НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 1. Древний Египет
лекция 43
Древнеегипетский ритуал. Таинства египетского храма


аудиозапись лекции


видеозапись лекции
содержание
1. Священное время ритуала.

2. Гадания и пророчества

3. Священник как воплощенный Бог

4. Таинства Осириса на стеле Икфернофрета

5. Архитектура египетского храма

6. Храм как символическое мироздание

7. Рукотворный и нерукотворный образ Бога

8. Призвание Бога в статую

    список рекомендованной литературы
    1. Ассман Я. Египет: Теология и благочестие ранней цивилизации: Пер. с нем. – М.: Присцельс. 1999.

    2. J. Černý. Ancient Egyptian Religion. Westport. CT. 1979.

    3. H. Goedicke. Cult-Temple and "State" during the Old Kingdom in Egypt // E. Lipinski (ed.), State and Temple Economy in the Ancient Near East, vol. 1. Leuven, 1978. P. 113-131.

    4. S. Morenz. Egyptian Religion. Ithaca, New York: Cornell University Press, 1996.

    5. S. Snape. Egyptian Temples. Princes Risborough. 1996.

    6. H.Schäfer. Die Mysterien des Osiris in Abydos unter König Sesostris III. Untersuchungen. IV/2. 1904

    7. Temples of Ancient Egypt / Ed. by Shafer B.E. – Ithaca: Cornell University Press. 1997.

    8. R.H. Wilkinson. The Complete Temples of Ancient Egypt. New York: Thames&Hudson. 2000.

    стенограмма лекции
    1. Священное время ритуала

    Говоря о ритуале, мы никогда не должны забывать о таких важных вещах, как место и время. Дело в том, что священнодействие в любой культуре не существует просто так, само по себе. Всё происходит в своё время. Надлежащее время, священное время ритуала – это то, что греки называли словом кэрос, но у нас его обычно произносят на Эразмов манер как кайрос, «надлежащее», «подходящее». Это греческое слово имеет отношение ко всему кругу надлежащих, подходящих вещей, в том числе, в значительной степени, и ко времени. И именно этим словом, как вы помните, переводятся знаменитые стихи из начала 3-й главы Екклезиаста: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться и время умирать; время насаждать и время вырывать посаженное; время убивать и время врачевать… Время любить и время ненавидеть; время войне и время миру» [Екк. 3:1-8].
    Здесь время – не просто процесс, а некая точка или отрезок, когда надлежит делать что-то определённое, а противоположного делать не надлежит. И совершенно в этом же смысле мы видим в 103-м Псалме (на Западе это 104-й Псалом): «Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты (Бог) дал им пищу их в своё время»[Пс.103:27].
    Опять же – «в своё время», а не когда угодно. И в Египте эта категория, в своё время, в определённое время, была очень важна. Это – время богослужения, время священнодействия, это время, когда Бог являет Свои силы, это время, когда человек молится Ему. В Египте это особое слово, слово тэр, или же выражение эм атэф, «в его время». Во время Бога, в своё время – это тоже эм атэф.
    В этой связи обращает на себя внимание знаменитая «Поэма Кадешской битвы Рамсеса II». Это высочайший военный триумф Египта, когда египетская армия в Кадешской битве под предводительством Рамсеса II разбивает, казалось бы, непобедимую, в то время мощнейшую армию хеттов.
    В ходе этой битвы есть особый момент. Дело в том, что Рамсес находился в авангарде своей армии. Армия была большая, она растянулась на значительное расстояние, корпус за корпусом. Кстати, корпуса назывались именами богов. Они постепенно двигались к месту битвы, а авангард, сравнительно небольшой, в котором находился и царь, неожиданно оказался посреди вражеского войска. Перевес сил был на стороне хеттов, поскольку другие войска ещё не подошли. Тогда, призвав богов, призвав Амона-Ра, встав на колесницу, как простой генерал, простой офицер, Рамсес устремился на хеттов и одержал победу. Когда подошли остальные войска, битва была уже в целом выиграна. Конечно, это был абсолютный триумф божественного царя Египта. На одном из пилонов Луксорского храма в Фивах всё это описано, и там несколько раз упоминается это выражение – «в своё время». О Рамсесе говорится, что он был как Сет в его время. Я напомню, что в Новом Царстве Сет стал образом не только убийцы Осириса, но и разрушителя врагов, и поэтому некоторые цари именовались «Сети».
    Северная стена храма в Карнаке, Рамсес II в Кадешской битве 1274 г. до Р.Х.
    И вот, Рамсес в этой битве, в этом неравном поединке с хеттами, он – как «Сет в его время». Сам Рамсес говорит о себе, используя скорее переднеазиатский образ, нежели египетский: он говорит о боге, о господе Ваале: «Я – как Ваал в его время»; «Как отец мой Монту в его время, я возвращаюсь триумфально в столицу», – говорит он о себе. Это всё – эм атэф.
    В других текстах, уже не имеющих отношения к Кадешской битве, это выражение может употребляться и в отрицательном смысле. Скажем, об Апопе, это Берлинский папирус 3050, 3:6, 3:1, сказано: «Ты сокрушён и изгнан в твоё время». Это то же самое выражение, ма атек. Ра говорит: «Я поверг Апопа для тебя (Осириса) в его время». То есть, пришло ему время погибнуть, пришло ему время быть повергнутым. Или это может быть нейтральная форма, скажем, как: «Ежегодно Нил являет себя из Инобытия в его время». Здесь эр тереф – «в его время» [Urk. IV, 498]. То есть, во время определённое.
    2. Гадания и пророчества

    Важно понимать, что для египтян не хаотично, не случайно происходит и явление богов, и священнодействие - мир во временном смысле определён, фиксирован. И отсюда, естественно, возникает интерес узнать: когда же наступает это время? Когда лучшее время для меня, например, подавать рапорт царю? Когда лучшее время для меня идти на битву? Когда лучшее время для меня садиться за работу или идти на поле? А когда, наоборот, это – худшее время, и делать этого не надо, это не моё время для этого дела, и от него следует воздерживаться?
    Отсюда проистекает традиция гадания. При этом ты спрашиваешь не о том, что с тобой будет, а когда что лучше предпринимать, когда воля богов максимально, если угодно, энергийно сильна – или же, наоборот, слаба. Это было очень важно для египтян. И так как всё должно совершаться в своё время, то, естественно, это время можно предугадывать, если уметь.
    Те, кто внимательно читали Библию, помнят 44-ю главу Книги Бытия, где рассказывается об Иосифе. Кстати говоря, рассказ об Иосифе содержит огромное количество конкретных египетских реалий, которые, безусловно, не мог знать составитель Книги Бытия, если бы она была составлена уже в позднее время, в вавилонском плену или после возвращения из него, когда все эти реалии уже давно были забыты. Совершенно очевидно, что Книга Бытия или её прототип были составлены примерно в то время, когда и предполагалось – во времена, близкие к исходу из Египта.
    К слову говоря, сам факт пребывания еврейского народа в Египте – это историческая реальность. И ещё одна характерная деталь: по истории Иосифа Прекрасного, это было начало пребывания евреев в Египте, когда Иосиф был продан в Египет и стал впоследствии фактически вторым человеком после фараона, мы понимаем, что, видимо, он носил титул «единственного семера» – единственного друга царя. Если всё это действительно было так, то это происходило примерно во время Сенусерта III, это первая половина Среднего Царства.
    Иосиф трактует сон фараона. Иллюстрация Оуен Джонс, "The History of Joseph and His Brethren" (Day & Son, 1869)
    Так вот, в 44-й главе Книги Бытия есть эпизод, когда Иосиф хочет вернуть братьев, которые ушли, не зная о том, что он – их брат. Он хочет их вернуть обратно, и поэтому велит управляющему своим домом, чтобы тот его серебряную чашу спрятал в мешок одного из братьев, чтобы после находки этой чаши того обвинили в краже, в неблагодарности, и арестовали. И когда ушедших уже братьев Иосифа догоняют и находят эту чашу, то дворецкий говорит: «Не та ли это (чаша), из которой пьёт господин мой, и он гадает на ней?» [Быт. 44:5].
    Мы не знаем, как именно гадали на чаше, но это характерный штрих - Иосиф каким-то образом гадает, он каким-то образом выясняет подходящее время. В самих египетских текстах содержится множество подобных примеров. Например, в папирусе Харрис I мы читаем слова Рамсеса III Амону о своём сыне, будущем царе Рамсесе IV: «Предрекал ты ему быть царём, когда был он ещё дитя» [P.Harris I, 22:5].
    Опять же – он уже предназначен для этого. Я оговорюсь, что это не значит, что предназначение обязательно осуществится. Человек может своими неправильными действиями очень легко разрушить предназначение о себе. Это значит только, что в принципе такое предназначение есть – и о времени, и о человеке, и о месте. И Бог, как представляли египтяне, помогает этому предназначению осуществиться, но тут обязательно нужно и соучастие самого человека.
    Если человек будет активно противодействовать предназначению – понятно, ничего не получится. Это предречение, по-египетски – сэр, одновременно означает и пророчество в прямом смысле этого слова, то есть указание на то, «как должно». Пророчество в древности не считалось знанием неизменяемого будущего. Будущее изменяемо, и в Библии много мест, где говорится, что Сам Бог предполагал одно, а из-за людей совершалось другое.
    Бог не предполагал, что люди настолько развратятся, и что их надо будет топить в водах Потоае. Но они развратились, и Он разочаровался, раскаялся в том, что создал человечество [Быт 6:6]. Это не чисто библейская реальность – это реальность всего Востока, а, можно сказать, и всего мира. И в этом смысле пророк говорит о том, что произойдёт, если люди будут исполнять божественный замысел, или о том, что произойдёт, если они его исполнять не будут. Пророк указывает на возможный негативный результат или на оптимальный результат процесса. Как говорили еврейские пророки, о которых мы знаем намного больше, «Если не покаетесь, все так же погибнете» [Лк.,13:3].
    Но также это и житейское предсказание, которое происходит от здравого смысла и от житейского опыта. Скажем, в рассказе «О потерпевшем кораблекрушение», сказке, которая запечатлена на Санкт-Петербургском папирусе 111-5Б [30-2], говорится о том, что «они предсказывали шторм еще до того, как пришёл он, и до того, как буря разразилась». Вот и здесь тоже – слово сэр.
    С другой стороны, на Санкт-Петербургском папирусе 111-6Б XVIII династии в пророчестве Неферти действительно содержится пророчество о будущем. Иное дело, что большинство египтологов считает, будто это так называемая псевдоэпиграфа - никакое не пророчество, а, если угодно, обоснование прав на царство или даже восхваление царя XII династии Аменемхета I. Суть этого пророчества в том, что царь Снофру – это IV династия, Древнее Царство – хочет развлечься и спрашивает: «Кто может мне предсказать о том, что произойдет в далеко отстоящие времена?». И придворные рассказывают, что есть один великий человек, херихеб храма Бастет по имени Неферти, и он может рассказать будущее. Это пророчество Неферти сохранилось только в одном списке, но его маленькие фрагменты присутствуют также на ряде остраконов эпохи Рамессидов и на паре деревянных табличек XVIII династии. То есть, безусловно, этот текст был распространён. Судя по языку - это Среднее Царство.
    Снофру (тронное имя — Небмаат) — фараон Древнего Царства. 2613—2589 до Р. Х. Известняк. Каирский музей
    Неферти предсказывает, что пройдут ещё многие годы, и страну Египта ожидает страшная гражданская война. Он описывает её, причем она, как и любое бедствие в прошлом, связана с голодом и даже со стихийными катаклизмами - Нил обмелеет. Вы помните, что являли пророчества еврейских пророков о Египте? В них тоже говорилось, что Нил настолько обмелеет, что его можно будет перейти вброд. Так вот, Нил обмелеет, и люди станут убивать друг друга, всё смешается, но потом восстанет некий Аменти, который всё исправит. И считают, что под именем Аменти (Аменти может быть образом Осириса, Хенти-Аменти) имеется в виду Аменемхет I.
    Настоящее это пророчество или псевдоэпиграфа для нас не так важно – египтяне верили, что это реальное пророчество о Первом переходном периоде, который начался или в конце VI династии, или после её завершения. И слова Неферти таковы: «Я буду говорить о том, что было до меня, и ничего не буду предсказывать из того, что не свершится», то есть, он предсказывает только то, что свершится.
    И в «Речениях Ипуера», это другой текст о Первом переходном периоде, говорится, что эти события действительно были предвозвещены: «Все побледнели лица, предвозвещенное предками свершилось» [Речения Ипуера, 1:10].
    Фрагмент Пророчества Неферти на остраконе. Новое Царство. 19-20 Дин. (1315-1081 до Р.Х.). Музей искусств округа Лос-Анджелес
    Речь идёт о гражданской войне, о социальной катастрофе. Удивительное дело, вот такие страшные социальные катаклизмы – их действительно предчувствуют. Если вы посмотрите стихотворение Блока, написанное ровно за 14 лет до отречения царя, день в день, 3 марта 1903 года, то увидите: в нём описана наша социальная катастрофа, естественно, тоже в пророческих тонах -«- Всё ли спокойно в народе?- Нет. Император убит.Кто-то о новой свободе
    На площадях говорит…». А, между тем, начиналась мирная весна 1903 года.
    Предсказания любили и ценили в Египте. В поучениях Мерикара есть несколько таких выражений: «Поколения сменяются поколениями, как и предсказывали об этом», или: «Не воинствуй со злобой против Юга, ибо знаешь ты, что в столице предсказывали в связи с этим, и свершится тогда то, что должно свершиться», советует своему сыну Ахтой [Мерикара, 73].
    Это не неотвратимые предсказания. Нам важно сейчас это понять, потому что некоторые любопытствуют о будущем, думая, что будущее уже есть и не изменится никогда. Ничего подобного! Египтяне отлично знали, что будущее изменится, если мы будем действовать правильно, или, напротив, неправильно. Поэтому и говорит Ахтой: «Не воинствуй со злобой против Юга», – речь идет о Фивах. Потому что если ты будешь воинствовать, тогда то, что предречено, свершится, а если не будешь воинствовать – то и не будет этого.
    Вы помните знаменитую Книгу пророка Ионы, связанную с Ниневией, там Бог тоже говорит, что Ниневия через 40 дней погибнет, если не покается [Ион., 3:4]. Она покаялась – и не погибла. Это – классическая формула пророчества, и в Египте всё это было также. Есть специальная работа Шенке «Оракулы Древнего Египта», изданная в Германии (H.-H.Schenke. Die Orakel im alten Ägypten. Berlin), где всё это подробно разбирается. Важно, что Шенке пишет: «Оракулы почитались равно царями и простолюдинами. Оракул был важным посредником, соединяющим личное благочестие с храмом и высшим сословием священников» [S. Morenz. Egyptian Religion. P. 103].
    Один из высших священнослужителей, его титул был – хэм нэчер ухэм, только он имел право подносить письменные вопросы оракулу и объяснять божественные изречения. Греки переводили хем нечер словом «пророк» – «профитис». Это служение было важным – так же, как и в Древней Греции, только намного более явным и ясным. Вы знаете, что дельфийский оракул, пифия, редко говорила понятные вещи. А в Египте всё было достаточно ясно.
    Одним из таких пророков, широко почитаемых посмертно, был в Египте Аменхотеп сын Хапу. Писец ведающий набором в войско, придворный Аменхотепа III. Его прекрасная гробница на западном берегу Фив сравнима с царскими. Две его статуи воздвигнуты перед десятым пилоном Карнакского храма. Текст на них гласит:
    «О вы, люди севера и юга, все те, очи которых видят солнце, все те, кто пришли в Уасет (Фивы) с севера и юга умолять (сенемех) Владыку богов, - идите ко мне! То, что говорите вы я передам Амону в Карнаке. Скажите мне речение приношения, и возлейте мне воду, которую принесли вы. Ибо я – посланник (ухему), которого назначил царь выслушивать слова ваших прошений (сеперут). Воистину я – посланник этого Бога, назначившего меня сообщать слова Обеих Стран. Скажите мне речение приношения и призывайте имя мое каждодневно, как должно поступать тем, кто дали обеты» [Urk.1833;1835] – H.W.Helk, Der Einfluss der Militärführer in der 18. ägyptischen Dynastie (Unters.,14, 1939), - ß.12.
    Есть еще две статуи писцов, ведавших наборов в войско с надписями. Одна в храме Мут в Карнаке, а другая на переднем дворе храма Исиды в Коптосе.

    «Я посланник моей Госпожи (Мут), готов помочь я вознестись мольбам вашим». Или - «Я посланец госпожи небесной (Исиды Коптосской), я состою среди внешнего круга придворных Её. Скажи мне прошения (сеперут) твои, дабы мог я представить их Госпоже Двух Стран, ибо слышит она прошения мои» [Cairo 901 (text – M.Benson; J.Gourlay. The Temple of Mut in Asher… L. 1899. – p.322)]; Перевод – H.Helk. Der Einfluss der Militärführer in der 18. ägyptischen Dynastie. – P.13]
    Таким образом, пророк не только указывал верный путь, но и был посредником между небом и землей, людьми и Божественной силой. То есть, если человек спрашивал пророка: «Как мне быть, вот таково мое дело?», он должен был честно написать всю правду в прошении - Египет был письменной культурой. Любая, малейшая ложь в обращении к пророку – был тяжкий грех перед Богом. И вот эту честную правду, Маат, люди подносили Великому Богу, Который выносил суждения и сообщал о них людям через оракула. Об этом подробно рассказал, проанализировав много текстов, немецкий ученый Эберхард Отто - «Оракулы, подобно божественным быкам Апису и Мневису, считались посланниками (ухему) Птаха или Ра. Они подносили правые дела Великому Богу, посредниками которого они были, и так создавали основание для божественного суждения, которое сообщалось через оракула» [E.Otto. Beiträge zur Geschichte der Stierkulte in Aegypten. Leipzig 1938. Р. 25-38].
    Египтяне находились в живой связи с божественным миром. Это была не какая-то умозрительная связь богословов или осуществление принципа «Т – мне, я – Тебе» примитивных ритуалистов. Это была связь ясно ощутимая, живое отношение божественного и человеческого. Человек и Бог находились в диалоге. Сейчас у нас мало кто умеет находиться в молитвенном диалоге с Богом, мы скорее действуем, как люди с завязанными глазами, наощупь, в божественном мире. А вот для египтян это не было такой проблемой, они достаточно ясно понимали как надо вести себя с Богом, и также достаточно ясно понимали, что человек своими грехами может отойти от Бога. И тогда, соответственно, божественный мир для него закроется, или откроется только гнев Божий, а не его милость, поддержка и помощь.
    3. Священник как воплощенный Бог

    Когда мы говорили об Осирисе, я рассказывал, что центром египетской религии были осирические таинства – джесери шетау. И вот до нас дошел текст осирического ритуала. Он, конечно, не столь подробен, как чинопоследование литургии, такое бы никогда не решились написать египтяне, но всё же он достаточно подробный. Это совершенно уникальный текст, он рассказывает о таинствах Осириса, причем текст этот древний, он относится к эпохе Сенусерта III, о котором мы только что вспомнили в связи с Иосифом. Эпоха Сенусерта III – это 1878-1843-е годы до Р.Х. Это известный текст, его много раз переводили, ему посвящено очень много работ египтологов. Он хранится в Берлинском музее под номером 1204.
    Для того, чтобы мы поняли этот текст, я хочу сначала отметить очень важный принцип: во время священнодействия священник считался воплощённым образом Бога.
    В православии считается, что первообраз присутствует в иконе, в образе. А в Египте считалось, что во время священнодействия в священнике присутствует Бог. Была даже специальная формула, которую священник произносил в начале священнодействия: «Это не я говорю им, это не я повторяю им – это Гор говорит им, это Гор повторяет им» [P.Turin 136, 8 – A.Gardiner. ERE. V. P.475].
    Естественно, это – в храме Гора Бехдетского, а в другом храме, где Бог почитался под другим именем – там, соответственно, называлось другое божественное имя в этой формуле. Важно, что священник говорил не от себя. Египтяне это понимали очень хорошо. Если священник не чувствовал себя вдохновленным Богом, то он не мог говорить от Его имени. Функции священника и пророка, как мы видим, совмещались в Египте.
    У нас очень часто сейчас молодые священники выдумывают, что если они имеют рукоположение – то они могут говорить, как оракул. Да ничего подобного! Если ты не есть чистый сосуд Божий, то твоя личная грязь всегда будет примешиваться, а часто и полностью останавливать божественную силу в тебе. И в этом смысле, конечно, надо быть очень критичным к самому себе. Поэтому многие опытные монахи во время исповеди вообще не говорят, только молчат. Они принимают исповедь как свидетели, но не разглагольствуют с исповедующимся, не чувствуют в себе силы и права говорить.
    Три гранитные статуи фараона Сенусерта III из Дейр Эль Бахри. Среднее Царство. 1872 — 1853 гг до Р. Х. Британский музей
    В египетского священнослужителя входит Бог, и Бог говорит и действует через него – это первое. И второе, я напомню, о чём мы говорили на прошлой лекции: очень часто крупный государственный деятель, государственный чиновник мог быть и священнослужителем, и это было самой почётной частью его деятельности. Намного более почётной, чем его политическое или военное, или экономическое, хозяйственное служение.
    4. Таинства Осириса на стеле Икфернофрета

    И после этого предисловия мы перейдём к стеле Икфернофрета, надзирателя за сокровищницей, то есть министра финансов по-нашему, государственного казначея царя Сенусерта III. Это заупокойная стела из Абидоса, массивная стела из песчаника, размерами 100 сантиметров на 65 и на 20. Наверху в люнете изображена стоящая фигура Осириса с титулами Сенусерта. Ниже – основной текст, 24 линии, и в нижней части стелы изображён Икфернофрет, сидящий за жертвенным столом, и члены его семьи.
    Как я уже говорил, этот текст – наиболее полное описания таинства Осириса, известное нам до сего дня. И сам Икфернофрет был ответствен за совершение этих таинств. Стела была опубликована Шафером в 1904 году [H.Schäfer. Die Mysterien des Osiris in Abydos unter König Sesostris III. Untersuchungen. IV/2. 1904]. Есть несколько её английских переводов, вы можете их найти у Лихтхайм в «Ancient Egyptian literature» в первом томе, и в замечательной книге Притчарда, которой я постоянно пользуюсь, «Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament».
    Текст начинается с полного титула Сенусерта:
    «Гор живой Нетджери-Хепру, две Госпожи Нетджери – несут, Золотой Гор – Хепер, царь Верхней и Нижней страны Хакауре, Сын Ра Сенусерт, обладающий жизнью нескончаемой, подобно Ра (в англоязычной литературе используют грецизированный вариант имени, не Сенусерт, а Сезострис).
    Царское повеление сроднику царя, вельможе, хранителю царской печати, единственному семеру, надзирателю за двумя золотохранилищами, надзирателю за двумя хранилищами серебра, надзирателю царской сокровищницы Икфернофрету.
    Царское повеление сроднику царя, вельможе, хранителю царской печати, единственному семеру, надзирателю за двумя золотохранилищами, надзирателю за двумя хранилищами серебра, надзирателю царской сокровищницы Икфернофрету.
    Соизволило Мое Величество, дабы отправился ты вверх (по Нилу) в Тинитский Абидос, дабы воздвигнуть статуи отцу моему Осирису Хентуаменти и поклониться сокрытому образу Его, поднеся прекрасное золото, которое Он (Осирис) позволил моему величеству привезти назад из Нубии как трофей славной победы...»
    Мы не знаем, о чём тут идёт речь, почему – вернуть, привезти назад. Возможно, это золото было захвачено в период Смутного Времени - мы не знаем этой исторической реалии. Для нас важно другое – Сенусерт именует Осириса своим отцом. Понятно, что у Сенусерта был земной отец, но здесь он – Гор, неслучайно он в титуле постоянно Гор, и Гор живой. Он Гор, и поэтому отцом его является, понятно же, Осирис. И он даёт распоряжение своему ближайшему вельможе, единственному семеру, своему казначею и хранителю печати, то есть, можно сказать, второму человеку в стране, совершить эти важнейшие действия.
    «…Воистину должен ты сделать это наилучшим образом во благо отца моего Осириса. Ибо Моё Величество посылает тебя прикровенно («шепсет» - это не торжественная поездка, это прикровенная забота об Осирисе и его святилище), чтобы ты соделал всё для ублажения сердца Моего Величества. Ибо ты был взят (ко двору) как ученик моего величества. Ты рос как приёмный сын моего величества и как единственный ученик во дворце моём. Мое Величество сделало тебя другом (семером) своим, когда был ты еще юношей двадцати шести лет…»
    Ещё несколько ближайших вельмож царя в Египте, в Древнем и Среднем Царстве, практически теми же словами описывали свою близость к царю. Видимо, это было обычным, не литературным, а житейским приёмом приближения к семье надёжного помощника. Вы видите, что речь тут идёт не о мальчике, двадцать шесть лет – это хороший возраст, но для египтянина, который хотел дожить до 110-ти, понятно, это ещё юноша.
    «…Так поступило величество моё, ибо увидел я, что ты прекрасный советник, изящный речью своей, уже из утробы матерней вышедший мудрым. И ныне Моё Величество посылает тебя соделать это, так как ведает Моё Величество, что никто не сможет соделать это, кроме тебя. Итак, отправляйся и возвращайся, когда соделаешь все, что повелело Мое Величество…».
    Стела Икфернофрета. Среднее Царство. Британский музей. 1204
    Это как бы приказ, декрет царя. И далее идут уже слова самого Икфернафрета:
    «Я поступал в соответствии со всеми повелениями Его Величества в отношении обеспечения, которое господин мой повелел сотворить для отца его Осириса Хентуаменти, владыки Абидоса, великой силы в области Тинитской. Услужал я Осирису Хентиаменти, как Его любимый сын (вы помните, что это Гор. То есть, этот вельможа и священник, он – тоже Гор в отношении Осириса, хотя он и живой человек), и я обеспечил величие Вечности и Беспредельности (так красиво именуется Осирис). Соделал я для Него паланкин «Несущий красоту Хентуаменти» из золота, серебра, ляпис лазурита, бронзы, дерева сесенджем и дерева меру. Посещающие Его боги были переоблачены и их святилища обновлены. Возбудил я в священниках ревность к служению своему и побудил их знать повседневные богослужения и чинопоследования начал времен года. Я руководил работами на ладье «Несехмет» и обновил покои её. Украсил я грудь владыки Абидоса (статую Осириса), расцветил члены Его ляпис лазуритом и бирюзой, прекрасным золотом и драгоценными камнями. Облачил я Бога в священные одеяния Его, так как должность моя – начальствующий в тайнах и повелевающий облачениями. Чисты руки мои в поклонении Богу моему, священника, пальцы которого чисты. Я руководил процессией Вепвавета (Гора), когда пошёл Он освободить Отца Своего …»
    Теперь мы знаем, какова должность этого человека. Теперь он уже, как вы видите, не хранитель царской печати, а священник – уаб, пальцы которого чисты. Мы видим здесь начало таинства – Гор, Вепвавет, отправляется освобождать отца своего от смерти. То есть, была процессия, в которой участвовало много людей, и он возглавлял её от имени царя, он был заместителем царя, он был Гором. Это процессия к Осирису, дабы освободить его от уз смерти, от повержения в Недете.
    Ладья Осириса на правой стене зала Осириса в храме Сети I. Абидос
    Следующая фраза очень важна: «…Отразил я нападающих на ладью «Несехмет», я поверг врагов Осириса…».
    Уже после того, как Гор-Икфернафрет освободил Осириса от уз Сета, некие силы зла, Апоп и некие демоны, пытались напасть на ладью «Несехмет». Это было ритуальное действие. Были люди, которые изображали врагов Осириса, врагов Ра, и Гор-Икфернафрет их отражал. Мы видим, что это было большое действо. Мы не знаем, чем именно это было на самом деле, насколько это была реальная битва, а насколько – некое театральное представление. Но важно то, что это было реальное действо. И когда мы, занимаясь Древней Грецией, будем пытаться понять, что представляли собой Элевсинские и Дионисийские мистерии, то увидим, что там тоже было действо и представление.
    И если внимательный участник христианской литургии войдёт в её глубину, продумает, прочтёт, прочувствует её – с тайной молитвой священника, предуготовительной молитвой, благодарственной молитвой священника, то он увидит, что эти действа происходят и тут. Это целый ряд действий, которые во время христианской литургии совершает священник – переход от жертвенника к престолу, омовение рук, коленопреклоненные молитвы и так далее. Священнодействие – это всегда именно действие, и в нём участвуем мы все. Что касается Египта, то мы сейчас будем смотреть последование священнодействия, и будем думать, все ли в нём участвовали – или же не все. Но в христианском храме во время литургии участвуют все, и я думаю, что то же самое было в Египте.
    «…Вёл я Великое Шествие и следовал за Богом на его пути...».
    О чем идёт речь? Вынесли статую Осириса, и это не просто статуя - это статуя и воплощенный в статуе Бог одновременно, и Гор-Икфернафрет следовал за Богом на Его пути, предводительствуя великим шествием. Великое шествие – значит, в нём было много людей.
    Сделал я парус на ладье Бога и Тхот наблюдал за плаванием на ней (это таинственные слова, мы не знаем, кто был Тхот, был ли это какой-то священник или тоже статуя). Снабдил я корабль «Воистину восстает Владыка Абидосский» покоем (покой – каюта, в которой находилась статуя), и навесил прекрасные знаменья Его, дабы мог он следовать в область Пекер. Я очистил путь Бога к гробнице Его (мa хат) в Пекере.
    Корабль с Осирисом плывет по Нилу в область Пекер, Осирис шествует к своей гробнице в Пекере. Знаменья его – что это? Мы не знаем, вероятно, это могут быть знамёна – или некие геральдические изображения.
    «…Я спас Уннофера (Осириса) в тот день великой битвы и поверг всех врагов Его на берегу Недета. Ввёл я Его в Великий Корабль и он вёз красоту Его. Возвеселил я сердце восточных пустынь. Сотворил я празднование для западных пустынь, когда узрели они красоту ладьи «Несехмет», пристающей ко брегу в Абидосе. Привез я Осириса Хентиаменти, владыку Абидоса, на место Его. Последовал я за Богом в дом Его. Очищение Его было соделано (очищение дома). Просторным стал трон Его (а трон его – это Исида), ибо ослабил я узел (здесь – потеря текста)… И опочил Он среди близких Своих, окруженный друзьями Своими.
    Зал Осириса в храме Сети I. Абидос
    Видите, как важно. «Я спас Его во время великой битвы», – что это за битва? Это не поединок Гора и Сета, это битва с силами зла, которые препятствовали вкушениею Ока Гора. Око Гора оживляет Осириса, а силы зла мешают этому оживлению. И видимо, смысл таинства был в том, что он поразил в этой великой битве врагов Осириса. Посмотрим теперь на очень важные вещи. Понятно, что в предании об Осирисе речь идет об Апопе и о других ужасных силах, которые не подчинились Богу-творцу. Но их изображают люди, и Гора изображают люди, и здесь существенно то, что те, кто каким-то образом включаются в эту мистериальную драму, они становятся одно с Осирисом.
    Мы видим, что корабль с Осирисом, я даже не говорю – с изображением Осириса, с Осирисом, который устроил Гор-Икфернафрет, плывет по Нилу, и этой великой победе радуется и восточный берег, и западный берег, потому что Осирис воскрес. А его враги повержены на берегах Недета. Вы помните, что когда-то Сет поверг Осириса на берегах Недета, но теперь повержены его враги. «Привез я Осириса Хентиаменти, владыку Абидоса, на место Его. Последовал я за Богом в дом Его. Очищение Его было. Просторным стал трон Его, ибо ослабил я узел… И опочил Он среди близких Своих, окруженный друзьями Своими». Вот - это великое таинство совершилось.
    Таково описание таинства, хотя бы пунктирное. Поверьте, в греческих таинствах такого подробного описания нет, там наши знания еще более приближённые. Так что эта стела –просто сокровище. Чудо, что Икфернафрет решился это записать, и чудо, что эта надпись до нас дошла.
    5. Архитектура египетского храма

    А теперь, дорогие друзья, перейдём к попытке понять, что такое храм. Мы уже немного говорили о храме, уже сказали, что это «дом Божий» - хет нечер. Говорили о символике храма Иуну, о солнечных храмах, о первом храме в Абу Гурабе, который был построен Ниусерра. Теперь мы более подробно коснемся храмовой символики Египта.
    Ани говорит своему сыну, что Бог этой страны – Солнце. Храмы Ра имели особую архитектуру, у них не было крыши. «Среди храмов, воздвигнутых богам, храмы солнечному богу имеют открытые дворы, но в них нет храмовой постройки, в которой надлежит находиться священному изображению. Смысл этого в том, что солнечный Бог должен Сам литься свободно. Нет никакой необходимости представлять его какой-либо формой» [S. Morenz. Egyptian Religion. Р. 86].
    Реконструкция Людвига Борхарда храма в Абу-Гурабе напротив Гелиополя
    В других храмах, для других божеств это будет необходимо, но тут само Солнце и светолитие Солнца – это естественный образ, икона Бога. Поэтому когда мы сейчас перейдем к образам Бога, созданным человеческими руками, а потом ещё и к живым образам Бога, вы должны помнить, что они есть лишь изображения этой естественной божественной иконы, которая в случае с Солнцем не нуждается в рукотворном исполнении, ибо само светило, заливающий всё солнечный свет – это и есть икона Бога.
    Поэтому солнечные храмы в Гелиополе, в Абу Гурабе – это площадки, платформы с обелисками, на которые падают солнечные лучи, и на этих платформах собираются люди и молятся Богу в образе Солнца.
    Мы говорили и о старинных круглых храмах из тростника, их называют итэрти. Но классический египетский храм – это прямоугольный храм, который строился по одной схеме. Перед храмом находился бассейн для омовения, он именуется Нуном. Сам храм всегда немног приподнят, он на ступенях, как бы над землёй; он начинается с двух больших фланкирующих пилонов, между ними вход, а перед этими пилонами развеваются на флагштоках стяги, которые изображают своей формой иероглиф nTr. Следом за входом – большой зал со множеством колонн, или иногда просто внутренний двор усехет меша – палата множества. По-гречески это место египетского храма называли эпифанестастос топос, от слова «эпифания» - явление. То есть это - «место явлений». По-египетски название этого колонного зала или внутреннего двора – усехет xaй, «палата явлений», или усехет уденет, «палата приношений».
    Первоначальный план южного храма в Фивах: святилище с примыкающими к нему служебными помещениями, гипостильный зал, передний двор, пилон
    Если мы посмотрим любой сохранившийся храм, а хорошо сохранились храмы Карнака, более поздние храмы в Эдфу и Дендере, то мы увидим, что в этих египетских гипостильных залах колонн поставлено намного больше, чем требуется архтектонически. Для того, чтобы надежно держать балки крыши, нужно колонн в два, а то и в три раза меньше. Сама форма колонн тоже совершенно своеобразная: эти колонны не похожи на колонны греческих храмов.
    Реконструкции заупокойных храмов Хатшепсут в Дейр-Эль-Бахри и Амона в Карнаке. Новое Царство
    Греческий храм воспроизводит колонну-дерево; естественно, в деревянных храмах были деревянные колонны – просто стволы, обычно в Греции это сосна или ель. А здесь ни сосна, ни ель не росла, и колонны были совсем другой формы. Уже при III династии в заупокойном комплексе, храме Джосера в Саккаре, где в так называемом «зале Севера» сохранились колонны, мы видим, что это – пучки тростника или папируса с великолепными цветами папируса наверху, сделанные в камне. То есть, капители египетских колонн – это распускающиеся цветы лотоса и папируса. И этому множество примеров.
    Виды колонн (Древнее царство):
    1. Папирусовидная колонна из храма Ниусерра.
    2. Пальмовидная колонна из заупокойного храма Сахура.
    3. Капитель лотосовидной колонны из мастабы Птахшепсеса.

    Ученые предполагают, что это изображение полей Иалу, полей тростника, египетского рая. Это образ Инобытия, образ Верхней страны. Такие залы были – святое пространство египетских храмов. Входя в эти залы через эти пилоны, фланкируемые статуями богов, человек уже попадал в рай, он попадал в рай на земле. По крайней мере, Бирон Шафер в своем сборнике «Храмы в Древнем Египте» именно так интерпретирует гипостильные залы. [Byron E.Shafer. Temples, priests and Rituals: An Overview // Temples of Ancient Egypt / B.Shafer ed. – Ithaca: Cornell university press. 1997. – Р.6].
    6. Храм как символическое мироздание

    Залы как бы загромождены колоннами. Но на самом деле это рай, это поля тростника, это тростниковые колонны, которые возносятся вверх. Мы иногда говорим про наш храм, что это – дом Божий на земле, или даже образ неба на земле. Точно так же считали египтяне. Это был образ неба на земле, в Египте очень сильно было ощущение первообраза в образе, как и у нас с иконами. Этот зал был священным, святым, ничто нечистое туда не могло войти, как нечистое могло войти и в Божественное Инобытие. Вспомните знаменитый образ человека не в брачной одежде, оказавшегося на брачном пире из притч Иисуса Христа.
    Колоннада храм Амона Ра в Луксоре
    Чистый человек входит в храм, проходит через колонный зал, и дальше, как правило, он не идёт, потому что дальше уже находится святая святых – это трёхчастный алтарь. Это та часть храма, где уже не было колонн. Это были обычно три помещения – центральное и два боковых, справа и слева, соединённые с центральным боковыми дверными проёмами. Кстати говоря, вспомните наш дьяконник и жертвенник, трёхчастный алтарь – это обычная форма и православного храма. В противоположном от входа конце центральной части этого алтаря находилась главная святыня – статуя Бога, которому посвящен храм.
    Шафер объясняет: «Храм был также ахет – место сияния, окоем, горизонт. Как и ахет, храм был тем местом, где небо, земля и инобытие касались друг друга…».
    Как и в Иуну, в Гелиопольском храме, в любом храме Египта – небо, земля и инобытие, Дуат, касались друг друга. То же самое имеется и в христианском храме. Всё говорит об этом – и росписи, изображающие священную историю, и ритм священнодействия, и сцена страшного суда на западной стене, и сцена воскресения Христа на том самом месте в центральной части алтаря, где стояла статуя бога в египетском храме – запрестольный образ Христа.
    Зодиакальный потолок молельни, располагавшийся в дендерском храме Хатхор. Ныне хранится в Лувре
    «…Храм был микрокосмом в космосе. Окружающая стена и священный водоем были Нуном, святилище было местом первотворения, гипостильный зал и основания стен были полями тростников, колонны – деревьями, потолок – небесами. Полы были поверхностью земли, а подземные помещения – Инобытием. Пилоны входа в храм были горами восточного небосклона, а храмовая ось – путем солнца вокруг Земли. Храм также был телом Бога и мог персонализироваться, как божественное тело человеческой формы..». Хотя внешне он и не напоминал это.
    Вспомним, что за полторы тысячи лет до египетских храмов на Мальте возводились храмы именно в виде человеческого тела, и очень напоминающие их по архитектонике, с тройным алтарём. Очень часто напоминающие, в существе своем египетские храмы. Хотя мальтийские храмы были не прямоугольными, а живой человеческой округлой формы. Это Хал-Сафлиени, храмы Гигантии на Гоцо.
    Мегалитический храм на Мальте в форме женского тела
    «…Для мироздания это было божественное тело Творца. Быть в храме означало быть в теле Бога, соединяться с Богом физически или мистериально» [Byron E.Shafer. Temples, priests and Rituals: An Overview // Temples of Ancient Egypt / B.Shafer ed. – Ithaca: Cornell university press, 1997. – Р.8].
    7. Рукотворный и нерукотворный образ Бога
    Когда мы будем изучать Индию, то будем говорить о Махапуруше, о Великом Человеке, которого принесли в жертву, или же который сам себя принёс в жертву ради творения мира (Ригведа Х, 90). Храм в некотором роде изображал этого человека. И мы можем сказать, что и христианский храм в некотором роде – образ тела Христа.
    Конечно, самым главным моментом в египетском храме была статуя Бога. Весь этот храм являлся домом бога. Но пребывающий в доме важнее своего пребывалища. Духовным средоточием храма была статуя бога. В египетских текстах прямо об этом говорится: «Божественный образ (статуя) покрыт покровом тайны (джесер) более, чем пребывающие на небе, таинственней дел Инобытия, сокровенней, чем обитатели Нуна» [Urk. IV, 99. BAR II. – Р.39].
    То есть, священный образ – большая святыня, чем само Инобытие. И святыней этой была рукотворная статуя. В солнечных храмах это было излияния солнечных лучей – образ нерукотворный. Но и очень многие статуи Бога египтяне полагали нерукотворными. Например, в надписи из большого Оаза, опубликованный Брукшем в Лейпциге, говорится: «Явление Твоё (Амона) – нильский поток» [Бругш, Лепциг 1878б Табл.27,40].
    То есть, река Нил – это твоя статуя, твой образ, потому что она даёт жизнь Египту, и ты даёшь жизнь Египту. Поэтому Нил – Хапи – это икона Амона. В папирусе Несконс ХХI династии, говорится: «Его образ в боге каждом (абутеф м нечер неб) [P.Neskhons. III,2].
    То есть любой умерший, любой человек, здесь именно они имеются ввиду под словом «каждый бог», – это образ Амона. И мы все, и каждый из нас – образ Божий. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» [1 Кор. 3:16]. Храм – дом Божий, и каждый человек – дом Божий. И кто осквернит дом Божий – он проклят, повинен смерти. «Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии», – говорит дальше апостол Павел жителям Коринфа.
    «В молитве и в общей ориентации своей жизни египтяне, как правило, соотносили себя с единственным Богом. Часто, если не всегда, это был их местный Бог» [S. Morenz. Egyptian Religion. Р.139].
    Егниптяне не молились разным богам, они молились одному Богу, единственному Богу. Но этот Бог для них выступал в образе их местного Бога, то есть бога их провинции. А что такое – бог их провинции? Это то имя, под которым почитают в той или иной провинции единого Бога. Суть одна, а образов много. В каждой провинции свой образ, а суть одна. Поэтому для египтян статуя в храме и человек, как образ Божий, и местного Бога, как образа единого Бога, и Нил, как образа единого Бога - всё это однокатегориальные вещи. Поэтому с таким благочестием, с таким благоговением относился египтянин к храму и статуе Бога в храме.
    Кстати говоря, именно в этом принципиальная разница египетского и греческого многобожья. В Греции боги имеют личность и индивидуальность, а в Египте они своей индивидуальности не имеют. Все они сливаются в этом образе Единого многоименного первообраза. Образов, икон божеств в Египте много и они весьма разнообразны, но Первообраз – один. Русский учёный Лукьянов писал в 1936 году, естественно, за границей: «Принцип, на котором строилось почитание образов, была вера в Бога Живаго, слово Которого соединяло с Ним и в общественном поклонении, и в личном благочестии и священников, и народ» [G.Loukianoff. ASÄE, 36. 1936. – Р. 187 ff].
    Это был не мертвый идол, а живой Бог. А идол был его изображением, его образом. Это был живой Бог, которому поклонялись, с которым соединяли себя и в личном, и в общественном благочестии поклонения. В Книге Врат говорится: «Празднование на небе для Ба Ра, почитание на земле тела Его. Повторяется это для Ба Его на небе. Повторяется это на земле для тела Его. Почитание таинников – образ Твой» [BG II, 181-183].
    То есть, сами посвящённые в таинства и их таинственное почитание Бога, само по себе есть нерукотворная икона Бога – «образ Твой». Сам факт мистериального почитания – это и есть самый близкий к первообразу образ Бога.
    8. Призвание Бога в статую

    «Ежедневная служба перед образом имела целью наполнить безжизненное изображение божественной жизненной силой…. Простые люди сознавали жизненность этих образов, хотя они и не понимали сложного священнодействия и его философской сути. С их точки зрения эти «живые образы Бога» имели простую объективную существенность» [S. Morenz. Egyptian Religion. Р. 106].
    Но это домысел Моренца. Может быть, «простые люди» и понимали, а может быть - и не понимали. Но в любом случае священнодействие должно было призвать Бога войти в Его образ. Есть очень хороший хотя и поздний текст из храма Осириса в Дендере. Это призывание Осириса сойти в свой образ:

    «Осирис… Он является как воскресший (Ах), чтобы соединиться с образом своим в святилище. Он нисходит с небес как ястреб со сверкающими перьями и силы (Бау, души) богов пребывают в Нём. Он нисходит, паря как сокол, в своё святилище в Дендере. Он взирает на своё святилище… В мире (хотеп) шествует Он в свое прекрасное обиталище, и силы богов пребывают с Ним. Видит Он свой таинственный (сешета) образ, отображенный в месте (сеш) этом, его изображение (бес) начертанное на стене. Входит Он в свой тайный образ и соединяет себя со своим образом (сехэм)… Силы занимают места свои вместе с Ним» [Н. Junker. Die Stundenwachen in den Osirismysterium. Р.6, (S. Morenz. Egyptian Religion. Р. 151-52)].
    Вот сошествие Бога в образ. Если нет этого сошествия, то перед нами просто статуя, благочестивое изображение. Произошло это сошествие – и это уже Осирис, и боги вместе с ним. То есть, это - величайшей силы святыня.
    Ком-Омбо. План храма: а — открытый двор; б — входной зал; в — гипостильный зал; г — святилище
    Есть многочисленные подобные тексты из Эдфу и из других храмов, где описывается соединение Бога со своим изображением. Есть священник, носящий специальный титул – сема иру, сема хеперу, что означает – «тот, кто соединяет образ с первообразом». Начиная с Мемфисского памятника существует понятие ак – «войти в статую Бога». Таким образом Бог и его образ на земле соединяются. Мы перевели эту фразу камня Шабаки как «Вошли боги в образы свои», но в египетском языке тут используется настоящее повторяющееся время. Есть такое время в египетском языке – настоящее повторяющееся. То есть, боги регулярно входят в образы свои. Поэтому лучший перевод - «Входят боги в образы свои». Богослужение начинается с того, что Бога призывают войти в образ Свой, и Он входит в образ Свой. И тогда богослужение уже идет не перед идолом, который не видит, не слышит, не обоняет, а перед Богом Живым.
    Понятно, что каменный идол не ходит, но Бог, который не имеет ни рук, ни ног, Он - Дух. Он входит в этот образ, и Он всесилен, несмотря на то, что каменное изображение остается недвижимым. И икона Божьей Матери недвижима: как изобразили, так она и изображена. Но Божья Матерь движется, и Она приходит, как верят христиане, на помощь. Святой Николай на иконе недвижим, но Святой Николай приходит на помощь, и потому молятся перед его иконой. Это совершенно та же самая модель почитания святыни, какая была и в Древнем Египте.
    Гипостильный зал храма Амона-Ра в Карнаке. 14 - 12 вв. до Р. Х. