного мира»)

список рекомендованной литературы
1. Лаврентьева Н. В. Мир ушедших. Дуат: образ иного мира в искусстве Египта (Древнее и Среднее Царства). – М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2012.

2. Лауэр Ж.-Ф. Загадки египетских пирамид. М.: Наука, 1966.

3. Allen J.P. Reading a Pyramid. – Hommages à Jean Leclant. Études pharaoniques. T.1 (IFAO, BdE 106/1). Le Caire, 1993. P. 5-28.

4. Allen J. P. The Ancient Egyptian Pyramid Texts. – Leiden: Brill, 2005.

5. Allen T.G. The Book of the Dead or Going forth by Day. Ideas of the Ancient Egyptians Concerning the Hereafter as Expressed in Their Own Terms. SAOC, vol. 37. Chicago: The University of Chicago Press, 1974.

6. Franke D. The Middle Kingdom Offering Formulas – A Challenge // JEA. – 2003. – Vol. 89. – P. 39—57.

7. Hays H.M. The Organization of the Pyramid texts: Typology and Disposition. - Leiden: Brill, 2012.

8. Hornung E. The Ancient Egyptian Books of the Afterlife / Transl. by D. Lorton. – Ithaca, London: Cornell University Press, 1999.

9. Ridley R.T. The Discovery of the Pyramid Texts // Zeitschrift für Ägyptische Sprache und Altertumskunde 110 (1983). P. 74–80.

10. Smith M. Democratization of the Afterlife // UCLA Encyclopedia of Egyptology, 2009 (URL : http://repositories. cdlib. org/nelc/uee/1147).

11. Strudwick N. Texts from the Pyramid Age. – Leiden: Brill, 2005. – (Writings from the ancient world / Society of Biblical Literature; 16).

12. Willems H. Chests of Life. A Study of the Typology and Conceptual Development of Middle Kingdom Standard Class Coffins. – Leiden, 1988.

стенограмма лекции
1. Причины появления заупокойных текстов. Отличие от Месопотамии и других цивилизаций

Дорогие друзья, сегодня мы сделаем небольшое отступление от нашего курса, хотя мы сейчас читаем лекции по египетской эсхатологии. Это отступление будет в область заупокойной литературы, заупокойного текста в Древнем Египте. Мы на минуточку отходим от богословия, но на самом деле мы увидим, что и здесь есть очень важные точки, которые нам помогут лучше и ближе понять то, как жил Египет в духовной сфере.
Дело в том, что, хотя египетская цивилизация – не единственная письменная цивилизация, одновременно с ней, а, может быть, даже чуть-чуть раньше, письменность осваивает Месопотамия, а сейчас ученые предполагают, что и в долине Инда письменность зародилась раньше, чем в Египте, - хотя это все может пересматриваться еще тысячу раз, - тем не менее, никто не сомневается, что самые ранние религиозные тексты, тем более, корпусы текстов, то есть большие тексты – это именно Египет. Именно в Египте, в отличие от Месопотамии, люди решились записывать свои религиозные упования, свои религиозные устремления, и не в привычной для нас манере религиозной философии, религиозного размышления, а в ритуальной манере, в той самой манере, в какой совершается чинопоследование литургии Иоанна Златоуста или Василия Великого в христианском храме. Ведь чинопоследование литургии – это священные тексты в действии. Это не размышление над священным текстом, а это действие священного текста, который обязательно произносится. Не забудем, что, хотя все чинопоследования литургии с самого начала были написаны, и до сих пор священник имеет чинопоследование рядом с престолом, на котором творится литургия, текст должен обязательно произноситься, текст должен оживляться устами человека, языком и, конечно же, сердцем человека. Нельзя молиться устами, надо молиться сердцем. Уста же есть орудие сердца, не более того. Мы это помним по Древнему Египту, помним по «Мемфисскому памятнику», что Птах «замыслил в сердце и произнес устами». И та же самая ситуация с любым религиозным текстом.
Поэтому совершенно правильно указывает в своей книге «Египетская религия» замечательный немецкий египтолог Зигфрид Моренц, которого мы уже не раз вспоминали: «Все священные книги объединяет та функция, которую имеют они внутри культа. Они не существуют сами по себе, но подчинены ритуальному действу, правила которого они предписывают. Они не живут собственной жизнью и потому они вовсе не являются настоящей литературой, но культом, сохраненным в текстовой форме» (Morenz S. Egyptian Religion. Ithaca, New York: Cornell University Press, 1996. P. 219).
Вот эта идея проявилась именно в Египте. Ни одна другая цивилизация III тысячелетия не решилась доверить культ текстовой форме. Многие, как индийцы, не решались вплоть до начала нашей эры, а вот Египет решился. Почему – мы не знаем, здесь можно строить только самые смелые догадки, но важно, что решился. И благодаря этому до нас дошли удивительные тексты, которые мы с вами сотни раз цитировали в процессе лекций и, собственно, на их основании мы реконструируем египетскую религиозность.
2. Формирование корпуса заупокойных текстов
2.1 Жертвенные формулы

А теперь давайте посмотрим на это немного с другой стороны. Давайте посмотрим, как формировался заупокойный религиозный текст. Потому что те тексты, которые дошли до нас от III тысячелетия – это именно заупокойные тексты, и они будут продолжаться до конца египетской жизни, до христианского Египта. К ним будут добавляться гимны, славословия, какие-то сказания, литература будет расширяться, будут даже возникать философские и религиозные рефлексии, хотя в Египте их немного, но основой будет все равно заупокойный текст, с которого все и началось. И вот этот заупокойный текст, как вы помните (когда-то давно, в начале, я говорил это), начинается, собственно, с одного слова. Это слово – имя умершего, и это первое, что появляется в египетской письменности, первое, что мы смогли прочесть. А смогли прочесть мы не все - например, скоропись IV тысячелетия не прочтена. Самое раннее, что мы смогли прочесть – это имена умерших, начертанные в их гробницах.
Гробница U-j. Раскопки. Период Накада. Около 3150 г. до Р.Х. Абидос
Одной из таких первых гробниц (многие ученые считают, что даже первой) является гробница династа Уджа (U-j), примерно 3150 года до Рождества Христова.
Сосуды для вина из гробницы U-j. Абидос
Действительно, Л. Жабкар напомнил очень важную вещь – что у нас тело и душа находятся в некоторой дихотомии. Например, «чтобы тело и душа были молоды, ты не бойся ни жары и ни холода». Тело и душа понимаются как два элемента человека. Египет нам позволяет намного глубже понять категорию души, если мы будем следовать шаг за шагом за египетскими текстами, за египетскими изображениями и будем пытаться их заново осмыслить.
Бирки из слоновой кости с личными именами. Гробница U-j. Абидос
А вот с конца III - начала IV династии, то есть примерно в районе 2600 года до Рождества Христова (это уже объединенный Египет), появляется жертвенная формула, которая остается до конца египетской цивилизации. Смысл этой жертвенной формулы следующий: приносит царь и Анубис определенные жертвы умершему
К концу царствования первого царя IV династии Снофру – того царя, который предшествовал Хеопсу-Хуфу и который правил в 2620-2596 годах, относится мейдумская мастаба (то есть кирпичная гробница) вельможи Рахотепа, в которой на пилоне рядом с изображением владельца гробницы, сидящего за жертвенным столом, впервые написана жертвенная формула, гласящая, что царь и Анубис приносят жертвы в дни Новолетия и в другие дни празднеств Рахотепу, и дальше идут его титулы.
Стела из мейдумской гробницы Рахотепа (IV дин.)
Интересно, что в гробнице его брата Нефермаата этой надписи еще нет. То есть мы видим ту точку, когда впервые решились записать жертвенную формулу, которую, видимо, до этого произносил от имени царя священнослужитель, но которую прежде не записывали. И это не случайность, потому что после этого начинают записывать всюду, все больше и больше.
Статуи Рахотепа и его супруги Нофрет из гробницы в Мейдуме. IV дин. Египетский музей. Каир
Почему записывают эту жертвенную формулу? А по очень простой причине: потому что у египтян нет уже уверенности, что всегда священник будет произносить ее устно. В какой-то момент гробница разрушится, священное чинопоследование забудется, а умершему, в этом египтяне были уверенны, жертвы будут нужны всегда. И поэтому формулу принесения жертв надо запечатлеть навсегда в камне.
С конца IV - начала V династии, еще до Текстов пирамид, я специально это упоминаю, появляются более развернутые надписи в гробницах вельмож и лиц царской крови - не царей, у царей только жертвенные формулы, больших текстов еще нет.
Одна из первых таких гробниц – это мастаба царевны Ни Седжер Каи в Гизе. Ее мастаба – большая красивая гробница. Архитравы, то есть балки над входом во внутреннюю погребальную камеру и в колонный зал, надписаны горизонтальными строками и изображают царевну, стоящую или сидящую около жертвенного стола. Немецкий исследователь Юнкер во II томе своего многотомного сочинения «Гиза» опубликовал тексты этой гробницы (Junker H. Gîza II. Bericht über die von der Akademie der Wissenschaften in Wien auf gemeinsame Kosten mit Dr. Wilhelm Pelizaeus unternommenen Grabungen auf dem Friedhof des Alten Reiches bei den Pyramiden von Gîza. Vienna, 1934). Давайте послушаем эти первые в мире развернутые заупокойные тексты (о существовании более ранних текстов нам ничего не известно) и постараемся понять первоначальный смысл этой записи, о котором я уже немного сказал.
План мастабы Ни Седжер Кай. IV дин. Гиза
Итак, две строки на архитраве над входом в колонный зал гробницы царицы Ни Седжер Каи: «1.Дары приносит Царь и Анубис, владыка некрополя, первый в Божьем собрании: Да будет погребена она в западном некрополе в добрых годах преклонных».
Мастаба Ни Седжер Кай. Изображение над северным входом. IV дин. Гиза. Из отчета Х.Юнкера Гиза-II, 1934
Здесь очень характерно, что гробница строилась, когда царевна, дочь царя, была молодой женщиной, и никто ей не желал умереть на следующий день. Поэтому ей желают умереть «в добрых годах преклонных», через много-много-много лет, но позаботиться о гробнице надо было намного раньше.
«2. Да будет шествовать она добрыми путями, коими шествуют все почтенные. Да будут даны ей дары в праздник Новолетия, в праздник Тхота, в праздник Первого в Годе, в праздник Уаг, в праздник Сокар, в праздник Великого Пламени, в праздник Томленого Мяса, в праздник Шествия Мина, в ежемесячья сади, в праздник новомесячья, в праздник начала полумесячья, в каждый праздник, каждый день. Ей – царской дочери, царскому украшению – Ни Седжер кай».
То есть, вы видите, весь смысл в том, что каждый день будут ей даваться приношения царем и Анубисом. Вы помните, что Анубис – это, по всей видимости, я об этом много говорил, сын Осириса и Нефтиды, это как бы Гор подземного мира. Имя «Осирис» еще не упоминается, имя «Осирис» начнет упоминаться с конца V династии и сначала только в царских гробницах. Поэтому пока только «царь и Анубис», потом эта формула изменится на «царь и Осирис». Анубис – сын и мажордом Осириса. Имя царя Инобытия пока произносить не решаются, и его заменяют на имя ближайшего царского представителя.
На архитраве при входе во внутреннюю часть гробницы четыре коротких строки и изображение царевны за жертвенным столом:
1. Дары приносит царь и Анубис, первый в Божьем собрании. Да будет погребена она в добрых годах преклонных пред Великим Богом (имеется в виду Осирис);

2. Да будут даваться ей приношения в праздник Новолетия, праздник Тхота, в праздник Первого в Годе, в праздник Уаг и в каждый праздник, - ей, царской дочери, царскому украшению – Ни Седжер Кай

3. Царской дочери, царскому украшению, священнослужительнице Хатхор

4. Священнослужительнице царя Хуфу, Ни Седжер Кай».
Вот, собственно говоря, и вся надпись. Гробница Ни Седжер Каи расположена в Гизе и ее показывают туристам.
2.2 Нравственная составляющая заупокойных текстов

К V династии принадлежит и вертикальная надпись на колоннах из небольшого заупокойного храма верховного судьи Хотеп-хер-ахета, которые сейчас находятся в музее Лейдена. В гробнице Хотеп-хер-ахета говорится (я цитировал этот текст, не буду его цитировать снова, если хотите – найдете в прежних лекциях) о постройке его гробницы в чистом месте, что он не разрушал никаких гробниц, не нарушал покоя никого из умерших, и поэтому любой, кто нарушит его гробницу, будет наказан. И в итоге он вспоминает с гордостью, что царь наградил его ковчегом, то есть гробом.
Это характерно, что уже тогда, при V династии, речь идет и о нравственном моменте: судья не совершал греха в сфере строительства гробниц - а, видимо, кто-то совершал. Мы видим, что почти сразу, как только появляются заупокойные надписи, в них входит и нравственная тема. И потом она будет все время усиливаться. При Унасе – последнем царе V династии, появляются пространные царские заупокойные тексты – Тексты Пирамид, а с VI династии у частных лиц начинают перечисляться добродетели. В этом смысле замечательна надпись из гробницы Нефер-Сешем-Ра, прозываемого Шеши, расположенной в Саккаре. Она высечена тремя вертикальными колонками на каждой стороне «ложной» двери и завершается горизонтальной строкой с именем почившего, который тут же и изображен:
«Я пришел из моего города,
Я происхожу из моей области,
Я творил правду для ее Господина (видимо, Осириса),
Я радовал Его тем, что любимо Им.
Я говорил правду, я творил праведное,
Я говорил справедливое, я повторял справедливое,
Я избирал должное время,
Дабы люди любили меня.
Я судил двух людей так, чтобы были они удовлетворены.
Я избавлял слабого от того, кто сильнее его,
В той мере, в какой это было мне по силам.
Я давал хлеб голодному, одежды [нагому],
Того, у кого не было лодки, я доставлял на берег.
Я погребал того, у кого не было сына.
Я девал лодку тому, у кого ее не было.
Я почитал отца моего, я радовал мать мою,
Я растил детей их.
Так глаголет тот, кого прозывают Шеши».
Изображение из гробницы Нефер-Сешем-Ра. VI дин. Саккара
А вот стела единственного друга царя, хранителя царской печати Ни-Хебсед Пепи и его жены Сепи, служительницы Хатхор (Художественный музей, Вена). Эта надпись характерна, скорее, не перечислением добродетелей умершего, а тем, что в ней говорится о том, какова цель заупокойного культа. То есть если в предшествующих текстах говорится о жертвоприношениях, то здесь говорится уже и о цели, той цели, которая в Текстах пирамид будет раскрыта в десятках и сотнях речений.
Вот эта надпись:

