НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 37
Древнеегипетская монархия. Праздник хвоста


аудиозапись лекции


видеозапись лекции
содержание
1. Царские праздники. «Праздник хвоста» (хеб-сед).

2. Связь царских кенотафов с хеб-седом.

3. Хеб-седная «смерть» царя.

4. Царь как Бог и человек.

5. Хеб-сед и победа над смертью.

6. Значимость нравственного достоинства царя.

7. Тайна власти.

8. Утверждение Правды.

    список рекомендованной литературы
    1. А.А. Крол. Египет первых фараонов. Хеб-Сед и становление древнеегипетского государства. – М.: Рудомино, 1999.

    2. М.Э. Матье. Хеб-сед (из истории древнеегипетской религии) // ВДИ, 1956, №3.

    3. Н.М. Постовская. О царских кенотафах древнего Египта (кенотафы и хеб-сед) // ВДИ, 1957, №3. – С. 122-144.

    4. J. Assmann. Ma'at. Gerechtigkeit und Unsterblichkeit im Alten Ägypten. C. H. Beck München, 1995.

    5. L. Bell. The New Kingdom "Divine" Temple: The Example of Luxor // Temples of Ancient Egypt / B. Shafer, D. Arnold. L.-N.Y., 1997. Р. 127-184.

    6. A. Cwiek. Relief Decoration in the Royal Funerary Complexes of the Old Kingdom: PhD Thesis. – Warsaw University, 2003.

    7. H. Frankfort. Kingship and the Gods; A Study of Ancient Near Eastern Religion as the Integration of Society and Nature. – Chicago: University of Chicago Press, 1948.

    8. A. Gardiner. The Goddess Nekhbet at the Jubilee Festivals of Ramseses III // ZAS. 1911. №48.

    9. A.Gardiner. The Baptism of Pharaoh // The Journal of Egyptian Archaeology, Vol. 36 (Dec., 1950), pp. 3-12.

    10. J.G. Griffiths. The Costume and Insignia of the King in the Sed-Festival // The Journal of Egyptian Archaeology, Vol. 41 (Dec., 1955), pp. 127-128.

    11. B.J. Kemp. Ancient Egypt: Anatomy of a Civilization. – London, New York: Routledge, 1989.

    12. W. Murnane. The Sed festival: a Problem in Historical Method // MDAIK. 1981. №37.

    13. D.O'Connor. Abydos: Egypt's First Pharaohs and the Cult of Osiris. – London: Thames and Hudson, 2009.

    14. E. Uphill. A Joint Sed-Festival of Thutmosis III and Queen Hatshepsut // JNES. 1961. №20.

    15. E. Uphill. The Egyptian Sed-Festival Rites // JNES. 1965. Vol. 24. № 4. – P. 365-383.

    16. E.J. Walker. Aspects of the Primaeval Nature of Egyptian Kingship: Pharaoh as Atum. A Dissertation submitted to the Faculty of the Division of the Humanities in candidacy for the degree of Doctor of Philosophy. – Chicago, 1991.

    17. R. H. Wilkinson. The Complete Temples of Ancient Egypt. New York, Thames&Hudson, 2000.

    18. T.A.H. Wilkinson. Early Dynastic Egypt. – London, New York, 2005.

    19. М.З. Гонейм. Потерянная пирамида / Пер. с англ. Ф.Л. Мендельсона. — М.: Географгиз, 1959.

    стенограмма лекции
    1. Царские праздники. «Праздник хвоста» (хеб-сед)

    Тремя основными царскими ритуалами в Египте были: возведение на престол, которое, если в обществе все было нормально, происходило сразу же после смерти предшествующего царя; коронация, которая была разнесена во времени с возведением на престол и происходила обычно в начале года или в начале сезона, когда после разлива Нила начинались сельскохозяйственные работы, то есть она приходилась на время посева, когда жизнь начинала осуществляться, и царская власть символизировала это. Эти ритуалы есть во всех монархиях до сего дня. А вот третья составляющая – это очень своеобразный, чисто египетский, ритуал, о котором много написали египтологи, но однозначного понимания, что это такое, у египтологов нет. Важно, что этот ритуал отражает очень существенный аспект царственности в Древнем Египте. Я говорю о хеб-седе.
    Первое слово – «хеб» – означает праздник. «Хеб-сед» буквально означает «праздник хвоста». Почему хвоста – я объясню чуть позже. Суть же этого праздника заключалась в том, что живой царь как бы умирал. И все, что связано с ритуалом хеб-седа, было, в первую очередь, связано со смертью и возрождением живого, не собирающегося умирать царя.
    Деталь печати из черного дерева фараона Дена, изображающая празднование хеб-седа. Ок. 3000 г. до Р.Х. Британский музей. EA32650
    Изображения хеб-седа многочисленны. У царей и у многих богатых людей (то есть не только у царей, и это очень интересно) кроме основной гробницы, где покоится тело, были и другие гробницы, которые возводились еще при жизни и в которых находился пустой саркофаг. Часто этот саркофаг по размерам не был равен взрослому телу, он был маленьким. Кроме саркофага, в этих гробницах порой мы находим еще один элемент – статую в позе Осириса, то есть в позе умершего.
    Хеб-седное изображение царя Аменемхета-Собекхотепа (XIII династия) (прорисовка). Храм Монту в Медамуде
    Мы знаем, что праздник хеб-сед был связан с битвой сынов Гора и последователей Сета. Эту битву изображали люди – мы не знаем, жрецы ли, добровольцы ли, или два отряда воинов, – но есть изображения, как люди с палками (очень архаично!) бросаются друг на друга. Наверное, никто никого не убивал, это было, в общем, символическое действо, турнир. И сейчас мы поймем, в чем тут дело.
    Сцена хеб-седа из гробницы Херуэфа. XVIII дин. Эль-Ассасиф (TT 192)
    После этого происходило воздвижение столпа Джед. Джед, как вы помните, это такой особый столп, как бы перехваченный обручами. Этот столп, по мнению большинства египтологов (и в Текстах пирамид это сказано впрямую), – это спинной столб, позвоночник Осириса. То есть воздвижение Джед - это воздвижение Осириса.
    Воздвижение столпа Джед. Гробница Херуэфа. XVIII дин. Эль-Ассасиф (TT 192)
    После воздвижения столпа Джед происходил обряд, который назывался «Умиротворение Осириса». И после этого обряд хеб-седа заканчивался.
    2. Связь царских кенотафов с хеб-седом

