НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 33
Древнеегипетская эсхатология


аудиозапись лекции
содержание
1. Представления об Инобытии. Два понятия вечности

2. Изменение представлений об Инобытии в ходе истории

3. Ритуалы и праздники

4. Бессмертие тела

5. Представления о жизни в Дуате

6. Правда, меняющая мир

7. Представления о воскресении

8. Коллективная эсхатология

    список рекомендованной литературы
    1. Лаврентьева Н.В. Мир ушедших. Дуат: образ иного мира в искусстве Египта (Древнее и Среднее Царства). – М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2012.

    2. Assmann J. Death and Salvation in Ancient Egypt. London: Cornell University Press, 2005.

    3. Gaballa G.A., Kitchen K.A. The Festival of Sokar // Orientalia, NOVA SERIES, Vol. 38, No. 1 (1969), pp. 1-76.

    4. W.Grajetzi. Burial Customs in Ancient Egypt: Life in Death for Reach and Poor. L.:Duckworth, 2003.

    5. Hornung E. The Ancient Egyptian Books of the Afterlife. – Ithaca, London: Cornell University Press, 1999.

    6. Morenz S. Egyptian Religion. – Ithaca, New York: Cornell University Press, 1996.

    7. Mercer S.A.B. The Pyramid Texts in Translation and Commentary. New York, London, Toronto: Longman, Green and Co., 1952. – Vol. 4: Excursuses.

    8. Ogdon G.R. Some reflections on the meaning of the "Megalithic" cultural expressions in Ancient Egypt (with reference to the symbolism of the stone) // Varia Egyptiaca, vol.6, N1-2. San-Antonio, Texas, iv-viii, 1990. P. 17-22.

    9. Piankoff A. The Tomb of Ramesses VI. – New-York: Pantheon Books, 1954. – (Bollingen Series XL, 1).

    10. Schweizer A. The Sungod's Journey through the Netherworld. Ithaca, London, 1994.

    стенограмма лекции
    1. Представления об Инобытии. Два понятия вечности

    Сегодня мы с вами будем говорить о том, что такое Инобытие. Это наша заключительная лекция по эсхатологии, и мы должны представить себе, что же такое Инобытие, Дуат, куда попадают умершие после смерти. Надо сказать, что представления об Инобытии – это очень непростые представления, и они лишь постепенно осознаются современными египтологами. Это совсем не наше упрощенное понимание загробного мира или, скажем, Царства Небесного. У египтян все эти вещи были разработаны намного более точно и глубоко. Давайте начнем с самых простых вещей, но, на самом деле, и они далеко не простые.
    Дело в том, что у египтян было два различных понятия, которые мы переводим как «вечность» – это нехех и джет. Объясняя, что означают эти понятия, Зигфрид Моренц писал: «Понятия ˝вечность˝ - нехех и джет (которые безусловно нуждаются в прояснении в отношении их основного значения и взаимных отношений – например, неясно, имеют ли они отношение к пространственным или ко временным характеристикам) через всю историю Египта были всецело ориентированы на будущее, т.е. на открывающуюся перед нами вечность» (Morenz S. Egyptian Religion. P. 169-170).
    Иероглифическое написание нехех и джет
    И это заявление крупного египтолога сразу заставляет усомниться в том, насколько точно понимал он эти вещи. Да, действительно, нехех и джет – это слова, которые означают «вечность». Как мы сейчас увидим из позднего папируса Харрис, одно означало некую, скорее, пространственную вечность, другое – временную. То есть безграничность и вечность, в прямом смысле этого слова. Пространственная беспредельность и безграничность и временная беспредельность и безграничность. И эти понятия отлично знали египтяне. Но вечность, устремленная вперед – это абсурд, потому что предполагается, что есть некая точка, где вечность начинается. Чтобы быть устремленным вперед, надо откуда-то идти, но тогда это уже не вечность. Вечность, ограниченная чем-то, вечность в одном направлении – это не вечность.
    Намного точнее обрисовал мир Египта Самюэль Мерсер – человек, который, как вы знаете, переводил Тексты Пирамид и очень серьезно занимался египетским богословием. Посмотрим на таблицу из его книги. Мы здесь видим Нун, и здесь он ограничен, но на самом деле Нун не ограничен. Он повсюду и беспределен. Но внутри Нуна, как я уже вам говорил, есть некий пузырек, капелька, со всех сторон окруженная Нуном. Эта капелька – сотворенный мир. И в этом сотворенном мире есть Нут – Небо (пет, Нут), а под Небом – земля (та). Дальше, здесь есть Дуат – мир умерших, о котором мы сейчас будем говорить. И, наконец, он рисует еще Нунет. Нунет – это тот переход к Нуну, который в районе Полярной звезды. Вот здесь я не очень уверен, что Самуэль Мерсер прав, но он так полагал.
    Вселенная по представлениям египтян. Рис. С. А. Б. Мерсера (Pl.IV).
    Мы видим движение солнечной ладьи. И мы сейчас будем читать много текстов, связанных с Дуатом, и увидим, что Ра плывет на ладье и по нашему небосклону. Солнце восходит на Востоке (East), идет по небу и уходит на Запад (West). А в Инобытии, в Дуате (именно в Дуате!) оно плывет от Запада к Востоку, чтобы вновь взойти, то есть совершает круг. В этом смысле геоцентрическая система мира Аристотеля и Птолемея нашла бы у египтян какое-то понимание. Но обратите внимание, что здесь не земля как шар, не земля как небесное тело, а земля и Инобытие, мир мертвых, и они внутри этого движения ладьи. Но все это вместе взятое, вместе с Востоком, Западом, Севером (North) и Югом (South) – все это только внутри Нуна. То есть система координат, система пространства и времени – только внутри Нуна, вот в этой капле сотворенного мира. А Нун вокруг, и в Нуне нет ни векторов пространства, ни векторов времени. Это очень важно нам понять.
    И здесь, вы видите, две солнечных ладьи – дневная (Манджет) и ночная (Мескетет). Но почему такое сложное представление? Сейчас мы все это поймем.
    В египетских текстах говорится, что царь верхнего мира, несу - победитель нехех, а царь нижнего мира, бити - победитель джет (Urk. VIII, 152). Опять же, мы видим эти две характеристики вечности – нехех и джет, и они связаны с верхним и нижним мирами. Как? В чем тут дело? Мы видим, что Нун – это одно, а Дуат – это иное, это - сотворенное инобытие. Если использовать термины строго, то Дуат - это не небытие, а это инобытие. Оказывается, эти два слова – инобытие и небытие (или сверхбытие) – разные.
    Есть бытие нашей Земли, а есть иное бытие, инобытие - мир умерших. Мир умерших – это обитель умерших во временнóм мире и в пространственном мире, в отличие от Нуна, который является вневременным, несотворенным Сверхбытием.
    Я позволю себе дать вам перевод из папируса Харрис, который приводит З. Моренц (Morenz S. Egyptian Religion. P. 182):
    Фрагмент папируса Харрис I, Британский музей (EA 9999)
    «Привет тебе, ты велик и стар, Татенен (Татенен – поднимающаяся земля, и это, вы помните, Птах), Отец богов, Великий Бог с первых изначальных времен, который сотворил человечество и создал богов. Кто начал творение в первоначальные времена, первый, после которого все появилось. Ты, который создал Небо как нечто, созданное из Твоего сердца, который воздвиг его благодаря тому, что Шу поддержал его. Который основал Землю, которую Ты Сам сотворил, которая была окружена Нуном. Ты сотворил и море, и иной мир, который был сотворен для умерших, что побудило Ра путешествовать, чтобы оживить Его, Владыку вечности (нехех) и Владыку безграничности (джет). Владыку жизни – Ра, который дает дыхание и дает воздух каждому носу, который своей пищей поддерживает все человечество, которому подчинена и долгота жизни человека. Долгота жизни всего и ограничение времени, и развитие – все это подчинено Ему. Который знает и произносит все жизни (то есть жизнь каждого человека). Который создает то, что необходимо для приношений богам. Владыка вечности (нехех), которому безграничность (джет) подчинена – дыхание жизни в каждом человеке. Который руководит царем, когда он восседает на своем великом престоле, обладая титулом своим «Царь Двух Земель» (P. Harris I, 44.3ff).
    2. Изменение представлений об Инобытии в ходе истории

    Египетский термин «Дуат» первоначально имел значение «сумеречная зона», «закатное небо». В любом случае, он принадлежал, как замечает З. Моренц, верхнему миру. Верхнему миру - то есть небесному. Но постепенно его топография изменилась. Дело в том, что это - мир мертвых. Наша хорошая исследовательница, Ника Лаврентьева, написала специальную книгу на русском языке «Дуат или мир ушедших» – то есть мир мертвых. Так вот, сначала считалось, что «мир ушедших» тоже на Небе, но не на Небе, которое ведет в вечность, а на Небе, которое близко к Земле. И это очень интересная интуиция, с которой Египет вошел в историческое время.
    Но постепенно произошло то, что существует и у нас сейчас. Мир мертвых мы называем подземным миром. Мы прекрасно знаем, что нет никакого подземного мира. Что под землей мертвые не живут, что под землей похоронены в гробах только их телесные останки, и никакой жизни у них там нет. И, тем не менее, мы называем это подземным миром. Так же и у египтян Дуат, по крайней мере, в народном сознании (и даже не только в народном), превратился в подземный мир. Почему? Потому что умерших хоронили в земле. Или (запомним это!) так же, как на Переднем Востоке, хоронили в пещерных склепах, как это было принято и в Иудее. Иисуса Христа похоронили в таком пещерном склепе и Лазаря похоронили в пещерном склепе. Отсюда, кстати говоря, и «Книга пещер» (фактически, это «Книга гробов», «Книга могил»). И «Книга врат» – это тоже книга вхождения в эти пещеры-могилы.
    Иудейские погребения в Мареше. III-II в. до Р.Х. Палестина
    Но люди постепенно стали говорить, что, мол, он умер и находится под землей, потому что его тело положили под землю, и оно находится под землей. А почему тело находится под землей? Потому что, вы помните эту старинную, еще палеолитическую, символику, тело, как семя, которое положено в землю, и земля, беременная умершими, когда-нибудь родит этих мертвецов, вернет их. Земля разверзнется и родит этих мертвецов вновь, они восстанут – «восстанут мертвые тела»! И именно поэтому Дуат постепенно стал связанываться с этими умершими, находящимися «под землей». А первоначально это было иное, это была как бы середина между выходом в Сверхбытие Нуна и Землей. Это была сумеречная область между этими двумя пределами. Но на схеме Мерсера мы видим ее уже находящейся под землей. Так это представляли и египтяне. Или, если угодно, по ту сторону Земли, если Земля круглая. По ту сторону Земли, где Солнце проходит не с Востока на Запад, а с Запада на Восток.
    Палеолитическое изображение Матери-Земли, беременной умершими. Костенки, ок. XX тыс. до Р.Х. Музей «Костенки»
    Женские фигуры из слоновой кости с подчеркнутыми детородными органами. Египет, период Накада I-II (4000-3600 гг. до Р.Х.). Британский музей, EA32139-32142
    Другой термин для инобытия, для мира мертвых – это Кенсет, область мрака (слово, которое происходит от глагола «кени» – «быть во мраке, быть в сени смертной»). Иероглиф «кени» связан с водой - с водой как миром мертвых. Но область Кенсет – это область лишь временного пребывания умерших. Умершие стремятся перейти из этой области Кенсет в иной мир, в Дуат. Но и там они будут находиться не всегда и не полностью.
    Иероглифическое написание слова «кени»
    Сейчас мы постепенно во всем этом разберемся, потому что египтяне очень тщательно продумали и прочувствовали, а, может быть, и знали вот эту инобытийность. Мы ее ведь толком не знаем, у нас очень примитивные представления обо всем, что связано с инобытием. У египтян же эти представления были очень проработаны, и очень многое оттуда мы взяли себе. Уже в Текстах пирамид мы видим, что Кенсет – это та область, которая должна быть побеждена.
    «Великий Бык, разрушивший Кенсет» (фрагмент Pyr. 121b)
    Вот, например, 121 параграф 205-го речения Текстов пирамид (здесь речь идет об Унасе, но многие тексты из пирамиды Унаса написаны от первого лица):
    «Это Ра, дающий ему пшеницу, хлеб и вино, ибо он - это Великий Бык, разрушивший Кенсет, поскольку я восседаю пред пятью видами пищи в Палатах. Три (вида пищи) на небе у Ра, а два – на земле с двумя Девятерицами…» (РТ 205 §121).
    Значит, Великий Бык Ра разрушил Кенсет.

    В другом речении, тоже из гробницы Унаса (PT 210), читаем: «Проснись, о Вепиу, поднимись, о Тхот! Восстаньте, спящие! Поднимитесь, обитатели Кенсет, которые предстоят большой Белой Цапле, которые пришли из полей своих, и Вепвавету от зарослей тамариска» (РТ 210 §126).
    Бог Вепвавет в зооморфном образе. Фрагмент рельефа из гробницы Рамсеса III (XX дин.) (KV11)
    Вепвавет – это одно из именований Анубиса.
    Царь Вепваветемсаф перед богом Вепваветом. XIII династия. Стела из Абидоса. Британский музей, EA969.
    Вот это и есть мир мертвых, куда попадают мертвые, но они должны из него выйти, они должны из него подняться. Кладбище Мемфиса в Гизе называлось «Ра-Сетау» («уста пещер»). Пещеры – это, естественно, те самые гробницы. И оно находилось под покровительством Сокара. Сокар – это Сокар-Птах-Осирис, Владыка некрополя, Владыка мира мертвых, и в нем соединяются образы Осириса и Птаха, Бога-Творца. Там был вход в Инобытие. То есть любая гробница – это вход в мир мертвых, потому что там находятся мертвые.
    Сокар, фланкируемый Исидой и Нефтидой. Основание саркофага Сешепенмехет. Ок. 600 до РХ. Британский музей. EA22814.
    Пещера Сокара. Сокологоловый Сокар, стоящий на крылатом Змее (образ Ра) с тремя змеиными и одной человеческой головой, окруженный овалом песка. Книга Амдуат, фрагмент V часа. (Schweizer A. The Sungod's Journey through the Netherworld. P. 110)
    3. Ритуалы и праздники

    У нас нет текстов, которые бы объясняли, каковы функции Сокара-Птаха-Осириса, но есть описания и изображения ритуалов и праздников. Самый главный праздник некрополя – это праздник зимнего солнцеворота. Символ – это сухие земли, которые, когда на них попадает вода, дают жизнь растениям. Мы, конечно же, вспоминаем ориентацию мегалитических памятников Западной Европы (например, курган Нью-Грейндж). Причем многие из мегалитических памятников были созданы во времена, предшествующие пирамидам. В некотором смысле, египетские пирамиды – это поздняя реплика мегалитических сооружений. В мегалитических сооружениях прослеживается очень четкая ориентация на восход Солнца именно в дни зимнего солнцеворота. По всей видимости, это тоже был праздник – праздник победы над смертью, праздник выхода душ, праздник преодоления Кенсет, мира мертвых, и выхода в какой-то иной мир.
    Гробница Нью-Грейндж. Ирландия. Ок. 3100 г. до Р.Х. Внутреннее помещение гробницы освещается Солнцем в день зимнего солнцестояния
    Как написал Джордж Огдон - исследователь, занимавшийся мегалитическими аспектами египетской культуры: «Мы не должны никогда забывать, что Египетская цивилизация была, по большому счету, культурой Каменного века, т.е. одной из «мегалитических традиций». Особенностью такого рода сообществ было строительство в камне как основополагающая, священная и важнейшая деятельность в культурном, ментальном и материальном аспектах» (George R.Ogdon. Some reflections on the meaning of the "Megalithic" cultural expressions in Ancient Egypt (with reference to the symbolism of the stone) // Varia Egyptiaca, vol.6, N1-2. San-Antonio, Texas, iv-viii, 1990. P.17-18).
    Для древнего человека был мир могилы, и был выход из этого мира могилы, связанный с зимним солнцеворотом, с победой жизни над смертью, с победой Солнца над тьмой. День начинает прибавляться – вы помните всю эту символику, я ее подробно рассказывал, когда читал лекции по мегалитической религии (см.: Зубов А.Б. Доисторические и внеисторические религии. История религий. М.: РИПОЛ классик, 2017. С. 269-326).
    4. Бессмертие тела

    Мы далеко не все понимаем в египетских текстах, но очень многое сейчас становится понятным. Когда солнце движется с запада на восток, оно «плывет» по миру мертвых, по тому миру, в котором находятся умершие. Но какие умершие? И здесь мы с вами, видимо, должны сделать оговорку. Мы привыкли говорить об очень простой схеме – о том, что душа бессмертна, а тело смертно, истлевает в могиле и, в лучшем случае, если мы – христиане, мусульмане, мы верим в его воскресение. Для египтян, как мы с вами сейчас увидим, после смерти есть жизнь не только души, но и тела. Но не того тела, которое истлевает в могиле. То тело, которое истлевает в могиле, оно там и остается. Но есть какое-то иное тело. Мы сейчас увидим массу текстов, и мы поймем, что жизнь тела, телесная жизнь во всей ее полноте продолжается и после смерти. На прошлой лекции я говорил, и сейчас подтвержу это другими текстами, что в египетском «мире мертвых» все было - вплоть до еды (и, соответственно, противоположного еде) и супружеских отношений. Это телесные вещи, души всем этим не занимаются.
    Но подумайте, ведь и мы прекрасно знаем, что Иисус после Воскресения был телесен, Он ел и пил перед учениками, то есть имел какое-то иное тело. Для нас, в христианском контексте, важно, что Христос воскрес, и Его гробница пуста. Лежит только плат, только пелены, но Его нет, Он воскрес. «Его нет здесь», – говорит Ангел женам-мироносицам, – «Он воскрес. Что вы ищете живого между мертвыми?» (см.: Лк. 24:5-6).
    Однако для египтянина ситуация была несколько иной. Человек воскрес, но его тело продолжает лежать в могиле. И египтяне прекрасно знали, что оно продолжает лежать в могиле. Но при этом какое-то тело, которое имеет все телесные функции, пребывает в Дуате. Вот это очень важно. И тело, которое находится в могиле, в гробнице – это, если угодно, только символ того тела. Я очень боюсь здесь использовать греческий философский инструментарий, но, возможно, речь идет об идеальном теле (от платоновского – эйдос), и по модели этого идеального тела потом будет восстановлено то тело, которое, действительно, истлевает в могиле.
    По крайней мере, когда мы будем сейчас читать египетские тексты, мы должны ясно понимать, что телесность находится в Дуате, но в Дуате совсем не как в безжизненности. В Дуате нет мрачных гробов, где останки тихо разлагаются. Нет. Например, в усыпальнице Сети I содержится «Книга Амдуат» (В инобытии), и в ней самая тайная вещь, именуемая «Тайнами Ра» - это описание четвертого и пятого часов ночи, когда происходит движение Солнца по Иному миру:
    «Тайный путь Ра Сетау, врата Божии, через которые Он (Ра) не проходит, хотя они (обитатели Амдуата) слышат голос Его. Невидим и сокрыт от очей образ земли, в которой покоится тело этого Бога».
    Могила Осириса. По бокам – Исида и Нефтида в образе птиц. Книга Амдуат, фрагмент V часа. (Schweizer A. The Sungod's Journey through the Netherworld. P. 107)
    Понимаете, есть такой момент, в четвертый-пятый часы, когда умерший слышит голос Божий, но не видит Бога. Святой Макарий Египетский, который для нас, во многом, является подсказкой к древнеегипетским представлениям, говорит, конечно же, о христианской уже реальности:
    «Душа ещё ныне приемлет в себе Царство Христово, упокоевается и озаряется вечным светом <… > Воскресение умерщвленных душ бывает еще ныне, а воскресение тел будет в оный день. Какое сокровище собрал внутренно в душе своей, то самое откроется вне, в теле его (в оный день)»(Св. Макарий Егип. 36.1 – De Patient XXIX. PG 34, col. 889).
    «Воскресение умерщвленных душ» - святой Макарий понимает это так. То есть душа не просто автоматически выходит из тела и жива, она тоже воскресает, но это воскресение происходит еще здесь, оно происходит еще в этом мире. А тела воскреснут «в оный день», в конце времени. То, что христианин Макарий называл «воскресением душ», древний египтянин, его предшественник, понимал как существование некой сущности здесь, до воскресения телесного.
    А сейчас я приведу слова Владимира Николаевича Лосского: «Человеческая личность одинаково продолжает пребывать как в своем теле, возвращенном земле, так и в своей душе: поэтому мы и почитаем мощи святых» (В.Н. Лосский. Догматическое богословие. М., 1991. С. 287).
    Опять же, здесь надо быть очень аккуратным. Человеческая личность не может пребывать в теле. Личность – это качество свободы, это качество переживания, это жизнь. Личность – это жизнь. Тело не живет, тело умерло и через какое-то время исчезает. Поэтому сказать, что личность человека живет просто в этом физическом теле - это, видимо, неверно. Это тело, его частицы - они потом восстановятся, при воскресении. Но для нас очень важно понять, дорогие друзья, что есть некое другое тело, которое разделяется с тем телом, которое ложится в гроб, скажем, в виде мумии, и которое действительно продолжает быть личностью вместе с душой. Душа – одно, а тело – другое.
    5. Представления о жизни в Дуате

    Возвращаясь к Египту, отметим, что Ра имеет власть над Дуатом. В Книге Врат говорится, что «великий Бог правит вами» (то есть умершими). Ра в Дуате так и зовется – Дати, то есть «Дуатный» (BG II,103). Дати – это Тот, Кто связан с Инобытием, Тот, Кто в Инобытии. Ра Дуатный – это Бог, спустившийся в Дуат.
    Ра, плывущий по Дуату в солярной ладье. Внизу – Бог Атум, опирающийся на посох, и змей Апоп. Сцена III часа Книги Врат. Погребальная камера Рамсеса I. (KV16)
    И вот теперь мы читаем первый текст из «Книги Врат». Дати обращается к тем, кто позади Осириса, к тем, кто спит в изнеможении:
    «О боги, которые в Дуате, которые за Владыкой Запада (к умершим обращаются как к богам!), которые лежат на боку своем, которые спят на возглавиях своих – воздвигните плоть вашу, отряхните кости ваши, соберите члены ваши, соедините части тел ваших. Да будет сладкое дыхание в ноздрях ваших, сбросьте пелены ваши. Да будут светлы ваши глаза божественные (чистые), дабы могли вы видеть свет ими. Восстаньте из (ветхих) одеяний ваших, получите земли ваши близ полей владыки жертвоприношений. Земли полей ваших принадлежат вам. Вы упокоены (хотеп) Мной. Земли – это госпожа приношений» (BG II, 68-73).
    Как вы видите, здесь Ра обращается к умершим: восстаньте, воскресните, соберите вашу плоть, ваши тела должны быть целостны. У вас есть ваша земля, ваши поля, работайте на них для того, чтобы есть и пить (потом мы это увидим). То есть в Дуате есть жизнь. Да, там есть состояние смерти, но и состояние воздвижения плоти, состояние анастасиса, воскресения, которое происходит в Дуате.
    Вот другое место:

    «Праведные, облеченные в праведность. Те, кто творили правду (Маат), когда жили на земле, которые воинствовали от имени богов своих, их призывают на ˝Столп Земли˝, в палаты (Осириса). Те, кто жили правдой, правда дается им. Они пред Великим Богом, уничтожающим злодеев (или злодейство). Осирис глаголет им: «Ваша праведность принадлежит вам, о праведники! Вы пребываете в довольстве за то, что вы соделали (на земле), как те, кто в свите Моей, которые в палатах святости силы (Ба) его (то есть Осириса). Вы живете тем, чем они живут. Принадлежат вам возлияния из водоема, который есть всецело обладание праведных и к которому злодеи не подступают» (BG II, 114-117).
    «Возлияния из водоема, который есть всецело обладание праведных» - это водоем жизни. И опять вы видите, что речь идет о жизни в Дуате. Отсюда и водоем, отсюда и воскресение.
    Кобры и шакалоголовые боги охраняют Озеро Огня. IV час Книги Врат. Погребальная камера Рамсеса IV. ХХ дин. (KV2)
    «Водоем жизни» - это подпись к картинке, а дальше идет текст: «шакалоголовые боги, которые в водоеме жизни». «Они окружают водоем, к которому не приближаются души мертвых (т.е. грешников), ибо это запрещено им. Ра глаголет: Дары ваши принадлежат вам, о боги водоема, который охраняете вы. Ваша жизнь в водоеме вашем, приношения ваши в том, что охраняете вы, о шакалы, отдыхающие на брегах водоема вашего. Они отвечают Ра – «Да очистишь Ты себя, о Ра, в святом водоеме, в котором Ты очищаешь богов, к которому запретил Ты приближаться душам мертвых. Их питие – джесерет, их пища – хлеб, вода возлияний их – вино» (BG I, 181-187).
    Бессильные, неспособные восстать грешники и Бог Атум. II час Книги Врат, саркофаг Сети I (KV17)
    Как вы помните, «мертвые» - это грешники. Есть Аху, а есть мертвецы. Аху – это воскресшие праведники.
    Праведники (в верхнем регистре) и грешники (в нижнем). II-III часы Книги Врат, Погребальная камера Рамсеса IV. ХХ дин. (KV2)
    Еще из «Книги Врат»:

    «Те, кто кадили своим богам, кто очищал их Ка, кто не лишал Аху их пищи и умерших – их возлияний, - такие будут иметь приношения, им приносимые, когда они соединятся с их богами и их кау. Их доли (жертвоприношений) принадлежат им. Они получают свои дары у врат, которые питают богов (т.е. усопших). Осирис глаголет им: «Хлебы ваши принадлежат вам, они в устах ваших, о вы, которые совершали приношения. Да укрепятся стопы ваши, да возрадуетесь вы питию вашему…» (BG II, 111-113). Мы видим жизнь Дуата, жизнь Иного мира.
    В верхнем регистре мумии тех, кто воскреснет, в нижнем – обезглавленные грешники верх ногами. Книга пещер. Глава 5. Фрагмент изображения из гробницы Рамсеса V-VI (KV9). XX династия
    И эти миры, Земля и Дуат, соединены. Соединены чем? Они соединены движением Солнца, которое приходит и сюда, и туда, и они соединены жертвоприношениями. Потому что на полях того мира (полях жертвоприношений) возникает пища, которая приносится в этом, земном, мире, нами с вами. Вот она приходит в тот мир, и умершие живут той пищей, которая приносится им здесь, на земле. Опять же, вспомним эти приношения пищи на канун, на поминовение в наших православных храмах, и мы поймем, что эта традиция, которая была совершенно ясна в Древнем Египте, сохраняется и по сей день в православной церкви. Или раздача пищи в память об умерших в исламе, пища нищим, кормление голодных и просто разных людей.
    Ладья Ра приближается к мумиям, лежащим в своих гробницах и ожидающим воскресения. IV час Книги Врат. Фрагмент изображения из погребальной камеры гробницы Рамсеса I. XIX династия. (KV16)
    В Дуате находятся живые люди с телами, но не с теми телами, которые лежат в гробницах. Те, которые лежат в гробницах, ждут своего часа. Но в Дуате, по египетским представлениям, находятся не одни бестелесные души.
    6. Правда, меняющая мир

    Тексты пирамид нам принесли еще одно очень важное указание. Дуат – это не только область, куда перемещаются умершие и где они страдают или радуются. Дуат – это еще и область, где утверждается Правда.
    В Текстах пирамид из гробницы Унаса говорится: «Иду я (Унас) с Острова Огня. Насадил я там правду вместо неправды» (Pyr. 265b-c). Остров Огня – это точка, с которой началось творение земли, это врата между нашим миром и Дуатом, Инобытием. И там, на Острове Огня, в точке начала творения, в точке создания мира, была неправда. Возможно, это намек на какое-то изначальное грехопадение. И каждый умерший, если он был праведником, меняет эту изначальную неправду на правду. То есть, оказывается, по египетским представлениям, наша правда нужна не только нам на суде после смерти, наша правда меняет мир, искаженный неправдой. Не только наш земной мир, но и мир как целое, весь сотворенный мир. Поэтому состояние умершего - это не только состояние расплаты за свое греховное прошлое или «получения бонусов» за свою праведность, это утверждение Правды в мире и исправление той неправды, которая была в начале.
    По христианским представлениям, неправду исправил раз и навсегда Христос. А по египетским представлениям, каждый делает то же самое. Возможно, потому, что каждый становится Осирисом, как у нас – каждый становится Христом, но важно, что каждый своей правдой исправляет эту изначально возникшую неправду. Это место из Текстов пирамид очень интересно.
    7. Представления о воскресении

    В «Книге Врат» есть указание на воскресение умерших:

    «Возлияния им (то есть умершим) – вода. Нехеп – змей охраняет тела их в то время, как души их вступают на поля Тростников, дабы обрести эти возлияния. Когда разверзается земля – их плоть соединяется с ними»
    (BG II.74-75).
    «Разверзается земля» – это роды Земли. Возможно, это воскресение. И эти души вполне активны и телесны. Вот, как дальше об этом говорится в той же «Книге Врат»:
    «Они несут серпы, они жнут ячмень на своих полях. Ра глаголет им: Возьмите серпы ваши, пожните ячмень ваш, сложите его в амбары ваши. Ублажите Осириса, который пребывает в пещере (гробе), который в тайне. Привет вам, о жнецы!» (BG II. 127-130) (рис. 20). Это Ра обращается к умершим, к тем самым Ба, до воскресения.
    Умерший и его жена жнут колосья в полях Иалу. Погребальная камера Сеннеджема. Дейр эль-Медина (TTI) XIX дин.
    Одновременно в «Книге Врат» содержится и другое очень важное указание: «Приношения им, совершаемые на земле – это виденье света в Дуате» (BG II.148). Одна из особенностей мертвых – это то, что они не видят, не дышат, не слышат, это мы все понимаем. Но они и видят, и дышат, и слышат, если они жили праведной жизнью, если им приносятся приношения на земле. Приношения на земле – это свет, и свет Ра открывается им.
    Изображение Осириса в белой короне в лучах солнечного диска, поддерживаемого руками, возникающими из Нуна. Книга Земли. Секция С. Погребальная камера Рамсеса V/VI. ХХ дин. (KV9)
    В поздних заупокойных текстах – в книгах Амдуат, Врат, книге Пещер и иных – говорится о том, что в своем путешествии по ночному, подземному миру или по Дуату, что вернее, Ра не просто изливает свет; Его лучи возрождают и восставляют от смерти мертвого Осириса и с ним – каждого умершего. То есть, еженощно происходит мистерия воскресения.
    Книга Земли, секция A. В верхнем регистре бог Акер в образе двухголового сфинкса с солярной ладьей на спине. В нижнем регистре показано соединение Осириса и Ра. Погребальная камера Рамсеса V/VI. ХХ дин. (KV9)
    Мы знаем, что Христос единожды сошел во Ад и воскресил умерших, и вывел умерших праведников из Ада, начиная от Адама и Евы. Христиане празднуюм сошествие Христа во Ад каждую Великую Субботу. И, в какой-то степени, каждую субботу вообще, потому что любая суббота – это в православной церкви день, посвященный памяти умерших. И есть целый ряд так называемых родительских суббот, когда поминают или всех умерших или всех погибших, скажем, в той же Куликовой битве и так далее. То есть суббота – это особый день. Хотя на самом деле Христос один раз сошел и один раз вывел.
    Сошествие во ад. XVI в. Мастерская Дионисия. Государственный Русский Музей. Санкт-Петербург
    Так же и в Египте. По всей видимости, по представлениям египтян солнце еженощно проходит мир умерших, и еженощно умершие как бы воскресают. В Новом царстве эта идея еженощного воскресения настолько укрепилась, что действительно стали считать, что умершие воскресают и потом опять ложатся в свои гробницы и ждут следующей ночи. А днем, когда солнце светит здесь, они покоятся в своих гробах. Но, по всей видимости, это позднее представление, как и представление о положении мира мертвых под землей. Постепенно символическая цикличность природного события привела к цикличности представлений о вневременном событии воскресения. То есть символ события, который мы празднуем ежегодно, еженедельно, ежедневно во времени, вытеснил собой тот факт, что это произошло единожды.
    А у нас, в христианстве, не вытеснил. Мы понимаем, что еженедельное воскресение и ежесубботнее поминовение – это лишь символы, лишь образы. Но опять же, даже мы понимаем, что эти образы в какой-то степени наполнены содержанием. Это сущностные образы. И еще в большей степени то же самое можно сказать о египтянах. Они первоначально считали, что область умерших – это область некого ожидания будущего воскресения, и она находится в сумеречной области между небом и землей. А постепенно они ее перенесли в мир мертвых и стали думать, что каждодневно происходит это воскресение. Опять же, мы не знаем одного – в какой степени. Что представлял из себя народ, что представляли из себя знающие люди, священники, культурные богословы, мы до конца этого не знаем, у нас отрывочные тексты. Одни утверждают, что в Египте грамотные не превышали пяти процентов населения [John Baines. Literacy and Ancient Egyptian Society// Man. Journal of the Royal Anthropological Institute. 1983. Vol.18. N3. – P.572-599], другие говорят о широком распространении грамотности, по крайней мере в эпоху Нового Царства.
    Но вернемся к египетским текстам. В Текстах Ковчегов, есть 136-е речение, оно называется «Соединение с семьей в Дуате», и оно все посвящено этому – соединению с семьей. Какое соединение с семьей в Дуате, если люди там просто мертвые? Понятно и из этого речения, что люди там живые. Там, в Инобытии, они живые. Дуат – это прекрасный мир, в котором прекрасно живут живые, в том числе и семьями, ожидая чего-то дальнейшего.
    В той же «Книге Врат» говорится: «Привет Тебе, мы отворяем Дуат для Тебя, мы показываем Тебе путь сени смертной, дабы возвеселился Ты, о Ра, таинством, творимым Тобой … Мы ведем Тебя, о Великий, пребывающий на небесах» (BG I, 182-184).
    То есть Бог пребывает на небесах, а они Его ведут по этому подземному миру, Он совершает великое таинство воскресения умерших, временного воскресения, не окончательного. Не того воскресения, которое я бы назвал восставлением умерших.
    «Глаголет им Ра: Отворите гробницы ваши! Достигло сияние света Моего тьмы вашей. Обрел Я вас в скорби и двери гробниц ваших – затворенными. Дал Я воздух носам вашим, дал Я вам изобилие во всём (…). Ликует Ра, когда проходит Он землю, когда сходит он в Дуат» (BG I, 102-110).
    Значит, Он ликует, входя в царство мертвых, потому что Он дает жизнь. И умерший говорит: «Прими меня, ладья Дуата, ибо я вошел в Дуат, дабы править тем, кто пребывает в нем… Рады вы тому, что соделал Я… Хлебные приношения даются им в свете, и одеяния их – в доме утреннем» (BG I 91-92; 99; 101). Ладья Дуата – это та самая ладья Мескетет. Ра сходит в Дуат, и там ликование.
    И еще один образ. Это надписи, заметки перед текстом Книги Врат. «Коленопреклоненные боги. Дуат. Глаголет Ра пустыне (мы помним, что мир кладбища, мир могил – это пустыня. Пустыня – это страна, где пусто, где нет жилья, городов, людей. Это образ иного. И очень часто слово «пустыня» употреблялось для обозначения Дуата): Просияй, о, пустыня, сияй ты подобно двум человекам (совершенно пасхальные тексты!). Падение для людей, падение для богов. Воздух для вас, тех кто исшел из Меня. Свет возсиял для вас, обитатели мрака. Могущество Мое достигло вас, вас, о которых повелел Я, дабы умерли вы. Всё сияет для них. Сокрыл Я вас от тех, кто на земле. Облачитесь в одеяния, о вы, те кто в пустыне. Боги глаголят: о этот Усерет – столп (столп Гелиополя), повелевай! Бог Великий узрел Свое тело (т.е. умерших). Приди к нам, о Ты, из Кого вышли мы. Привет Тебе, кто в Диске солнца своем. Великий Бог, богатый проявлениями. Приношения пищи – это хлеб и пиво» (BG I,7-9).
    «Бог Великий узрел Свое тело» - мы помним эту интуицию, что тела людей – это тело Бога. И вообще этот мир – это тело Бога. «Приношения пищи – это хлеб и пиво» - это уже жертвенные указания. То есть, смотрите, какой удивительный порыв! Мы вышли из Тебя, мы Твои, мы составляем тело Твое, мы мертвы, Ты нам дал смерть, мы умерли, потому что Ты нам повелел умереть, но Ты оживи нас. Это почти самые первые речения «Книги Врат».
    И умершие говорят: «Покрыты лентами главы наши. – О вы, те кто в пустыне, сокрыл Я вас от тех, кто на земле. Повелел Я, дабы умерли они. Всё умирает для них. Мой славный Глаз принадлежит вам. Свет предназначен для вас, прежде чем Он упокоится в вас (то есть сначала вы видите свет, а потом вы, как Осирис, принимаете Глаз, творящий Глаз, и свет воссиявает в вас, осиявает вас изнутри, вы озаряетесь изнутри, как светильник. Опять приходит на память евангельский образ (см.: Лк. 11:34-36).
    Те, кто как пустыня, глаголят Ра: О Ты, кто сокрыл нас, приди к нам! О Ра, из которого вышли мы! Привет тому, кто в солнечном диске своем, Великий Бог, богатый проявлениями» (BG I, 10-15).
    Вот видите, пустыня приносит приношения тем, кто дает приношение пищи тем, кто в ней, одному из тех, кто в ней. То есть на земле мы даем приношения умершим, и пустыня, мир мертвых, приносит приношение тем, кто на земле давал умершим приношения.
    «Врата, которые были раньше заперты, теперь отверсты. Земля отверста, для тех от семени богов, кто тащит сего Единого, кто создал себя Сам. Даются им дары их в Дуате, в прекрасном Западе» (BG I, 39).
    Помните, что в четвертый и пятый часы нет воды, ладья Мескетет тащится по песку. Этот образ я не понимаю, но египтяне на нем настаивали.
    Боги Дуата тянут солярную ладью. IV час книги Амдуат. Саркофаг Сети I (KV17)
    Запертые врата (=умершие в своих гробах) теперь открыты.

    «Имя змея – страж пустыни. Он у дверей своих. Он отверзает их для Ра. Премудрость (Сиа) глаголет стражу пустыни: Отверзай врата свои для Ра, отпирай дверь твою для Ахти. Потаенная палата пребывает во тьме, доколе не начнется начало этого Бога. Затем затворятся двери эти, когда Бог этот выйдет ими. Тогда восплачут те, кто во гробах своих, ибо услышат они лязг затворяемых врат» (BG I, 24-27).
    Вы видите, что, Бог пришел и все радуются, все ликуют, но потом Он уходит, врата затворяются, и опять ждут нового прихода солнца в Иной мир. Но когда ладья Ра уходит из Дуата, «они плачут о Ра, они рыдают о Великом Боге после того, как Он проходит, тьма покрывает их, и гроба (пещеры) их закрываются перед ними» (BG I. 134-135).
    Таким образом, для умершего Дуат – это, по египетским представлениям, ежедневное повторение воскресения и опять умирание. Или же это позднее напластование, а что было первоначально, мы не знаем, хотя ни в Текстах пирамид, ни в Текстах Ковчегов этого ежедневного умирания и воскресения нет. По всей видимости, это поздняя реальность, позднее напластование на ранние представления о пребывании в этом небесном промежуточном мире, мире сумерек, где находятся умершие после смерти на земле. Да, их касаются лучи солнца, да, они живы, да, они радуются, но они еще не вполне преодолели свое состояние смерти. Они там в состоянии блаженства, но еще не до конца.
    В позднем тексте из храма Эдфу написано: «Амдуат был создан глубоко (шемедж) для Осириса, так же как небеса были вознесены высоко для Его Ба. Земля же была сотворена для Его образа (сехем)» (Edfou I, 346).
    Представление о подземной локализации Дуата здесь уже утвердилось. Ба, то есть душа, Осириса на небе, а тело под землей. Земля же была сотворена для Его образа – то есть для Его статуй, для Его храмов. И для людей – люди есть на земле, и для людей созданы Дуат и небо для их Ба. И земля - для их пребывания здесь и поклонения Осирису. Вот так в Позднем Египте понимали структуру мира: Дуат – глубоко, небеса – высоко, земля – между ними как место жизни и поклонения богам. Но это временное явление.
    Пожалуй, чтобы завершить эти представления о жизни в Инобытии, в Дуате, я использую еще один текст из Книги Мертвых. Это 110-е речение, довольно обширное. Оно сохранилось на ряде папирусов. Самый старый из них, который мне известен, это папирус певицы Амона Анхаи XX династии (1100 г. до Р.Х.). Он находится в Британском музее (BM 10472). Она именуется начальницей наложниц Осириса, наложниц Небти и Хнума. Вот, что она пишет:
    «Се, начало речений Полей Приношений и речений выхода в день, приходов и возвращений в Дуат, обеспечения всем необходимым в полях тростников, которые суть Поля Приношений, владение Великой Богини, владычицы ветров, дающей там силу, могущество, возможность возделывать землю, пожинать урожай, вкушать пищу там, пить там, совокупляться там, и делать там всё, что привыкла делать Анхаи эта на земле» (BD 110.3).
    Изображение из папируса Анхаи. Фрагмент. XX династия. Британский музей, EA 10472,5
    Это, опять же, пребывание в Дуате. Потому что Поля Приношений, Поля тростников (поля Иалу) – это как раз Дуат. Вот, оказывается, что уже за 1100 лет до Рождества Христова бытовали представления о том, что в Дуате умерший будет делать все то, что привык делать на земле. Естественно, тогда и соединение с родственниками, и жизнь такая же, как на земле, но более блаженная, более хорошая. Это то, чего хотели египтяне.
    Есть довольно много текстов эпохи Птолемеев, повторяющих это речение, но, естественно, для других людей. То есть это такая формула мечты, посмертной мечты. Жить так, как живешь здесь. Возможно, такие ожидания возникли и раньше – уже в Текстах Ковчегов это ясно видно, а в Текстах пирамид есть на это намеки, что люди мечтают после смерти жить такой жизнью, как они жили на земле. Эта жизнь будет такой, как на земле, только намного более хорошей, и только для тех, кто были праведниками. Для тех, кто не был праведником, ее не будет.
    Вот в этом отличие от неписьменных народов, которые представляют, что все попадают туда и живут там так же, как здесь. С одной стороны, да, там жизнь будет продолжаться, и она будет счастливой. Кстати говоря, вспомните Евангелие. Что говорят саддукеи, искушая Христа? Они говорят, что был у нас человек, который имел жену, и он умер, и по закону ее взял младший брат, и было семь братьев, и все имели ее женой, потом умерла и жена. Кого она будет женой в том мире (Лк. 20:28-33)? Подобные представления были и среди египтян. А что говорит Господь? Он говорит, что вы заблуждаетесь, не зная силы Божьей. В том мире люди пребывают, как ангелы – не женятся, и замуж не выходят. К сожалению, Анхаи мы должны огорчить, да? Пребывают, как ангелы. Ну а о том, что мертвые не умирают, что после смерти имеется жизнь вечная, об этом, как вы помните, говорит Господь Бог, именуя Себя Богом Авраама, Исаака и Иакова. Бога не мертвых, но живых (Лк. 20:34-38).
    8. Коллективная эсхатология

    Но не надо думать, что это две концепции одного и того же. И христианство нам не предлагает, Христос нам не предлагает промежуточное состояние. Он открывает для людей сразу конечное состояние. А египтяне? Они знали конечное состояние? Давайте послушаем. Это все та же Книга Мертвых, папирус Ани, знаменитое речение 175. Первую часть я вам уже читал. Там Ани беседует с Атумом, говоря, что здесь нет хлеба и пива, нет утех любви, а ему объясняют, что и не будет никаких утех. То есть Атум отвечает ему совсем так же, как Иисус Христос саддукеям, что вместо утех любви здесь будет блаженство. Но на этом беседа не кончается, беседа продолжается. И вторую часть беседы я приберег вам на эту лекцию.
    «Ани: Каждый бог имеет место свое на ладье Миллионов лет».

    Обратите внимание – ладья Миллионов лет! То есть не ладья, которая ежедневно проходит этот круг, а ладья Миллионов лет. Миллионы лет – это вечность. И каждый бог, то есть каждый умерший праведник, имеет на ней свое место. Это ладья в океане Нуна.
    Изображения танцующих фигур в многовесельной ладье. Глиняный сосуд периода Накада II. Британский музей, EA35502
    «Атум: Место твое принадлежит ныне сыну твоему Гору. И он рассеет Старших, он будет править с престола твоего, он наследует престол твой на Острове Огней».
    Теперь мы понимаем, что Остров Огней в этой системе (помните, Остров Огней, на который Унас пришел и там установил Правду вместо неправды), как бы при взгляде оттуда, из небытия - это сотворенный мир, это этот мир. Это то, с чего началось творение, но это и все творение. И вот там сейчас пребывает твой наследник, а ты уже здесь, ты уже пришел сюда.
    Изображение Нуна, держащего в руках солярную ладью. Папирус Анхаи. XX дин. Британский музей, EA10472
    И Ани говорит: «Повели, чтобы я увидел это, дабы очи мои увидели лик Владыки всех. Как будет длиться жизнь моя?».
    Атум: «Пребудешь ты миллионы миллионов лет, жизнь твоя – миллионы лет. Я рассею Старших и разрушу все, что создал».
    Кто такие старшие? Мы этого не знаем. Скорее всего, это какие-то духи, которые были созданы раньше людей. В том же ВD 175A говорится о «скрытом разрушении (хеди именет), которое соделали дети Нут. Вот - Атум рассеет их, повергнет их в то самое озеро огненное.
    «Я рассею старших и разрушу все, что создал. Земля вернется в Нун, в бурный поток, как это было в начале. Но я пребуду с Осирисом».
    Уже не в Дуат, а в Нун. «Но я пребуду с Осирисом» - это очень важная оговорка. Осирис – это каждый из умерших, это Осирис-Ани. То есть «Я уничтожу весь мир, но Я, Атум, пребуду вместе с Осирисом», и поэтому в Осирисе вы все пребудете, мир будет разрушен, но вы пребудете.
    «Преображу Я себя в нечто иное, в змея, которого не знают люди и не ведают боги. Как прекрасно то, что Я соделаю для Осириса, лучше, чем для всех богов».
    Это Он говорит об Осирисе и о каждом умершем, естественно.

    «Дам Я ему пустыню, а его сын Гор наследует Ему и воссядет на престоле его на Острове Огня».
    Вы понимаете? Это другое видение. Это уже не Дуат, а Нун. То есть Я выведу тебя в Сверхбытие, а на престоле на Острове Огня, в этом тварном мире, будет твой сын. Это не то, что Я уничтожу этот мир, и ничего не будет. Этот мир будет, и на нем будет твой сын, а ты будешь в Сверхбытии. И этому сыну Ани писал Поучение, которое до нас дошло.
    «Соделаю Я то, что принадлежит месту его на ладье Миллионов лет и могуч Гор на престоле своем дабы обрести принадлежащее ему.

    Ани: Но шествует Ба Сета далее всех иных богов (Сет – убийца, он убил Осириса, вдруг он убьет меня – спрашивает Ани).

    Атум: Я сделаю так, чтобы была ограничена Ба его на ладье, чтобы тело бога находилось в страхе».
    Атум соделает, чтобы тело Сета находилось в страхе, чтобы он знал свое место.
    «Ани: О Отец мой Осирис, соделай для меня то, что отец Твой Ра соделал для Тебя! Дабы был я долголетен на земле, чтобы укреплен был прочно престол мой, чтобы наследник мой пребывал в добром здравии, чтобы долго сохранялась гробница моя и чтобы оставались на земле эти слуги мои, да будут поражены враги мои, да будет скорпион на костях их, ибо я сын Твой, о отец мой Ра, соделай для меня это ради жизни моей, благополучия и здравия. Ибо Гор твердо воцарился на престоле своем и дай мне в жизни моей достичь блаженства (имаху).
    «Эти слуги мои» - это жрецы, которые совершают заупокойные приношения. «Да будут поражены враги мои, да будет скорпион на костях их» - давайте не будем очень осуждать Ани, вспомним, как царь Давид просил о наказании его врагов в своих псалмах. Это широко распространенное древнее представление. «Ради жизни моей, благополучия и здравия» - таково обращение к царю: «да будет он жив, благополучен и здрав», а сейчас Ани это обращает к себе. «Достичь блаженства» - это уже не в земной жизни, а в жизни вечной. Это воскресение.
    Помните многократно цитированный текст, 30-е речение Книги Мертвых, которое связано с сердцем? Это текст, высеченный буквально повсюду:

    «Да будут даны тебе очи, дабы видеть, уши, дабы слушать речи, уста, чтобы глаголать, ноги – ходить, да смогут двигаться руки твои и пальцы твои, и да упрочится плоть твоя. Да будут части тела твоего в довольствии, и да радуют тебя все уды твои. Да рассмотришь ты со вниманием плоть свою и найдешь ее целой и здравой, ни в чем не имеющей изъяна. Да будет с тобой истинное сердце твое, то сердце, которое имел ты прежде».
    Но сердце - это, естественно, вместилище всего, это вместилище воли и правой, и неправой, и добра, и зла. И это речение говорит о том, что воскресение будет, что воссядет Ани и любой другой на своем престоле, на престоле Осириса, что он воскреснет. Это будет не только душа, он воскреснет телесно. Наступит нечто после Дуата, наступит вот это пребывание в Нуне, вечное пребывание в Нуне не какой-то бестелесной сущности, но человека воскресшего всецело – с руками, ногами, глазами и всем прочим.
    И в этом смысле очень важны речения, которые мы с вами уже читали - это речения 1130-1131 Текстов Ковчегов, относящиеся к XI-XII династии. Я позволю себе процитировать фрагмент:
    «Я владею жизнью, потому что Я - ее Господин, и Мой жезл не отнимется из руки Моей. Пройдут миллионы миллионов лет между Мной и тем Утомленным (то есть Осирисом), сыном Геба. Я воссяду с Ним на одном престоле, и холмы превратятся в поселения, и поселения превратятся в холмы. Поселения разрушат поселения».
    Вот такие таинственные слова, это конец III тысячелетия. Ожидание того, что произойдет через миллионы миллионов лет. То есть пройдут миллионы миллионов лет, протечет вот эта жизнь - и земная, и всего сотворенного мира, и земли, и Дуата. Но Ра и Осирис, Атум и Осирис, то есть Бог-Творец и Его творение, которое победило смерть, которое оказалось праведным, которое было маати (праведным) – не исчезнут, они пребудут. Творение и Творец соединятся. Ра и Осирис будут вместе, они воссядут на одном троне. На днище эрмитажного египетского ковчега 775 изображены Ра и Осирис уже обменявшиеся атрибутами – Ра в образе мумии, а Осисрис – колову ястреба и солнечный диск обвитый змеем на голове. Но при этом бытие не исчезнет, не придет в ноль. Вот это тоже очень важно. Оно пребудет, но станет абсолютно иным.
    И в текстах 175 речения Книги Мертвых говорится, что будет какой-то новый, совершенно невиданный образ Змея. В более древних Текстах ковчегов говорится о том, что холмы станут поселениями, то есть все изменится. Будет иное. Это так же, как когда Спаситель шел вместе с Лукой и другим учеником в Эммаус после воскресения (Лк. 24:13-32), или когда Спаситель явился Марии Магдалине после воскресения (Ин. 20:14-17), и ни Лука, ни Клеопа, ни Магдалина Его не узнали. Он был другим, Он изменился. И потом они Его узнали, когда Он произнес какие-то слова или когда Он преломил хлеб в Эммаусе. И это будет иной мир, и в то же время это будет тот же мир, потому что Спаситель тот же, Осирис тот же. Но это будет иное, будет мир, где уже не будет разделения на зло и добро, где уже не будет Осирис убитым, слабым, поверженным, к которому идут умершие как слабые, как поверженные. И ведут в этой сумеречной области мира, области неба, жизнь – неплохую для праведников, но жизнь, - в ожидании чего-то большего в будущем.
    Египтяне очень скупо говорили об этом будущем. В Текстах пирамид это небесный путь, это восхождение к богам, и это ясно видно. В Текстах Ковчегов все это уже несколько перепутано. С одной стороны, безусловно, это восхождение к богам, и умерший говорит от имени великих богов и отождествляет себя с ними. С другой стороны, очень много такого, что явно говорит о жизни его в Дуате как в уютном мире праведников. В Книге Мертвых, а, тем более, в Книге Врат – почти только об этом уютном мире Дуата, мире праведников и говорится, но не о Нуне. Но память о Нуне сохранялась. Например, в заупокойных текстах писца Ани.
    Обратите внимание, речь идет не о том, что человек – это некое временное состояние, которое побыло и потом растворилось опять в божественном Оно, в божественном Нуне, как это предлагает, скажем, Адвайта-веданта и вообще индийская философия. Нет. Египтяне всегда четко подчеркивают, что ты останешься, ты был предвечно, ты замыслен Богом как личность, ты вошел в бытие, ты так или иначе это земное бытие прошел, и после этого ты никогда не исчезнешь. И когда пройдут миллионы миллионов лет, как Атум объясняет Ани, ты будешь в Осирисе личностью, Осирисом-Ани. А Осирис уже будет одно с Атумом-Ра. То же самое говорят и христиане об Иисусе Христе, воскресшем и воссевшем на Небесах одесную Отца.
    Что такое Небеса христианские, мы не ведаем. Но и египтяне, и христиане говорят об одном и том же: Осирис и Атум, Осирис и Ра будут на одном престоле. И ты будешь в них не как безличная частичка, не как клеточка, не имеющая себя, но как личность, которая утверждала Маат на Острове Огней в этом мире, которая и в том мире, в Дуате, приветствовала Ра и жила с Ним одной жизнью. И ты получишь это Сверхбытие, и ты останешься собой навсегда. Подумайте, какой пафос, какое послание египетская религия посылает каждому человеку! Вот этой певице Амона, которая наивно думала, что будет все то же, что и на земле, и это самое приятное, да и Ани об этом думал – все об этом думали. Но нет, не это.
    «Я даровал тебе блаженство вместо всего этого», - говорит более мудрому Ани Атум. И поэтому здесь, на земле, каждый египтянин, я думаю, ощущал себя не каким-нибудь жалким рабом, жалким слугой. Да, он выполнял разные функции, кто-то был, конечно, и рабом, кто-то был и простым земледельцем, кто-то был чиновником, кто-то был вельможей, кто-то был царем. Но каждый понимал, что он обречен на Вечность. И если он эту земную жизнь будет проходить внимательно и в соответствии с Правдой, то он обретет не просто вечность, а благую Вечность вместо утех любви, хлеба и пива.
    Это великое послание, которое Египет оставил миру, и которое мы далеко не всегда умеем прочесть, но которое, конечно же, в иных выражениях, с иными акцентами и с иными умолчаниями звучит и в христианстве, и в исламе, и в иудаизме до сего дня.

    comments powered by HyperComments