«1. Дары приносит царь и Анубис, который над горой своей и в месте бальзамирования, владыка некрополя. Погребен здесь хранитель царской печати, единственный друг царя, начальник писцов корабельных команд 3. судья, главный писец Ни Хебсед Пепи, в гробнице своей, в прекрасной пустыне Запада. 5. Она (пустыня) берет руку его, дабы вошел он в землю эту, дабы прошел он Твердь Небесную. Да подаст Западная Пустыня руки свои ему в мире, в мире пред Богом Великим («в мире» (хотеп) – это значит «в довольстве»). 7. Приношения, подаваемые царём и Анубисом, чтобы заупокойные приношения подавались хранителю царской печати, единственному другу, почтённому Осирисом Ни Хебсед Пепи». Над головой рядом с ним стоящей женщины надпись: «Его супруга, его возлюбленная, царское украшение, священнослужительница Хатхор – Сепи».
Фараон Менкаура и его жена Хемерернебти II. IV династия. Музей изящных искусств. Бостон. а.n. 11.1738
Вы видите, что цель – это небесное восхождение. Все эти приношения – они важны, но они важны не сами по себе, но – и здесь открывается следующая тайна – они нужны для небесного восхождения умершего рука об руку со своей возлюбленной, со своей женой. Это, опять же, египетская особенность: к жене никогда не было отношения как к какой-то сожительнице, потребной на какое-то время; жена – это та, с которой ты будешь жить вечно, которой ты желаешь быть вечной рядом с тобой. И такими создавались парные статуи древнего царства, когда муж и жена идут в вечность, и жена обнимает плечо или торс мужа, и они идут нога в ногу и смотрят оба не друг на друга, а на ту вечность, которая открывается перед ними, и глаза подняты немного выше линии горизонта. Они идут с улыбкой, они идут вместе, потому что они любят друг друга всю жизнь. Это особенность египетской культуры.
2.3 Автобиографии

Позднее, но также при VI династии, появляются пространные автобиографии – уже с перечислением достоинств, и так называемой «отрицательной исповедью»: «я не убивал, я не совершал ничего плохого, я делал много хорошего». И это описывается иногда очень пространно. Например, в автобиографии Вени (Каирский музей, 1435) из его гробницы одна строка жертвенной формулы: «приносит царь и Анубис» и 51 столбец биографии (он - вельможа Тети, Пепи I, Меренра, то есть царей эпохи Текстов Пирамид).
Фасад гробницы Хархуфа. Асуан
А в другой знаменитой автобиографии – Хархуфа, вельможи царей Меренра и Пепи II – рассказывается о его странствии по приказу царя. На фасаде его гробницы в Асуане содержатся 58 строк (эта гробница находится на своем изначальном месте). Текст сохранился плохо, потому что был высечен на мягком известняке, но он крайне интересен.
«Автобиография» из гробницы Хархуфа
Мы видим, что люди хотят показать, что не зря прожили жизнь. Они уже мечтают не только о жертвенных дарах и даже не только о небесном восхождении, но они понимают, что и жертвенные дары, и небесное восхождение зависят не столько от формулы, сколько от того, как они прожили жизнь. И поэтому биографии, поэтому отрицательные исповеди, утверждения, что «я не совершал ничего плохого», поэтому подчеркивание того, что «я был близок к царю, я исполнял его волю, царь похвалил меня, царь наградил меня». Мы уже это видим в предшествующих гробницах, даже в гробнице Нефер-Сешем-Ра и Хотеп-Хер-Ахета, но особенно это, конечно, видно у Хархуфа и у Вени. Это очень интересные тексты, и они, по-моему, переведены на русский язык и есть в нашей хрестоматии по истории Древнего Востока, но, разумеется, они есть и на всех европейских языках.
3. Тексты пирамид
3.1 История открытия

Именно в этом контексте постепенного создания заупокойного текста, который состоит из жертвенных формул, из устремления к Небу и, если угодно, утверждения, что умерший идет на Небо, и из описания его достоинств, из-за которых он идет на Небо (что, кстати говоря, снимает проблему магии, потому что какая может быть магия, если человек описывает свои реальные поступки), именно в этом контексте, в этом круге текстов формируются и знаменитые, многократно нами с вами использованные, Тексты пирамид.
Сэмуэль Брендон в предисловии к сборнику статей «Бог-спаситель», изданному в 1963 году (кстати, очень хорошая книга), пишет: «Древний Египет … дает нам самый ранний и самый замечательный пример попытки гарантировать спасение после смерти, величественно проявлявшейся на протяжении долгого времени в одной из значительнейших мировых религий… Тексты Пирамид уникальны вдвойне – и потому что они составляют древнейшее, из известных к настоящему времени, собрание письменно зафиксированных документов, и потому, что они позволяют впервые взглянуть с помощью письма в человеческий разум, когда он предстоит перед величайшим вызовом себе – вызовом смерти» (S. G. F. Brandon. The Savior God: A Comparative Studies in the Concept of Salvation. 1963. – P.18). И это так.
Огюст Мариетт. 1821-1881
Тексты Пирамид были обнаружены в 1880-1881 году на стенах пяти пирамид. Сначала знаменитый французский исследователь, уже пожилой, Огюст Мариэтт открыл пирамиды царей V и VI династий, засыпанные песком, а его ближайший сотрудник и ученик Гастон Масперо увидел тексты в этих пирамидах и начал расчищать внутреннюю часть пирамид и копировать эти тексты.
Гастон Масперо. 1846-1916
Первые тексты были открыты в пирамиде Пепи I, который, как вы помните, правил в 2289-2255 годах. Вскоре Масперо нашел тексты в пирамидах Унаса (2353-2323 гг. до Р.Х.), Тети (2323-2289 гг. до Р.Х.), Меренра (2255-2246 гг. до Р.Х.), и Пепи II Неферкара, который правил почти целое столетие (2246-2152 гг. до Р.Х.). Все эти гробницы находятся в Саккаре, в некрополе Мемфиса.
Масперо полностью раскрыл только сравнительно небольшую пирамиду Унаса, а четыре другие гробницы только частично. В 1920 году началась работа Густава Жакье, который возглавлял шведскую экспедицию и нашел пирамиды с текстами жен Пепи II – Уджебтен, Нейт и Апуит и царя VII или VIII Мемфисской династии Иби (2109-2107).
О VII династии Манефон, египетский историк, пишет, что она правила в Мемфисе 70 дней, и за 70 дней сменилось 70 царей. Мы видим, так и осталось в памяти, что это очень быстро менявшиеся правители, и, в общем, династия почти неизвестная. Тем не менее, гробница царя Иби сохранилась. Эти четыре гробницы, открытые Жакье в 1920-1936 годах, постепенно расчищаются до сего дня. Таким образом, уже мы видим девять гробниц с Текстами пирамид.
С 1952 года французская археологическая экспедиция в Саккаре проводит регулярные раскопки и расчистку гробниц. Эту экспедицию сначала возглавлял Жан-Филипп Лауэр – замечательный ученый, чья популярная книга о пирамидах переведена на русский язык (Лауэр Ж.-Ф. Загадки египетских пирамид. М.: Наука, 1966), а потом Жан Сент-Фар Гарно. Потом эту экспедицию возглавил Жан Леклан – будущий президент Французской академии наук, я с ним лично был знаком в последние годы его жизни.
Жан Леклан совершил великое дело: он вместе со своими помощниками восстановил тексты в гробнице Пепи I. Дело в том, что в гробнице Пепи I значительная часть текстов упала со стен, обрушилась. И он с помощью тончайшего математического расчета, впоследствии компьютерного, восстановил и в 2001 году издал в двух томах Тексты пирамиды Пепи I (Leclant J. Les textes de la pyramid de Pépy I, 2 vols. MIFAO, vol. 118. Cairo: Institut Français d'Archéologie Orientale, 2001). Это великое дело.
В 2001 году была найдена гробница с текстами и жены Пепи I Анхесенпепи II, а в 2012 году – другой его жены, Бехену и царя IX династии Уах Ка Ра, который правил около 2030 года (Первый переходный период).
К настоящему времени мы имеем 12 гробниц с текстами, принадлежащих или Древнему царству, или началу Первого переходного периода. В некоторых гробницах тексты великолепно высечены. В гробнице Унаса и в гробнице Пепи II иероглифы текстов прекрасно проработаны. А, например, у несчастного царя Иби, который царствовал всего два года, да и время было смутное, неподходящее для монументальной работы, тексты написаны кое-как, небрежно. Не было на это ни времени, ни сил, ни денег.
То есть теперь мы имеем большой корпус текстов. Как же шла их публикация и перевод?
3.2 Публикации и переводы

Первую публикацию Текстов пирамид, еще очень, конечно, небольшого их числа, сделал Гастон Масперо в 1894 году (Maspero G. Les inscriptions des Pyramides de Saqqarah. Paris, 1894). Эта публикация гениальна, потому что он увидел логику текста, главным образом на основе пирамиды Унаса, и показал ее в своей публикации. Он же дал первые переводы на европейский язык некоторых речений Текстов пирамид.
В 1908-1910 годах вышла публикация немецкого ученого Курта Зете, которая до сих пор является классической. Мы все ею так или иначе пользуемся, и все новые публикации так или иначе от нее отталкиваются. Курт Зете создал так называемый конкорданс пяти пирамид - все то, что к тому времени было собрано и зафиксировано. Многое еще было не раскопано или обвалилось и лежало в хаосе фрагментов, но то, что было зафиксировано в пяти пирамидах (вы помните, это пирамиды пяти царей) – это все было сведено в определенное количество речений и даны параллельные речения по отдельным пирамидам. Скажем, если есть речение в пирамиде Унаса и почти аналогичное в другой пирамиде, то они даются вместе, одно под другим, но даются все.
Курт Зете. 1869-1934
Вот этот большой двухтомник стал основанием всего будущего изучения Текстов пирамид. Курт Зете делал свою публикацию по фотографиям, которые сделали Хейнц и Бурхардт непосредственно в Египте.
В 30-е годы Густав Жакье расчистил пирамиду Пепи II до конца, открыл еще четыре пирамиды и опубликовал новые найденные тексты. О великом достижении Жана Леклана я вам уже рассказывал. Остальные пирамиды, расчищенные и расчищаемые, еще ждут своей публикации. То есть в настоящий момент полностью изданы девять пирамид. Последнее издание принадлежит французу Клоду Карье, который в 2009-2014 годах издал в четырех объемных томах тексты и перевод на французский первых девяти пирамид (C.Carrier. Textes des Pyramides de l'Égypte ancienne).
Первый полный перевод корпуса Зете на современный европейский язык сделал Самуэль Мерсер в четырех томах (перевод и комментарии), в 1952 году (Mercer S. A. B. The Pyramid Texts in Translation and Commentary: 4 Vols. – New York, London, Toronto, 1952). Это замечательный канадский ученый, и о нем я вам говорил.
Второй перевод, только пирамиды Унаса, в 1968 году сделал наш соотечественник, эмигрант Александр Пьянков. Он в 1968 году издал полный перевод пирамиды Унаса (Piankoff A. The Pyramid of Unas. Princeton: Princeton University Press, 1968). Ему первому принадлежит, кстати говоря, попытка расположить тексты не как у Зете и Гастона Масперо, а в порядке их логики для самого египтянина. Иными словами, Александр Пьянков попытался проследить, как говорят ученые, топографию гробницы, то есть порядок и логику расположения текста на стенах. Не забудем, что Тексты пирамид писались только на внутренних стенах гробниц, в тех ее частях, которые были недоступны для людей после погребения и замуровывания гробницы. И Александр Пьянков предположил, что эти тексты надо читать, начиная со входа в коридор и вплоть до погребальной камеры, потому что они отражают ход погребальной процессии, которая несет гроб с телом царя в погребальную камеру. Потом мы увидим, что это предположение было оспорено. Но, тем не менее, это интересная догадка.
Третий перевод, полный, с добавлением всех девяти пирамид, сделал великий английский египтолог, великий английский переводчик Раймонд Фолкнер. Это перевод 1969 года (Faulkner R. O. The Ancient Egyptian Pyramid Texts. – Oxford: The Clarendon Press, 1969).
И, наконец, в 2005 году Джеймс Аллен сделал новый перевод, уже пользуясь всем корпусом текстов, которые до настоящего времени открыты, и вновь предложил новую систему прочтения (Allen J. P. The Ancient Egyptian Pyramid Texts. – Leiden: Brill, 2005). Но он исходит из другой концепции. Он считает, что речь идет не о погребальной процессии, которая идет от входа к погребальной камере с гробом, а речь идет о царе, который воскресает (вспоминается образ Пасхи!), восстает из своего гроба в погребальной камере и потом постепенно через коридоры, приделы выходит на свет Божий из пирамиды. Соответственно, логика такая: текст начинается в погребальной камере и разворачивается до выхода из гробницы. Так он и расположил тексты.
Надо вам сказать, что, конечно, к настоящему времени открыто очень много новых текстов в новых пирамидах, которые далеко не во всем сходны с текстами, которые зафиксировал Курт Зете. Поэтому сейчас публикуются эти речения под номерами Курта Зете, но с большими латинскими литерами A, B, C там, где есть дополнительные речения, которые Зете были неизвестны.
3.3 Тексты пирамид в позднейших корпусах египетских заупокойных текстов

Многое добавили к Текстам пирамид (потому что не все сохранилось, есть утраты) несколько интереснейших находок более позднего времени. В 1932 году экспедиция нью-йоркского музея Метрополитэн нашла близ пирамиды Сенусерта I в Лиште (это Среднее царство, примерно 2000 год) гробницу его вельможи, Сенусерта Анха с Текстами пирамид. Это эпоха, когда уже кончается смутное время, с революцией и ее последствиями покончено, и, если говорить в терминологии американской гражданской войны, началась реконструкция государства. И началась реконструкция Текстов пирамид. Вельможа царя Сенусерта решил свою гробницу полностью заполнить, так же как и цари, Текстами пирамид, просто списав их. Некоторые говорят – списав их с пирамиды Унаса, но, скорее всего, списав с тех текстов, с тех свитков, на которых были тексты, зафиксированные в пирамидах, в том числе, и Унаса. И у Сенусерта Анха многое сохранилось лучше, поэтому мы можем заполнить лакуны. Тексты из этой гробницы были опубликованы Метрополитен-музеем в 1937 году (William C. Hayes. The texts in the mastabeh of Sen-Wosret-ankh at Lisht. New York, The Metropolitan Museum of Art, 1937).
В 1935 году Уильям Хэйс опубликовал тексты царских ковчегов XVIII династии, то есть уже Нового царства, которые во многом воспроизводят речения Текстов пирамид (William C. Hayes. Royal Sarcophagi of the XVIII Dynasty. Princeton, 1935).
Вот, собственно говоря, такова история этих текстов. Надо вам сказать, что Тексты пирамид никуда не делись вместе с пирамидами. Тексты пирамид легли в основу всей заупокойной литературы Египта и, дополняясь, изменяясь, но где-то оставаясь практически неизменными, сохранились, воспроизвели себя и в Текстах Ковчегов, и в Книге мертвых, и в других заупокойных книгах, речениях, создававшихся до самого конца египетской цивилизации.
В 1950 году Томас Джордж Аллен создал Кросслексикон (конечно, это уже несколько устарело, потому что было много новых открытий), которым я, например, очень много пользуюсь, где указал все упоминания Текстов пирамид и все цитации Текстов пирамид во всех других заупокойных текстах Египта – в Текстах саркофагов, в Книге мертвых и в других текстах.
3.4 Структура Текстов пирамид

Мы говорим о речениях. Речения – это не выдумка современных издателей, не выдумка Зете. Зете выделил 714 речений в Текстах Пирамид. Но эти речения обозначены и в самих Текстах Пирамид. Каждое новое речение начинается со слов «джед меду», которые мы можем перевести как «словами реки». То есть, фактически, речение – «реки!». Это повелительное наклонение, употребляемое в языке Древнего царства, и это указание священнослужителю: «Говори, глаголь!». «Говори…» - и дальше идёт текст речения. И завершается каждое речение (почти каждое, есть несколько исключений) словами «хут» – «конец», «завершение». Вот, речение закончилось.
Примеры речений, начинающихся словами: «джед меду» (из издания J.P. Allen. A New Concordance of the Pyramid Texts. Brown University, 2013)
Речения совершенно разные. Некоторые речения состоят всего из нескольких слов. А другие – из нескольких сотен слов, очень большие. Речения, как правило, написаны вертикальными столбцами на внутренних стенах пирамид. И, для удобства, Зете разбил эти речения на строки (этого нет в Текстах пирамид, это придумал Зете). И поэтому то, что мы с вами называли параграфами – это строки. У Зете 714 речений разбиты на строки от 1а до 2217 b.
Стена с текстами в пирамиде Унаса. V дин. Саккара
Надо вам сказать, что Дж. Аллен говорит, что у Зете совершенно неправильно дана нумерация. Например, то речение, которое должно быть первым, оно у Зете находится под номером 226. Но, признаюсь, что я, внимательно читая Аллена, так и не понял, почему он считает это речение первым. Оно явно ничего не начинает. Но он - крупный учёный, ему виднее, как говорится.
Страница из публикации Текстов Пирамид К.Зете. 1910
3.5 Тексты пирамид – «царские» тексты?

Как соотносятся речения Текстов царских пирамид с текстами из погребений частных лиц? Можно провести такую аналогию: частный дом какого-нибудь горожанина, небогатого купца, в сотни, в тысячи раз меньше и скромнее Зимнего дворца. Но, однако, и то, и то – дом. Вот точно так же речения гробниц богатых людей, вельмож намного скромнее Текстов пирамид. Но смысл один и тот же. То, что частные люди могли себе позволить только одной строчкой, намеком, то цари могли себе позволить тысячами строк. И смысл Текстов пирамид, по большому счету, тот же самый. Это воскресение из мертвых, восхождение на Небо и обожение. И вы это видели.
Интересно, что многие речения Текстов пирамид – я на это обращал ваше внимание, когда мы читали предшествующие лекции, – безусловно, намного древнее и пирамид, и вообще египетской государственности и уходят в глубочайшую древность. Напомню только два случая. Речение 662 Текстов пирамид говорит о том, что «пусть не сыпется песок (или земля) на его лицо». Но, естественно, не на лицо царя, находящееся в нескольких вложенных друг в друга в гробах, в погребальной камере, где нет никакой земли – ничего там на него сыпаться не может. Но, конечно, когда-то на лица простых людей мог сыпаться песок при их погребении.
В речении 355 говорится: «Уберите кирпичи от входа в гробницу, чтоб мог выйти умерший». А никаких кирпичей уже не было после 2680 года, то есть после конца III династии, когда перестали строить мастабы и стали строить каменные гробницы – пирамиды. Значит, это, по крайней мере, воспоминания конца IV – начала III тысячелетия. И таких напластований масса. Это особая интересная тема.
3.6 Магия или ритуал?

З. Моренц, о котором мы уже говорили, пишет, что «тексты были начертаны таким образом, чтобы умершие сами могли «провозглашать предлагаемые приношения» (нис дебхет хотеп) вместо того, чтобы полагаться на возглашения ненадежного священнослужителя. Это то ядро, вокруг которого кристаллизовались Тексты [Пирамид]… Коротко говоря, заупокойные тексты – это магические тексты» (Morenz S. Egyptian Religion. – Ithaca, New York: Cornell University Press, 1996. P. 229).
Вот это очень важная оговорка. Вы её встретите много раз, особенно у протестантских ученых. Для них всё то, что не любовь, то магия. Они во многом потеряли, благодаря Лютеру, понимание ритуала как вхождения в священную реальность. Для них есть любовь к Богу, безусловно, есть следование воле Бога, но вот вхождение в священную реальность через действие и текст, и слово, звук – оно, во многом, утеряно. Даже чинопоследование литургии Иоанна Златоуста лютеранский богослов мог бы назвать магическим, потому что оно фактически «заставляет» претворить хлеб в Плоть, вино в Кровь Христа. На самом деле, здесь нет никакого «понуждения», здесь есть ниспослание благодати, есть соучастие священнослужителя и всех молящихся в священнодействии. Мы это прекрасно понимаем. Поэтому в нашем смысле магия – это попытка принуждать. Это тоже есть в Текстах пирамид, но это не главное. А священнодействие – это попытка соучаствовать.
И вот умерший царь или священник от его имени – мы до конца не знаем, как всё это соотносилось, кто что произносил, – но в любом случае умерший царь или священнослужители соучаствовали в этом священнодействии воскресения.
3.7 Проблема происхождения и предназначения Текстов пирамид

Ещё меньше можно согласиться с С. Брэндоном, который опять же, с точки зрения протестантского, в данном случае – англиканского, сознания говорит: «Тексты Пирамид … являются эклектичным собранием речений, заклинаний, гимнов и того, что, кажется, является фрагментами мистериальных действ, которые, и это совершенно ясно, взяты из различных источников и созданы в самое разное время от глубокой древности до эпохи строительства тех пирамид, в которых они были высечены» (Brandon S.G.F. Man and His Destiny in the Great Religions. Manchester, 1962. P. 34 и примечание 2).
Безусловно, вторая часть этого предложения верна. Да, конечно, взяты из самых разных источников – от палеолита до эпохи строительства пирамид. Но эклектичны ли они? Нет, не эклектичны! Люди, которые составляли эти тексты, знали, что они составляли. Они прекрасно это понимали. Они составляли текст в определённой логике. Они отбирали текст, имеющий определённое значение. Если мы сейчас возьмём любое чинопоследование любого христианского праздника, там тоже мы увидим тексты разных эпох - от самых ранних, апостольских, до византийских и даже более поздних, которые вкраплены в это чинопоследование. Но, безусловно, это не агломерация, не случайная эклектика, но это отпечатление логики людей, которые создавали этот текст. Я всегда наслаждаюсь вчитыванием именно в логику любого христианского богослужебного текста, в которой, при всей многослойности текста, есть внутренняя красота и смысл.
Но что верно – это то, что тексты эти переносились. Они не писались на стенах по памяти или от «ветра головы своея», но переносились на стены с папирусных или кожаных свитков. И, скорее всего, на них не было имени. Потому что эти тексты вообще не предназначались только для царей, они предназначались для каждого умершего. И мы видим, как в гробнице царя происходила подмена личного текста, который произносился от имени умершего, то есть от первого лица, на третье лицо. Потому что, по-видимому, в гробнице царя должен был говорить священнослужитель. И поэтому текст менялся с «я» на имя царя. То есть не «восхожу я», а «восходит Пепи этот на Небо», и так далее.
В пирамиде Пепи I – второго царя, у которого есть тексты – даже видны исправления на стене. То есть после того, как текст записывался на стену, он, по-видимому, еще раз ревизировался уже на стене. И видны эти исправления прямо на стене. А где-то их забыли сделать. И осталось первое лицо. А где-то исправления сделали, стоит местоимение в третьем лице и личное имя, а глагол стоит в первом лице. То есть всё присутствует. А в одном месте, как я вам рассказывал, даже имярек присутствует. То есть писец прямо переписал, и никто этого не заметил, что «говорит имярек», и так далее. Это интересные вещи, которые сейчас изучают ученые и находят таких вещей всё больше и больше.
Для кого же предназначались заупокойные тексты Древнего царства? Теперь для нас совершенно ясно, что предназначались они для всех. Вот что пишет Генри Франкфорт в своей книге «Kingship and the Gods»:
«Мы не должны полагать, как это сделал Кеез, что отсутствие в могилах Древнего Царства текстов, говорящих о судьбе умерших в инобытии подтверждает тот факт, что упования простолюдинов в Древнем Царстве не простирались далее простого погребения. Подобные тексты вполне могли быть частью священнодействия и произноситься у могилы. Обычно специалисты соглашаются с тем, что сами Тексты Пирамид должны были использоваться в ритуале задолго до того, как они впервые были высечены в пирамиде царя V династии Унаса» (Frankfort H. Kingship and the Gods; A Study of Ancient Near Eastern Religion as the Integration of Society and Nature. – Chicago: University of Chicago Press, 1948. P. 394).
И, действительно, есть несколько замечательных упущений. То, за что, наверное, сильно отругали бы, а, может быть, и сильнее наказали бы писцов, то для ученых является сущим благодеянием. Я надеюсь, что эти ошибки не помешали достичь желаемого Неба самим царям. Например, в параграфе 892a в гробнице Пепи II говорится: «Я не противился царю». Совершенно очевидно, что это одна из этических норм простолюдинов. Сложно себе представить, что правивший почти сто лет царь Неферкара не противился царю. Кому не противился? И на основании этого, кстати, Юнкер говорит о том, что, безусловно, царские тексты – это переписанные тексты простолюдинов (см.: Junker H. Pyramidenzeit. Das Wesen der altägyptischen Religion. Zurich, 1949. S. 82).
Площадь стен – это, во многом, причина того, что в одних пирамидах текстов больше, а в других меньше. Где пирамиды компактнее - например, пирамида Унаса, - там ряд речений опущен (а не потому, что их придумывали потом). А там, где пирамида больше - например, пирамида Пепи I, - там речений, понятно, больше.
4. Тексты ковчегов: происхождение, предназначение, публикации, переводы

Следующий этап (в смысле – этап фиксации древних текстов) – это Тексты ковчегов. С VI - VII династий, практически одновременно с Текстами пирамид, или, точнее, с отрывом примерно в сто лет, тексты начинают записывать богатые люди, вельможи – внутри своих гробов, погребальных камер, и именно внутри, а не на внешних стенках, чтобы читал только сам умерший. Эти речения пишутся уже чернилами – они не высекаются, а пишутся чернилами разного цвета. И пишутся уже не иероглификой, а курсивом. Пишутся те же речения Текстов пирамид, но и много новых речений, которые, видимо, царю не совсем подходили. Например, есть речения, в которых говорится о стремлении к объединению с семьёй после смерти. Эти речения очень персональны.
Папирус Эббота (написан иератикой). XX династия. Британский музей, EA10221,1
Папирусные версии Текстов ковчегов редки, почти все они, видимо, просто погибли. Потому что папирус плохо сохранился с того времени.
Первая публикация 48 речений Текстов ковчегов принадлежит Пьеру Лако – это Париж, 1910 год. Её использовал Джеймс Брестед в своей книге «Development of Religion and Thought in Ancient Egypt» изданной в 1912 году в Нью-Йорке и Лондоне. Брестед и сэр Алан Гардинер, вместе с Лако, предприняли после Первой мировой войны попытку издать эти тексты в их естественной форме вертикальных колонок. Это великое дело довёл до исполнения Адриан де Бук. Он издал в Чикаго в 1935-1961 годах в семи огромных томах египетские Тексты ковчегов (de Buck and A.H.Gardiner. The Egyptian Coffin Texts: 7 vols. Chicago, 1935-1961). Это дело всей жизни. И мы все пользуемся именно этим изданием де Бука. И цитация Текстов саркофагов идёт по де Буку. Он изучил и исследовал бесчисленное количество ковчегов. И в Кросслексиконе Т.Г. Аллена тоже использована работа де Бука.
Английский перевод, первый полный перевод на европейский современный язык Текстов ковчегов сделан уже известным нам Раймондом Фолкнером в трёх томах, в 1973-1978 годах (Faulkner R. O. The Ancient Egyptian Coffin Texts: 3 Vols. – Warminster: Aris&Phillips Ltd., 1973—1978). Ни Тексты пирамид, ни Тексты саркофагов на русский язык полностью никогда не переводились. Были попытки, но очень неудачные. Например, еще перед революцией был перевод А.Л. Коцейовского. И вот уже в последнее время ряд учёных, я знаю, тоже работают над переводом Текстов пирамид. Но я не знаю, чтобы кто-то работал над переводом Текстов ковчегов.
Раймонд Оливер Фолкнер. 1894-1982
Конечно, я вряд ли могу согласиться с мнением очень мною уважаемого египтолога Мириам Лихтхайм, которая пишет, что «Попытка преодолеть страх смерти, присваивая себе царские притязания на бессмертие, привела к претензиям мнимого величия, которые столь в малой степени могли соответствовать фактам жизни, что кажутся проявлениями паранои» - (Lichtheim M. Ancient Egyptian Literature. Vol. I. – Berkeley: University of California Press, 1973. P. 131).
Действительно, эти люди, обладатели гробов, претендуют не только на царское величие, не только на царские инсигнии, но и на инсигнии Осириса, на инсигнии Ра. А это нам всё и объясняет. Каждый христианин, как бы мал он ни был, как бы ничтожен он ни был в этой земной жизни – пусть он будет простым крестьянином или каким-нибудь странником, юродивым, нищим, он мечтает стать одно с Царём-Христом, он мечтает соединиться с Ним, и жаждет, чтобы царское достоинство Христа стало и его достоинством. И, наоборот, многие цари, которые имеют все эти регалии в земной жизни, лишаются их после смерти, потому что они оказываются недостойны их по своей жизни. Поэтому я думаю, что здесь Мириам Лихтхайм неправа. И здесь не столько попытка узурпировать царские регалии, сколько стремление стать царём, царём-Осирисом, и неслучайно в Текстах ковчегов, так же, как и в Текстах пирамид, широко употребляется известная нам уже формула «Осирис-имярек».
5. Книга Выхода в День

И, наконец, третье великое собрание заупокойных текстов – это Книга мертвых», которая нам под этим названием хорошо известна. Но название это никакого отношения к Египту не имеет. Это название придумал европейский учёный Лепсиус, который издал «Das Totenbuch der Ägypter» в Лейпциге в 1842 году. На самом деле, название этих текстов у самих египтян было «prt maherw» – «выход в День». Об этом специальное исследование написал немецкий ученый Х. Грапов.
Цель этого собрания была не смерть и не жизнь мертвых, а выход в День, то есть обретение новой жизни. Выход в День – это воскресение. Это выход в воскресение. И так продолжалось до самого последнего времени. Например, в 163-м речении Книги мертвых эпохи Птолемеев (Туринский папирус), есть указание: «Главы взятые из иных текстов и добавленные в Книгу Выхода в День». То есть постоянно священнослужители отбирали новое, нужное, искали, добавляли. Тексты написаны, большей частью, на папирусе. Напомню, что Тексты пирамид писались на камне, Тексты ковчегов – в основном, на дереве (но иногда были и каменные гробы), тексты Книги мертвых, большей частью, написаны на папирусе, но также и на стенах гробниц, на стенках ковчегов, на ткани и на коже. Интересно, что сборник текстов Книги мертвых на коже, хранящийся в Британском музее (BM 10281) - это, возможно, собрание не для захоронения, а для копирования. Это, если угодно, книга образцов.
Книга мертвых состоит примерно из двухсот речений. Но ни одно «индивидуальное», то есть составленное для того или иного умершего, собрание не включает все тексты. Каждый выбирал речения сам и заказывал писцам. Это тоже интересная особенность. То есть человек при жизни заботится не только о своей гробнице, но и о том, какие тексты в ней будут. Один говорил: «Вот, мне вот это, это, это», а другой говорил: «А мне – вот это, это, это». И также он заказывал и картины-виньетки. Потому что, в отличие от Текстов пирамид» и Текстов ковчегов, которые без иллюстраций (тогда боялись изображений), в Новом царстве (а Книга мертвых появляется с 1400 года до Р.Х.) картинок уже не боялись, даже в заупокойной сфере. И поэтому заказывали и виньетки. Те, кто были беднее, или смерть кого была неожиданной, для тех покупали готовые тексты, с пробелами для титулов и имён – совсем как у нас, когда кладут последнюю молитву в гроб и в неё вписывают имя умершего, а всё уже напечатано, молитва печатная. Но это ведь то самое, дорогие друзья. Вот удивительно, что, когда я нахожусь на отпевании, как мне ни грустно бывает прощаться с близким человеком, я всегда с удивлением фиксирую, что традиция, которой, как минимум, полторы тысячи лет до Рождества Христова – то есть 3,5 тысячи лет, традиция Книги мертвых, она жива. И молитвы, рукописания вкладывают в руку. Правда, у нас редко люди сами выбирают, какие молитвы надо будет вложить ему в руку, поэтому всем вкладывают одну и ту же молитву. А в Египте все было, как говорится, индивидуальнее.
Интересно, что сохранился текст Книги мертвых птолемеевского времени (около 200 года до Р.Х.) (BM 10098), написанный иератикой, как и вся Книга мертвых того времени (демотика – это шрифт, которым писали деловые документы для живых), и в этом тексте во всех тех местах, где должно было вписаться имя, вписано слово «мен». «Мен» – это что-то типа слова замещения. Как бы у нас написали «имярек». То есть это явно текст, который так, видимо, и не был продан, и ни в какую гробницу не попал. Но до нас он дошел, и мы видим, как египтяне использовали эти тексты.
Остракон с надписью демотикой (305-30 гг. до Р.Х.). Бруклинский музей, 37.1821E
Самый ранний текст Книги мертвых восходит к середине XIV века до Р.Х. Первые собрания Книги мертвых содержат очень мало речений и картинок, они довольно лапидарны. К ним можно отнести собрания текстов из погребений Ну (BM 10477); Усерхата (BM 10009); Кха (Турин); Юйя (Каир).
Текст на розеттском камне, написанный иероглификой и демотикой. 196 г. до Р.Х. Британский музей. EA24
В Третий переходный период (1085-715 гг. до Р.Х.) грамотность в Египте резко упала. Это было вновь смутное время. Книга мертвых в этот период состоит почти из одних картинок и виньеток, текстов очень мало. Но интересно, что 16-е и 143-е речения всегда присутствуют только в картинках, даже тогда, когда всё остальное – текст.
Начиная с 600 года до Р.Х. уже определяется полный круг речений – 192 речения.
Тексты Книги мертвых» очень различны и по величине, и по совокупности речений. Самый крупный известный папирус Книги мертвых – это папирус «Гринфилд», который хранится в Британском музее (вм 10554). Надеюсь, что не в честь него назван известный чай, который продается в России. Это папирус длиной 41 метр. Размер же обычных папирусов примерно 50 сантиметров. Они кладутся или в гроб, или непосредственно в пеленальные бинты, часто – на грудь (иногда на грудь и спину), иногда в деревянную полую статуэтку Птаха-Сокара-Осириса, которая ставится около умершего. Или даже в кирпичное основание этой статуэтки.
Папирус Гринфилда. Лист 91. Британский музей. EA 10554,91
Можно выделить несколько наиболее распространенных речений Книги мертвых, которые присутствуют практически обязательно. Это речение 1 (BD 1). Его название звучит так: «Начало слов выхода в день, молитв и прославлений, выхождений и вхождений в области Дуат, которые даруют милость на прекрасном Западе и которые должны быть произнесены в день погребения блаженного имярек и вхождения его после исхождения» (BD1). То есть умерший может выйти из гробницы и войти в неё снова. Помните, слова псалма: «Блаженны вхождения твои и исхождения твои» (см.: Пс. 120:8)? Мы думаем, что блаженно то, что человек ходит. Но, если мы вспомним тексты Книги мертвых, мы поймем, что, может быть, смысл намного глубже.
Поздние тексты Книги мертвых часто именуются: «Силы Ра, силы богов» («бау Ра, бау нечеру»).
Немецкий ученый Лепсиус, издавший тексты Книги мертвых, писал, что «Книга Мертвых, или собрание текстов, относящихся к воскресению, (посмертному) суду и жизни в ином мире, по своему существу является книгой практических рекомендаций. Её задача – научить человека, стремящегося к своему духовному благополучию, тому, что необходимо знать уже на земле и подготовить его к смерти» (Lepsius R. Älteste Texte des Todtenbuchs nach Sarkophagen des altägyptischen Reichs im Berliner Museum. Berlin, 1867. S.8). То есть он считал, что эту книгу читали на земле. Безусловно, читали - ведь живые прекрасно знали, какие речения ставить, какие не ставить. Но в то же время, безусловно, она должна была, как и все остальные заупокойные тексты, звучать в вечности и быть «шпаргалкой» для умершего, когда он, предстоя на суде, произносит те или иные слова.
Кроме 1-го речения, другое речение, которое практически всегда помещается – это речение 6-ое, посвященное ушебти. Ушебти – это те фигурки, которые должны были в том мире превратиться в полноценных людей и работать вместо умершего. На полях блаженных, в раю надо работать. А работать не очень хотелось. Люди боялись, что они всю работу сделать не смогут. Поэтому 6-ое речение обращено к ушебти, и им редко пренебрегали. Избежать «лишней» работы хотелось всем. Как мы видим, лень – это древнее человеческое чувство:
Ушебти с бычками. Гробница Мехетра. XI-XII дин. (СМ JE46724)
«О шабти, приданный мне, если я буду назначен или определен на какую-либо работу, которую надлежит делать в Дуате, если даже ты столкнешься с трудностями, то, как муж при исполнении своего долга, ты должен быть в моем распоряжении при каждой необходимости – при вспашке полей, при затоплении берегов, при перевозке песка с востока на запад. – Вот я – должен говорить ты» (BD,6). Всё коротко и ясно.
Другие наиболее распространенные речения – это 30-е, 125-е и 162-е.

30-е речение, о котором я уже много раз говорил – это «речение сердца», что сердце не должно клеветать на умершего.

125-е речение – это знаменитая «отрицательная исповедь.
Очень важным, даже одним из важнейших, речением было 162-е – «тайное знание, как стать огнём под головой воскресшего». Точнее – сиянием под головой воскресшего. То есть, фактически, это речение превращения умершего в Ах.
Тексты Книги мертвых во многом преемственны. Скажем, восточный щипец камеры саркофага Унаса весь заполнен речениями 204, 205, 207, 209-212 Текстов пирамид, которые составляют 178-е речение (одно из важнейших и интереснейших речений) Книги мертвых, имеющее титл: «Слова восставляющие тело, дабы была сила в очах, и ушах и дабы прочно утвердилась глава на должном месте своем». Оно очень большое, я не раз его цитировал.
6. Заупокойные тексты Нового царства («Книги иного мира»).

Кроме Книги мертвых, можно назвать и ещё одну очень важную царскую книгу – «Книгу Амдуат» (Амдуат – «то, что в Дуате», то что в заупокойном мире). Это собрание текстов на стенах царских гробниц Луксора. Тексты, соответствующие изображениям 12 часов ночи – 12 областям, разделенным воротами. На берегах того, инобытийного, Нила присутствуют умершие и какие-то для нас странные фантастические существа. Они приветствуют ладью Ра, и Ра с головой жертвенного агнца - умерший, но полный сил восстать из мертвых и оживить мир, плывет в этой ладье по миру умерших. В 4-5-м часах воды нет, и ладью тащат по песку – это область Сокара (того, «кто в своих песках»).
Изображение Шестого часа из книги Амдуат: соединение Ра и Осириса. Гробница Рамсеса V/VI (KV 7). Правая стена коридора. XX дин.
Также мы помним, что есть и другие заупокойные книги, например, «Книга врат», «Книга пещер». Это всё - дополнения к Книге мертвых, которые очень важны и которые использовались, в первую очередь, царями, но также и богатыми людьми, но смысл их совершенно один и тот же.
Этот огромный корпус заупокойных текстов, с которыми мы с вами познакомились, существовал на протяжении практически трех тысячелетий, постоянно развиваясь, модифицируясь, но никогда не теряя ничего важного из того, что было найдено раньше. Его цель всегда была одна и та же – достичь вечности, из человека стать богом, утвердить свою правду на посмертном суде и воссоединиться с Осирисом. Эти цели преследовали все те тексты, которые египтяне разрабатывали и которые дошли во множестве копий от Нового царства, от позднего периода и которые, как вы видите, в сравнительно небольшом количестве копий присутствуют уже и в Древнем царстве, и в Первом переходном периоде, и в эпоху Среднего царства.
Ра в солярной ладье. Изображение из книги Амдуат. Гробница Сети I. XIX дин. Погребальная камера. Фрагмент
И мы, видя, какое усилие прилагали к тому, чтобы спастись, египтяне, теперь должны перейти к теме, которой мы посвятим следующую лекцию – к вопросу о том, чего же боялись египтяне, как им виделось неспасение, несоединение с Осирисом. Об этом наша следующая беседа.

comments powered by HyperComments