    Мы не знаем всех ритуалов и речений, которые были связаны с хеб-седом, но важно, что это очень древний обычай. Он существует буквально с начала Древнего царства. Вы помните, что в Египте заупокойные ансамбли возводились при жизни. И уже при первых династиях в южной части заупокойного ансамбля ставилась хеб-седная гробница. Юг (кебеху) – это сторона истоков Нила, это одновременно небо и страна усопших. В Египте в глубочайшей древности именно юг связывался с умершими. К ним и была обращена пустая гробница, которую мы по-гречески называем кенотафом.
    Характерно, что Кебехут – это дочь Анубиса и, если угодно, богиня мертвых, и ее мы тоже встретим в текстах.
    С V династии ориентация кенотафа меняется на восточную, и это один из примеров того, что нечто меняется в сознании египтян, что солярная символика начинает превалировать. Меняется и ориентация заупокойного храма – с северной стороны (область звезд негибнущих) на восточную. То есть кенотаф и заупокойный храм ставятся теперь рядом.
    Отечественная исследовательница Н. Постовская, изучавшая обряд хеб-седа еще в 1950-е годы, писала: «Для ряда царей Древнего Царства были возведены сооружения, на первый взгляд ни чем не отличающиеся от гробниц, но предназначающиеся не для фактического захоронения, а лишь для выполнения неких ритуальных действий, т.е. ложные гробницы – кенотафы. Несомненно, что в ряде случаев возведение царских кенотафов определенным образом связано с ритуалом хеб-седа» (Н.М. Постовская. О царских кенотафах древнего Египта (кенотафы и хеб-сед) // ВДИ, 1957, №3. – С. 130).
    Мухаммед Захария Гонейм (1905-1959), египетский археолог и египтолог
    В 1951 году египетский ученый Захария Гонейм открыл гробницу царя Сехемхета, которая до этого никогда не разворовывалась, поскольку была скрыта песком. Он проводил там исследования до 1954 года. Эта гробница расположена недалеко от пирамиды Джосера, и характерно, что ее саркофаг был пуст, хотя она никогда не была тронута грабителями. То есть это кенотаф, связанный с хеб-седом.
    Недостроенная пирамида Сехемхета (III дин.). Саккара
    После «умиротворения Осириса» хеб-сед завершался следующими действиями: царь короновался (я подчеркиваю, что это был давно правивший царь, который уже был до этого коронован, это была новая коронация прежнего царя) и объезжал столицу (это мог быть Мемфис или Фивы) верхом или, чаще, в боевой колеснице, тем самым, как бы демонстрируя, что он вступает вновь в свои царские права.
    Пустой саркофаг из пирамиды Сехемхета (III дин.)
    Знаменитый Белый храм Сенусерта (XII династия, начало Среднего царства) – это хеб-седный храм, и в нем тоже сохранились рельефы, связанные с хеб-седом царя Сенусерта.
    В 1901 году Г. Картером была открыта нетронутая кенотафная гробница Ментухотепа в Дэйр эль-Бахри. Там лежала на боку двухметровая хеб-седная статуя царя. В остальном гробница была пуста с самого начала.
    «Белый храм» Cенусерта I в Карнаке. XII дин.
    Очень интересные вещи происходили с Ментухотепом I (XI династия). Он трижды меняет свое имя Гора: Санкхибту, Небхеддже, Самту. И потом, как теперь выяснилось, тот же самый Ментухотеп изменил свое второе (не Горово) имя: сначала он именовался Небхепетра, а потом – Санкхкара. То есть Ментухотеп I и Ментухотеп II – это одно и то же лицо, царь XI династии. Он правил приблизительно в 2250-2160 годы – мы не можем точно зафиксировать годы его правления, но известно, что под первым именем он правил 51 год, а под вторым – 12 лет.
    Многие ученые предполагают, что в таких долгих правлениях (очевидно, что Ментухотеп умер уже, наверное, глубоким стариком, после 63 лет на престоле) хеб-сед связывался с обновлением, восстановлением сил стареющего царя. То есть он как бы умирал и заново воскресал, становясь опять молодым. Но так как на самом деле молодым он, понятно, не становился, а оставался таким же старым, как и до этих ритуалов, то скорее всего, речь идет о чем-то ином.
    3. Хеб-седная «смерть» царя

    Обратим внимание, что часть обрядов, связанных с хеб-седом, справлялась не в храме, а в специальном святилище, которое называлось сех нечер. Это святилище, где Анубис совершал над телом Осириса очистительные обряды, бальзамировал его. То, что оживление Осириса происходит в доме Анубиса, известно из Текстов пирамид. Послушайте 1995 параграф Текстов пирамид:
    Иероглифическое написание сех нечер
    «Я пришел к тебе, ибо я сын твой, я пришел к тебе, ибо я Гор. Воздвиг я твой посох для тебя пред всеми воскресшими (аху) и твой скипетр пред всеми звездами негибнущими. Я обрел тебя, собрал воедино члены твои, лик твой – лик шакала, потаенные части твои – небесный змей. Она (Кебехут) освежает сердце твое в теле твоем в доме отца её – Анубиса» (Pyr. 1995).
    Сцена мумификации умершего Анубисом. Саркофаг Джедхориуфанха (XXII дин.) Каирский музей. TR 23.11.16.12
    Это, безусловно, заупокойный текст. Но «дом Анубиса» – это та самая постройка, в которой совершалась значительная часть хеб-седа. То есть очевидно, что живой царь как бы превращался в мертвого, и над ним творились те же ритуалы, которые творятся над телом умершего. Мы не знаем, была ли это статуя или сам царь, или где-то сам царь, а где-то – статуя. Но в результате царь становится другим человеком, с другим именем, как это произошло с Ментухотепом.
    В сцене А рельефа южной стены Белого храма Сенусерта Анубис ведет царя к сех нечер. Коронация царя, которой завершается хеб-сед, происходила после выхода из дома Анубиса, из сех нечер. Именно в доме Анубиса происходит «освежение сердца», «освежение плоти».
    Анубис ведет царя к сех нечер. Рельеф южной стены «Белого храма» Сенусерта I в Карнаке (прорисовка)
    Один очень хороший французский египтолог, который пытался понять особенности египетской религии, Жак Вандье, в исследовании, посвященном хеб-седу, пишет: «Действительно, странно находить в могиле изображения праздника Седа. Можно предположить, что царь стремился перенести в иной мир ритуалы, совершавшиеся в земной жизни» (J.Vandier. Manuel d'archéologie égyptienne. T.2, Paris, 1954. – P.888).
    Однако гробница изображает и ту смерть, которую реально пережил царь, и воскресение, которое он реально пережил, и ту смерть, которую он пережил символически, и символическое воскресение.
    Праздник хвоста, праздник седа – очень частое явление. Было подсчитано, что 53 египетских царя упоминали о своих хеб-седах. Это был частый ритуал. Многие египетские цари так или иначе его совершали – мы потом увидим, что не все его совершали в явной форме. Забегая вперед, скажу, что только 13 царей, судя по их кенотафам, действительно совершали праздник седа. А остальные лишь писали об этом, лишь изображали это – то есть праздник седа имел некое символическое значение. Об этом пишут М.-А. Бонэм и А. Форго в книге «Фараон. Секреты власти», вышедшей в Париже в 1988 году (M.-A.Bonhême; A.Forgeau. Pharaon: les secrets du pouvoir. P., 1988 – P. 292).
    Итак, многие цари прибегали к празднику седа или в реальности, или, намного чаще, в некой изобразительно-текстовой форме. Потому что праздник, видимо, был сложный, затратный, и не все были готовы его совершать. Может быть, он был связан и с персональными издержками для царя: все-таки изображение смерти – это нелегкая вещь. Мы не знаем, как это происходило, но как-то это происходило.
    И вот тут ученые сделали предположение, которое, на первый взгляд, кажется очень убедительным, – и оно подтверждается массой фактов, но не египетских, – что на самом деле в древности (то есть некоторые ученые думают, что так было на самом деле, я так не думаю), когда только возникла царственность, царь должен был быть молодым и крепким, а когда он, как любой человек, старел, его убивали и с помощью определенных ритуалов возводили на престол нового царя, в которого переходила сила убитого царя. Ученые очень любят употреблять слово «цареубийство» не в смысле заговора, а в смысле именно такого ритуального цареубийства («регицида»). И, действительно, эта традиция кое-где есть.
    Лео Фробениус описывает убийство царя у африканского племени шиллуков (L. Frobenius. Monumenta Africana. Erlebte Erdteile. Bd.VI. Frankfurt am Main, 1929, - ß. 318-22). Вместе с царем убивали молодую девушку, и через год после их смерти кости царя и девушки зашивали в мешок. Убийство происходило в безлунную ночь, перед началом сезона дождей, через семь лет правления. Вот это мы вроде бы знаем наверняка. Но это, конечно, не Египет, это Черная Африка. И мешок, и кости, и тело, и участие девушки во всем этом говорит о том, что это была попытка на практике осуществить осирический миф, который, естественно, имел символическое значение и на практике не осуществлялся. Генри Фрэнкфорт в книге «Kingship and the gods» предположил, что в Черную Африку давно уже просочились какие-то сведения о религии Египта.
    Американский ученый Дж. Кэмпбелл, склонный к собиранию нравственно сомнительных фактов из истории религий (он преподавал в женском колледже и шокировал там девушек этими жуткими рассказами), посвятил несколько страниц своей книги описанию таких регицидов, и он тоже говорит, что хеб-сед – это попытка уйти от регицида, попытка сделать его символическим. Он пишет: «Можно утверждать с полной опредленностью, что в самый ранний период существования иератических городов-государств царь и его двор ритуально уничтожались через определенное число лет, определяемое соотношением небесных светил к луне» (J.Campbell. Primitive Mythology. The Masks of God. N.Y., 1991. – P. 164). Смерть царя была связана с огнем и с соитием подростков. То есть у многих африканских племен почему-то не взрослые люди, а почти дети должны были вступать в половые отношения, и их после этого тоже умерщвляли.
    Джосеф Джон Кэмпбелл (1904-1987), американский исследователь мифологии
    Все это напоминает какие-то остаточные мифы, которые надо специально исследовать, но вряд ли можно говорить об этом как о первоначальном содержании хеб-седа. В хеб-седе этого нет. Скорее, наоборот, речь идет о чем-то другом. В хеб-седе мы можем видеть попытку царя смыть свои накопившиеся грехи через «смерть» и «воскресение». И, смыв эти грехи, не только вернуться к правлению, но и помочь своим подданным, которые уже умерли (правление долгое, много людей умерло), пройти путь спасения, пройти этот путь в Инобытие. Потому что для того и появилось царство – чтобы спасать людей. Об этом мы будем подробно говорить на следующей лекции, последней по царственности. Пока же еще раз отметим, что для этого царь и становится царем: он и себя спасает, и себя очищает, и другим помогает.
    Эту интенцию мы видим в 684 речении Текстов пирамид, хорошо сохранившемся в гробнице Неферкара: «Неферкара сей восходит к сути своей (или «воздвигает суть свою», как переводит Р. Фолкнер, что странно). Неферкара сей оборачивается. Неферкара шествует. О ты, добрый спутник, восходи к сути своей, обернись, шествуй, будь мужественным (ир эк). О Неферкара (шествуй) по иной стороне неба, где сияет прекрасная звезда на излучинах Ветренной реки. Неферкара восходит на небо и Неферкара дает тебе речение это, дабы радовался Ра каждодневно. Встает Неферкара сей на твой путь, о Гор Шезмета, зная то, как ты ведешь богов к добрым путям небесным и к полям приношений» (Pyr. §2061-2062).
    Конечно, здесь многое недоговорено, и многого мы не понимаем – например, что такое «излучины Ветренной реки». Видимо, это какие-то небесные, прекрасно известные египетскому священнику реалии. Но для нас здесь важно то, что Неферкара не только восходит к сути своей, но он и ведет каких-то спутников. Он ведет богов к «добрым путям небесным» и к «полям приношений». «Добрые пути небесные» и «поля приношений» – это цель заупокойной жизни для любого египтянина. И, соответственно, Неферкара здесь предводитель многих умерших, предводитель своих подданных.
    И вот возникает мысль, что царь (необязательно Неферкара, это может быть любой царь) не только по смерти, но и в хеб-седе так же вел своих умерших подданных в эти замечательные поля приношений. То есть он сам не был уверен в себе и шествовал к своей Сути, к своему Ка. Но самое главное – люди, подданные царя, видимо, полагали, что они сами не сумеют достичь этой небесной цели. Или не все сумеют. И царь должен для них проложить путь. Потому и появляется царь – именно для решения религиозной задачи, как мы с вами уже говорили. И сверхзадача наступает тогда, когда царь должен умереть для своих подданных, для других египтян.
    Посмотрите, какая интересная аллюзия с евангельским текстом. Помните, уже незадолго до Крестной Смерти, на Тайной вечере, Христос говорит: «Ежели Я не умру, то вы не сможете пойти к Отцу Моему небесному» (см.: Ин. 16:7). Мы знаем из христианской догматики, что Христос умер и воскрес благодаря Своей безгрешности и открыл путь для всех остальных. И я думаю, что египетский царь также предполагал, что он в обряде хеб-седа умирал и воскресал и для себя самого, и для своих подданных.
    4. Царь как Бог и человек

    Вот очень распространенное речение, которое встречается в трех пирамидах: Тети, Пепи, Меренра: «Я омыл себя вместе с Ра в озере тростников. Гор отрет плоть твою, о Меренра. Тхот отрет стопы твои. О Шу, воздвигни Меренра этого, о Нут, дай руку свою Меренра» (РТ 323 §519). Р. Фолкнер, переводчик Текстов пирамид на английский язык, представил это речение как беседу умершего со своим жрецом («Я омыл себя вместе с Ра в озере тростников», - это говорит царь. «Гор отрет плоть твою…», - это говорит священник). Я не уверен, что это так. Но если допустить, что это действительно беседа, то это очень может быть хеб-сед.
    Здесь очень важно, что омовение царя совершается вместе с Ра. Конечно же, речь идет об омовении от греха. Это то самое баптизо (греч.), которое есть и в христианстве.
    В 508 речении тоже говорится об омовении: «Сатис очищает меня водой из четырех кувшинов Элефантины» (Pyr. 1116).
    Сцена омовения Рамсеса II Гором и Тхотом. Карнак. Храм Хонсу (Kh. 368)
    Исключительно интересно в этом смысле оправдание царя, стремление царя быть оправданным для других людей. Прочитаем 517-е речение Текстов пирамид, параграфы 1188-1189. Здесь мы встречаем нового героя, некоего перевозчика, напоминающего нам греческого Харона, который переплывает реку смерти и ведет людей в страну умерших.
    «О ты, перевозящий праведников, не имеющих ладьи, как перевозчик (ма хаф) Полей Тростников, я признан праведником на небе и на земле. Я признан праведным на этом острове Земли, на который я плыл и которого достиг, который меж бедер Нут (этот остров земли – это лоно Нут, из которого рождаются звезды, поэтому «меж бедер Нут»). Я тот карлик, танцующий «танец Бога», который развлекает Бога пред великим престолом Его. Это то, что ты слышал в домах, что было слышно повсюду на улицах, в тот день, когда ты был призван слушать повеления» (Pyr. 1188-1189).
    «Я тот карлик, танцующий «танец Бога»…» - совершенно таинственная фраза, но, я думаю, наполненная смыслом. Здесь царь (это ведь из царской гробницы) себя принижает, изображает себя карликом, исполняющим развлекающий танец. Такие карлики находились при многих царских дворах.
    Скульптурное изображение карлика Сенеба со своей семьей из его гробницы в Гизе. IV дин. Каирский музей, JE 51280
    «Это то, что ты слышал в домах, что было слышно повсюду на улицах…» - речь идет, конечно, о суде. Конечно, мы можем заблуждаться – как вы понимаете, мы сейчас перешли к очень сложным речениям. Но смысл понятен: человек, и, в частности, царь, готов смириться, готов быть не великим Богом, а карликом, развлекающим Бога, слугой Бога. Но он праведен. Его перевозят потому, что эта ладья перевозит праведных. Он был «признан праведником на небе и на земле». И это он говорит сам о себе. И он оправдан в тот день, когда был призван слушать повеления. Вы уже и сами понимаете, о каких повелениях идет речь. Мы говорили об этом: «Иди, о тебе возвещено Осирису. Отныне хлеб твой – Око Гора, отныне пиво твое – Око Гора» (BD,125, 45-46). Это приговор, оправдательный приговор. Царь, в данном случае, утверждает свою праведность. Он оправдан. И поэтому он может подать руку и может вести других. Это с трудом понимается многими учеными.
    Вообще надо вам сказать – я уже говорил об этом несколько раз, – что Тексты пирамид, часто воспринимаются учеными как чисто царские тексты. И из-за этого такие фрагменты они совершенно не понимают. Если ты предвечный Бог и сын Бога, если ты был рожден прежде всех век – зачем тебе все это? А ведь на самом деле речь идет о том, что царь как человек познал и смерть, и страдания, и искушение, и, возможно, даже им поддался. Образ человека, в котором нет греха, который был явлен во Христе, не был свойственен сознанию египтян. Египтяне нигде не говорили при живом царе, что в нем нет греха. Всякое может быть, поэтому нужно очищение. И египтяне понимали, что этот человек, который ритуально - Бог, фактически, как и любой человек, не соответствует этому высокому званию. И вся задача спасения – это соединение божественности и фактического положения.
    Даже такой крупнейший религиевед, как Мирча Элиаде, писал в первом томе своей «Истории религиозных идей»: «Большинство священных формул усиленно повторяет, что фараон – сын Атума (Ра), рожденный Великим Богом до творения мира, и что он не может умереть. Но иные тексты уверяют царя, что его тело не познает тления. Здесь налицо две различных религиозных идеологии, которые еще не вполне соединились в одно целое». «Особое достоинство, обретенное благодаря некоторым тайным знаниям… безусловно восходит к незапамятным временам, к эпохе додинастики, к культурам неолита. В египетской царской идеологии аллюзии этих посвящений скорее всего являются ненужными пережитками, ибо как Сын Божий и воплощенный Бог, фараон не имел нужды в обрядах посвящения, чтобы обрести праведность для восхождения на небо» (M. Eliade. A History of Religious Ideas. Vol. 1: From Stone Age to the Eleusinian Mysteries. – Chicago, 1978. P. 95-96).
    Мирча Элиаде (1907 – 1986), религиевед, этнограф, писатель
    Вот это характерная распространенная ошибка – что если царь был сыном Божьим и воплощенным Богом, то он не нуждается в очищении. Каждый христианин, хотя и является сыном Божьим (вспомним обращение «Отче наш») тоже имеет нужду в очищении. Даже Иисус Христос, желая «исполнить всякую правду» [Мф.3:15], принимает очищение от руки Иоанна Предтечи, и тогда Ему отверзаются небеса. Царь же имел нужду в том, чтобы очистить свою плоть, и именно очищая свою плоть, побеждая себя и в этой жизни, и в ритуальной смерти во время хеб-седа, он спасал своих подданных.
    Тот же Мирча Элиаде сокращает этот круг спасаемых. Он говорит: «И хотя только он мог обладать солнечным бессмертием, фараон был окружен некоторым числом своих подданных, главным образом, членами своей семьи и царедворцами… Теми, кого хоронили неподалеку от царских погребений» (M. Eliade. A History of Religious Ideas. Vol. 1. Р. 96). То есть вроде бы он их как-то спасал, но на самом деле мы знаем, что спасал он далеко не только их, и далеко не только он спасал. Он был лишь одним из средств спасения. Грешник не спасется даже благодаря царю, праведник, видимо, спасется, независимо от царя, но средний человек нуждался в царской помощи. Он нуждался в этом спасении.
    Зачатие Хатшепсут. Изображение из храма Хатшепсут в Дейр эль-Бахри
    То же самое касается представления о царе как о великом Боге и, одновременно, о человеке. Любой царь всегда говорил о том, кто его реальные папа и мама. Даже когда Хатшепсут утверждала, что ее Отцом является Амон, речь шла о том, что этот Амон вселился в ее реального отца – царя Тутмоса. Он был в нем. Это и пыталась показать Хатшепсут - или ее художники, которые по ее заказу делали заупокойный храм в Дейр-эль-Бахри - изобразительными средствами. То есть земные родители царя были известны. Но понятно, что у Атума-Ра нет никаких родителей. И царь, как вечный Бог, тоже не имеет родителей.
    5. Хеб-сед и победа над смертью

    Посмотрим на поразительное во многих отношениях 438 речение Текстов пирамид. Оно сохранилось в гробницах Пепи I и Неферкара: «Охо, охо! Для тебя воскликну я громким голосом: «О Отец мой!», ибо не имеешь ты отцов среди людей, и не имеешь матерей человеческих. – Отец твой – Великий Дикий Бык, Мать Твоя – Дева (Хенут) [в пирамиде Неферкара даже идеографически изображена женская головка с девичьей косой. Это именно дева или молодая женщина, как у Исайи - almah [Ис.7:14]. Возможно, это аллюзия Исиды. Но в любом случае подчеркнуто, что это не женщина]. Живи жизнью, ибо ты не умрешь смертью, как живет Гор, первенствующий в собрании Хема (Летополис, совр.- Авсим)» (Pyr. §809).
    Хеб-седный бег царя Нечерихета (Джосера) с подвязанным бычьим хвостом (прорисовка). Саккара. Заупокойный комплекс Джосера (подземная часть)
    Здесь очень важно, что у царя нет земных отцов и земных матерей (хотя все знают, что они есть). Но его Отцом является Великий Дикий Бык. Великий Дикий Бык – это может быть Осирис, а может быть и Ра. И здесь наконец-то объясняется тайна хеб-седа – почему это «праздник хвоста». Во время хеб-седа к одеждам царя подвязывался бычий хвост. Если Отец твой – Великий Дикий Бык, то, понятно, у тебя должен быть бычий хвост. Это был символ того, что ты – не земное существо, ты - сын Ра, ты - сын Осириса. И, соответственно, поэтому ты можешь пройти через смерть и вернуться к жизни. И, проходя через смерть, помочь подданным, уже умершим, достичь спасения, достичь Осириса.
    Хеб-седный бег Хатшепсут (XVIII дин.) с быком. Карнак. Красное святилище, южная стена
    Неслучайно очень важную роль в празднике хеб-седа играл Открыватель путей (Вепуат), бог-шакал в свите Гора. И очень важным элементом было, как я уже говорил, воздвижение столпа Джед. Столп Джед лежал на земле. И задача царя была – поднять его. В ритуале его поднимал царь и священнослужители – это, видимо, была довольно массивная форма. И они поднимали столп Джед, лежащий на земле, при всеобщем ликовании народа. А что такое столп Джед? Это позвоночный столб Осириса. То есть Осирис повержен, но Осирис воскрес. И это царь. Хеб-сед – это воскресение царя.
    Бог Вепуат (слева вверху, на штандарте) в сцене хеб-седного бега царя Нечерихета (Джосера) (III дин.) (прорисовка). Саккара. Заупокойный комплекс Джосера (подземная часть)
    Хеб-сед часто праздновался 1-го Тиби, когда кончалось время разлива Нила и начинались сельскохозяйственные работы. Праздник соединялся с новолунием. То есть здесь присутствуют важнейшие элементы начала жизни: сельскохозяйственные работы, посев (а Осирис – это зерно, он прорастает, как зерно), новолуние - начинает расти луна, а луна связана и с земледельческим циклом: она, как считали в древности, производит рост растений. В Евангелии есть замечательные слова, что человек приходит и ночью, и днем, и не видит, как развивается в земле зерно, а оно растет (Мк. 4:26-28). Но, в любом случае, и новолуние, и сельскохозяйственные работы – это образы начала жизни, образы возрождения. Значит, хеб-сед – это не праздник смерти, не праздник, подменяющий цареубийство некой символической формой. Хеб-сед – это праздник возрождения, это проводы царя в мир Осириса, превращение царя (живого царя!) в Осириса. То есть Гор становился Осирисом, а потом снова возвращался к жизни.
    Бог Вепуат (справа, на штандартах) в церемониях хеб-седа царя Ниусерра (прорисовка). Солнечный храм Ниусерра (V дин.) в Абу Гурабе
    Мы не знаем до конца, почему египтяне считали, что иногда, когда царь долго правит, это нужно. Но, скорее всего, он должен пройти через смерть, чтобы возродить своих подданных, которые, видимо, без этого не могли ожидать полного возрождения.
    И, наконец, изображения хеб-седа. Как я уже говорил, из 53 египетских царей, упоминавших о своих хеб-седах, в действительности их праздновали 13 царей. То есть тогда, когда изображали хеб-сед, он совершался в абсолютном мире. Не надо было совершать весь полный земной ритуал, достаточно было его изобразить, наверное, что-то прочитать, наверное, что-то сделать, но полного, массового празднования хеб-седа каждый раз не было. А он при этом совершался.
    Нам известно, например, что второй царь V династии Сахура не совершал реального хеб-седа, а в его заупокойном храме хеб-сед изображен. У Джосера (III династия, 2778-2723) совмещены хеб-седное и настоящее погребения. Возможно, последний хеб-сед царя – это его реальная смерть. То есть, может быть, он собирался совершить хеб-сед, но умер, и сама его смерть – это хеб-сед. Это тоже шествие в инобытие. Его возвращения в мир живых не было, но это неважно, важно то, что он вывел своих умерших в инобытие.
    Хеб-седный двор заупокойного комплекса Джосера в Саккара
    Запомним, что хеб-сед и кенотаф изображают не столько ритуальную смерть, сколько ритуальное воскресение и победу над смертью. Поэтому гробница пуста. Это очень напоминает пасхальное торжество. Мы не столько празднуем смерть Христа, – мы скорбим, конечно, о ней, но мы празднуем Его воскресение. Гробница пуста. Вы помните, как во время пасхального крестного хода происходит выход процессии из храма, а потом двери затворяются, и священник стучит в двери храма, как в гробницу. Двери отворяются, но Христос уже воскрес, гробница пуста - какой она и предстала Петру и Иоанну, которые туда прибежали после воскресения Христа (Ин. 20:1-9).
    И эти кенотафы хеб-седа, эти пустые гробницы (в лучшем случае, со статуей) – это знак победы над смертью. Не знак смерти, или, если угодно, промежуточной смерти, ритуальной смерти, а знак победы над смертью.
    Розеттский камень. Британский музей. EA24
    Мы знаем, что хеб-сед мог праздноваться раз в 30 лет, но иногда он праздновался, – по крайней мере, символически, – каждые три года. По-разному могло быть. И очень характерно, что на Розеттском камне (как вы помните, Розеттский камень – это греко-египетская билингва, сейчас он хранится в Британском музее) Птолемей Эпифан (204-180 гг. до Р.Х.) наименован владыкой хеб-седов. То есть он владеет этим вхождением в смерть и выходом в жизнь, что было важнейшим аспектом царственности.
    6. Значимость нравственного достоинства царя

    И теперь мы перейдем к следующей важной теме, которую я уже несколько раз затрагивал – речь пойдет о том качестве царя, которое позволяет ему совершить это великое действо.
    Вы помните, что в Апокалипсисе Иисус именуется Свидетелем верным, Первенцем из мертвых и Владыкой царей земных (Откр. 1:5). Почему? Почему именно царей земных, а не купцов земных, не генералов земных? Не жрецов земных, не священников? А именно потому, что царь был образом спасающего Владыки. Христос был Первообразом, с точки зрения христиан, и поэтому Христос в Себе осуществил истинную царственность, поэтому Он и есть Царь царей земных. Он в Себе осуществил то, чем символически должен был являться царь. Царь на Переднем Востоке – это тот, кто помогает в спасении. И Христа именуют Тем, Кто соделал христиан царями (Откр. 1:6). То есть каждый христианин, в этом смысле, царь. Он не только спасается сам, не только спасается с помощью Христа, но он имеет силу спасать других. Вот это удивительное качество.
    Я вам уже приводил цитату из Диодора, который сообщает о том, что было на самом деле с царем, и я думаю, что это не выдумка. Та великая задача спасения, о которой я только что говорил, была связана с одной очень простой вещью – с достоинством царя. А достоин ли царь? Может ли он спасать?
    Вы помните, что и в Евангелии Христос, прежде чем выйти на общественное служение, испытывается (Мф. 5:1-11). И испытания продолжаются и потом. И последнее испытание – уже на Голгофе, после распятия – испытание смертью. Помните этот крик: «Боже Мой, Боже Мой! — для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46). До последней минуты происходит испытание. То же самое и с царем.
    Мы не знаем до конца, как подданные египетского царя мистически переживали его неадекватность. Переживали ли они ее так, как мы переживаем неадекватность епископа или священника, когда мы знаем, что этот епископ или священник не соответствует своему сану. Он живет не так, как надо, говорит не так, как надо. Вы знаете, что в христианской церкви четко определено, что таинство совершает Сам Христос, Свидетель Верный. А священник или епископ может быть верным, может быть неверным, это его личная проблема. Он, если угодно, лишь свидетель при совершении таинства.
    Это, кстати, четко отличает православную позицию от католической, где священник говорит, например, что он крестит младенца, он отпускает грехи. А в православной традиции Христос совершает таинство: «Аз же токмо свидетель есмь», – говорит священник.
    Было ли это так в Египте или не было, мы не знаем. Но у нас есть несколько фактов. Вот, например, что написано у Диодора: «В последний из 72-х дней подготовки царя к погребению (72 дня мумифицируется тело царя) все его подданные собираются у входа в гробницу, где стоит ковчег (наверное, не все, но все, кто хотят). Каждый может высказать жалобу на царя. Жрецы же превозносят его благие поступки. Простой люд может выразить свое одобрение или неодобрение, если царь вел неподобающий образ жизни, и цари могли быть лишены общественного погребения (каким-то отзвуком этого являются речения Ипувера: «Смотрите, свершаются дела, которых никогда не было доселе – царь захвачен голыдьбой. Смотрите, погребенный Сокол <выброшен>… Скрывавшая его гробница пуста. Смотрите, страна лишена царственности кучкой людей, презирающих обычаи» (См.: Речение Ипувера, P.Leiden 344.recto. VII.2-3)). В результате цари стали творить справедливость из-за страха получить подобное неодобрение, страха за свое тело и боязни вечного поношения» (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. 1,72). То есть «после нас хоть потоп» египетский царь сказать не мог, в отличие от Людовика XV и людей его круга. Это была личная трагедия царя, если народ его после смерти осудит.
    7. Тайна власти
    42-е речение Книги Мертвых, посвященное каким-то посмертным действиям умершего, названо очень интересно: «Изречение о том, как избежать резни (шат) в Гераклеополе». Что это за резня? В этом 42-м речении писец и генерал Нахт (он жил около 1350-1300 гг.) дает образ идеального царя. Папирус с этим речением хранится в Британском музее.
    Фрагмент папируса Нахта. Британский музей 10471/17
    Это сложное речение. Мы с вами должны быть готовы к тому, что многие образы мы понимаем с трудом или вообще не понимаем. Но послушаем. Во-первых, Нахт – не царь. Но он говорит о себе как о царе. Это не узурпация и не бахвальство. Там, в инобытии, любой воскресший – царь. Вы помните слова апостола Петра о том, что все христиане - царственное священство (1 Петр. 2:9). Все – цари и священники (ср.: Откр. 1:6). Мы это забываем. Какие мы цари? Мы мелкие служащие, рантье или работяги. И мы забываем о великом призвании каждого человека.
    А вот Нахт о нем помнил. Он здесь, на земле, был генералом, был писцом, был вельможей при царе. Но он помнил о задаче своей царственности. Задача царственности заключается в том, что каждый ответственен за свои дела, и каждый так или иначе спасает других людей. В идеале, в пределе это делает царь, египетский фараон, а для христиан – Христос, но в какой-то степени своими поступками, словами, действиями делает каждый.
    И вот что мы читаем в 42-м речении Книги Мертвых из папируса Нахта: «Я Гор, предводительствующий мириадами людей. Моё огненное дыхание на лицах тех, чьи сердца подвигнулись против меня. Я правлю с высоты престола моего. Я шествую по пути, который я открыл. Я избавлен от всякого зла. Я – золотой бабуин пред Мемфисом, в три пальмы и еще в два пальца высотой, у которого нет ни рук, ни ног (у настоящего бабуина, естественно, есть и руки, и ноги). Если здрав я, то и золотой бабуин пред Мемфисом – здрав» (BD 42).
    Что такое золотой бабуин? Мы знаем, что бабуины – это те, кто первыми приветствовали Ра. Вы помните, что это такая собакообразная обезьяна, и вроде бы бабуины действительно первыми начинают орать, вопить и радоваться первым отсветам восходящего солнца. И египтяне, которые замечали каждую мелочь, обратили внимание на то, что бабуин – это особый поклонник Солнца, особый поклонник Ра. Золотой – потому что это золото солнца. И он гигантский. И у него нет ни рук, ни ног. Может быть, это само Солнце? Может быть, тот, кто радуется Солнцу, и само Солнце – это одно? И Нахт говорит, что «если я здрав, то и он здрав». То есть между Нахтом, царем и Солнцем оказывается некая связь.
    Бабуины приветствуют Ра. Изображение из погребальной камеры Рамсеса IX (XX дин.). Долина царей (KV6)
    На пеленах мумии Тутмоса III (XVIII династия), сохранилась надпись: «Мои члены – боги. Я всецело - Бог. Нет ни единого члена у меня без бога. Божественны вхождения мои, божественны исхождения мои. Явили себя боги как члены тела моего» (Каир CG40001). Это эпоха Нового царства, когда царь пытается сказать, что он по преимуществу Бог. Конечно, каждый – Бог. Каждый - Осирис, каждый - Гор. Но царь – Бог по преимуществу, он выполняет эту свою божественную функцию для всех. В большей степени, чем другие. А почему в большей степени? - По причине власти. И тут мы, дорогие друзья, понимаем, наконец, и открываем тайну власти. Что власть – это не командовать другими, а власть – это возможность помогать другим в спасении. Помогать другим, в том числе, и утверждением Правды.
    Вы помните 17-е речение Книги Мертвых о том, что боги Эннеады – части тела Ра. А в Лейденском гимне говорится, что «Эннеада (Девятерица богов) объединена в членах твоих. Облик твой – бог каждый, соединенный в плоти Твоей» и «пальцы его – Восьмерица богов» (см.: Urk.V, Abs 1-4;3-8; 140). И, наконец, можно вспомнить 539-е речение Текстов пирамид, Гимн небесного восхождения, где все члены умершего отождествляются с Богом. То есть говорится о всецелой божественности царя. Здесь, на земле, царь – Бог по преимуществу.
    8. Утверждение Правды

    Но быть Богом очень трудно. Потому что главное мерило божественности – это Правда, это Истина (Маат). Она судит человека на суде. И именно потому, что обычный, заурядный человек чувствует, что он не всегда соответствует Правде, он воздвигает царя как того, кто должен соответствовать. Зачем еще нужен царь, если он не соответствует Правде? Тогда он обманщик. Именно поэтому Диодор пишет, что люди собираются и говорят, соответствовал Правде царь или не соответствовал. И тут уже никакая пропаганда не поможет. Потому что Правда – объективная вещь. Официальные лица или жрецы могут восхвалять царя. Но люди лучше, чем восхваляющие жрецы, знают о том, каков царь на самом деле.
    Маат и суд Осириса. Папирус Нахта. BM EA 10471/21
    И неслучайно обращение к царю: «Твоя речь – это святилище Маат». То есть речь царя – это храм Маат. Вы знаете, что царю каждый день подносили Маат как знак того, что он должен творить Правду. Царь может быть плохим полководцем – это не страшно, он назначит генералов. Царь может быть плохим специалистом по экономике – это не страшно, будет визирь, который разберется в экономике государства (вспомним Иосифа, служившего при дворе фараона). Но функцию хранения Правды царь не может передать никому. Каждый должен хранить Правду, но для всего Египта Правду хранит царь. Именно поэтому с царем закон – потому что закон стоит на принципе хранения Правды.
    Сцена подношения Сети I статуэтки Маат Осирису. Храм Сети I в Абидосе
    Хатшепсут говорит: «Я творила сияющую Маат, которою любит Он (Ра). Знаю, что Он живет ею. Это – хлеб мой, я вкушаю от его сияния, я – подобие членов Его, я – одно с Ним. Он зачал меня дабы утвердить силу Свою в этой земле. Атум в Хепри свершает это, то, что Ра свершил при творении». Это надпись в Спеос Артемидос в Бени Хасан.
    Вы понимаете, что «хлеб мой» – это творение Правды. Вспомним Христа, когда Он после беседы с самарянкой у колодца говорит ученикам, принесшим Ему еду, что «у Меня есть пища, которой вы не знаете» (Ин. 4:32). Он, конечно, ничего не ел, самарянка не дала Ему хлеба. Но Он говорил ей Правду, он говорил ей Истину. Вот это и есть главная царская добродетель – говорить Правду, являть Правду, утверждать Правду. Если надо, даже силой утверждать Правду и силой уничтожать ложь. Для этого царю дан меч, только для этого.
    Помните, в «Притчах Соломоновых» говорится: «Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое» (Притч. 20:8). То есть суд – это важнейшая функция. Что такое суд? Это отделение Правды от неправды. Поэтому там, где происходит фальсификация суда, там, где Правда выдается за неправду, а неправда за Правду – там всякая власть полностью лишена внутренней силы.
    Мы сейчас иногда возмущаемся коррупцией, какими-то взятками – все это, конечно, очень плохо. Но самое страшная коррупция – это не взятки, самая страшная коррупция – это коррупция Правды. Там, где коррумпирована Правда, все остальное рушится уже само по себе. И восстановление страны должно начинаться не с борьбы с коррупционерами, хотя, конечно, с ними надо бороться, а с восстановления Правды. Если будет восстановлена Правда, восстановлен суд, то и все эти гнусные мелкие вещи, и даже не такие мелкие, станут невозможны по определению. Или, скажем, они будут очень редки, они будут искореняться.
    Вспомним, как у пророка Исайи говорится о будущем Мессии. Это знаменитая 11-я глава – текст, который поддержал бы любой египтянин. Но только египтянин отнес бы его к своему царю, да и то, наверное, вздохнул бы и сказал: «Да, таким должен быть царь, но увы, увы». А, может быть, не решился бы сказать, но подумал бы. Вспомним этот текст:
    «И почиет на нем (на Мессии) Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела. Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его — истина» (Ис. 11:2-5).
    Вы помните египетскую формулу: «я устами своими испепеляю ложь». У Исайи то же самое: «духом уст своих убьет нечестивого». И в гробнице Рехмира говорится: «и се Его величество это тот, кто знает всё, что произошло. Нет ничего, о чем бы он не ведал. Он – Тхот во всём. Нет ни единого слова, которое бы не вывел он (наружу) (другой вариант перевода: «нет дела, которого бы он не завершил»)» (Rekhmire VII, 11, 8-9, см.: ВAR II (Breasted J.H. Ancient Records of Egypt: 5 Vols. – Chicago: The University of Chicago Press, 1905-1907), §664). То есть он знает все, он знает Правду.
    «Царь Меренра превознесен и могущественен над всеми богами. Все свершается в соответствии с повелениями, которые изрекает его суть (Ка)». Если Рехмира – это Новое царство, то это слова из автобиографии вельможи Уни (VI династия), записанной в его абидосском кенотафе.
    Автобиография Уни из Абидоса. Каирский музей, CG1435
    Итак, мы видим принцип Правды и могущества. Как пишет Г. Фрэнкфорт, «египтяне приписывали изобилие или голод качествам своих царей – не в современном смысле – их умению управления, но их способности быть связующим звеном между божественным и человеческим, и превращения взаимосвязи обоих в источник радости и чуда» (H. Frankfort. Kingship and the Gods. P. 58).
    То есть благое и злое на земле – это результат благочестия царя. Если царь благочестив, страна процветает. «Если царь нечестив, страна пребывает в бедности и нищете, потому что разорвана связь между небом и землей, между верхней и нижней страной, и иссяк из-за этого источник радости и чуда», - как пишет, вспоминая один англиканский псалом, Г. Фрэнкфорт.
    Стереотипом является то, что, подобно Богу, подобно Амону, царь постоянно бодрствует. Он постоянно старается это благо, Маат, утвердить в Египте. В гимне Амону говорится: «Спят все, а Ты не спишь, промысляя благое для тварей Своих». И вот указ Хоремхеба (это примерно 1330 год до Р.Х.): «Его величество, бодрствуя круглые сутки, ищет благое для Египта, исследуя дела» (Указ Хоремхеба. ХИДВ. I, с.100). И еще из того же указа: «Маат возвратилась после того, как страна воссоединилась (хенем)» (Urk IV. 2140 ff.). «Страна воссоединилась» – это не воссоединение частей египетского государства, или, по крайней мере, не только воссоединение частей египетского государства, а это воссоединение Неба и Земли. Маат пребывает на Небе, а надо, чтобы она пребывала и на Земле. И это тоже великая задача царя.
    Мы встречаем в заупокойных текстах огромное количество имен или обращений, утверждающих, что Бог – это Ка (Суть) царя. Но в гробницах частных лиц мы встречаем такие фразы: «Мой Ка (то есть моя Суть) принадлежит царю». «Моя Суть происходит от царя». «Царь творит мою Суть». «Царь – это моя Суть». Г. Фрэнкфорт говорит, что египтяне передавали свое понимание посреднической роли царя посредством идеи Ка (H. Frankfort. Kingship and the Gods. P. 78). Ра был Сутью царя, царь же был Сутью подданного, но это, естественно, означает, что Ра является Сутью подданного. Та же самая формула известна и христианам: Иисус – Сын Божий, мы через таинства - часть Иисуса, значит, мы – сыны Божьи. Та же самая модель.
    Помните 271-е речение Текстов Пирамид (Pyr. 388-389), где утверждается, что царь спасается за свои дела? Властитель ответственен за все бесчинства и грехи в его стране. А страна – за грехи царя. Мы это впервые встречаем в Египте в «Поучении Мерикара», где царь Ахтой говорит о том, что он разорял кладбища (или при нём разорялись кладбища), и это ударило по нему, это была величайшая беда для царя. То есть любое преступление, любой грех, который совершается в стране – это беда для царя. Царь, даже если он лично благочестив, если он не ворует, не убивает, если он допускает, что в стране совершаются бесчинства, преступления, то он не хранит Маат. Он не царь, он не исполняет своего дела. Царь тот, кто исполняет свое дело до конца.
    Вот поэтому, собственно говоря, мы можем ясно сказать, что, с точки зрения египетской логики, отречение Николая II – это величайшее преступление. Потому что перед лицом начинающегося разнузданного безумия он не восстанавливал Правду, а предпочел уйти в сторону, чтобы Правда или сама собой восстановилась, или не восстановилась. Он не понимал главную задачу царя. Главная задача царя – это хранение Правды даже с помощью силы.
    Но, разумеется, еще страшней преступления самого царя. Если царь творит недостойные поступки – убийство, разврат, какие-то религиозные непотребства, как многие иудейские цари творили, совершая богослужения Таммузу, Астарте и иным богам Ханаана, то гибнет все царство. В исторических книгах Ветхого Завета постоянно говорится о том, что царь делал что-то не так, и из-за этого развращалась вся земля. Вот, например, во Второй книге летописей говорится: «Так унизил Господь Иудею за Ахаза, царя Иудейского, потому что он развратил Иудею и тяжко грешил пред Господом» (2 Пар. 28:19). Царь несет на себе бремя народа, а народ несет на себе бремя царского греха.
    В Текстах пирамид есть указание на это. В 217-м речении говорится: «Унас этот утверждает сердца, он имеет власть над сердцами. Тот, кому он желает жить – живет, кому он желает смерти – умирает» (Pyr. §157). Вот в этом великая сила царя. Есть специальные исследования о явлениях божественной мощи (Бау – множественное от Ба) царя. Царь может творить жизнь и смерть, но праведный царь творит это для утверждения Маат. А неправедный – для чего-то другого, неважно для чего, и все разрушает этим.
    Об Аменхотепе написано: «как Ра, когда Он проходит по небосклону, повергает Апопа, так [и царь] уничтожает неправду (исефет) во всем, когда он появляется, подобным Атуму» (Urk VII,27) .
    Атум, защищающий от Апопа солярную ладью. Фрагмент изображения третьего часа из Книги Врат. Погребальная камера Рамсеса I. XIX дин. Долина царей (KV16)
    На восстановительной стеле Тутанхамона говорится о том, что он восстановил страну после бесчинств Эхнатона (об Эхнатоне мы поговорим на следующей лекции): «Маат прочно установлена на своем месте и земля стала вновь такой, какой была она в начале» (Urk. IV 2026). Вот это очень важный момент.
    Восстановительная стела Тутанхамона (англ. Restoration Stela). Каирский музей. CG 41504
    Э. Хорнунг, один из самых глубоких и проницательных египтологов в области богословия, говорил: «Для человечества Маат одновременно и дар и обязанность, которую надо исполнять. Исполнение этой обязанности – средоточие исторической функции царя, как преемника Бога-творца, обязанного действовать в космической драме» (E. Hornung. MDAIK 15, 1957. – ß.128f).
    То есть царь, преемник Бога-Творца, восстанавливает и созидает творение хранением или восстановлением Маат. Надо сказать, что слово хекат (власть) впервые меняется на слово несуит (священная царская власть, особая власть, власть, которая есть именно у царя) в Поучении Мерикара.
    И еще надо сказать, что к тем царям, которые правили достойно, относились с величайшим почтением, и им молились. Египтяне отлично знали своих праведных царей. Часто перечисление царей идет в правильном порядке правлений, начиная с Менеса, объединителя Страны. На красивом рельефе из храма в Абидосе, воздвигнутом Сети I, изображены Сети I и его сын, будущий Рамсес II, приносящие жертвы 74 предшествующим царям и самим себе.
    Абидосский список. Насчитывает 76 картушей древнеегипетских царей, начиная с Менеса и заканчивая Сети I. Храм Сети I в Абидосе
    О том, почему приносят жертвы самим себе – это большой разговор. Но, если сказать одной фразой, то они приносят жертвы своему Ка, своей истинной Сути. Чтобы не отличаться от нее, чтобы быть соответствующими своей Сути. Есть изображение Тутмоса III, приносящего жертвы 61 царю в храме Амона-Ра в Карнаке. Это Луврская стела.
    Карнакский царский список Тутмоса III (XVIII дин.) из храма Амона-Ра (оригинал). Лувр, E 13481 bis.
    В гробнице вельможи Рамсеса II Тенроя содержится список из 57 царей в верном порядке, и им молится владелец гробницы. То есть былые цари, ушедшие цари, как хранители Маат при жизни, помогают живым людям Египта в сохранении Маат и помогают умершим, жившим в соответствии с Маат, победить на суде. Так что задача царя – спасать людей для Вечности. Но не всех, а только тех, которые действительно жаждут спасения и жаждут жить в соответствии с Маат.
    Карнакский царский список Тутмоса III (XVIII дин.) из храма Амона-Ра (прорисовка). Лувр, E 13481 bis.
    Вы помните знаменитое 361-е речение Текстов пирамид: «Нун представляет Тети Атуму, Широкорукий представляет Тети Шу, дабы были отверсты врата небесные для Тети, затворенные для тех, кто не имеет имени. Возьми Тети за руку его, веди Тети в небо, дабы не умер он на земле среди людей» (Pyr. §604).
    Кто же не имеет имени? Среди кого Тети не должен умереть? Среди тех, кто при царе, созидающем Маат, не желает следовать Маат.
    О том, как это понимали в Египте, мы поговорим на следующей лекции.

    comments powered by HyperComments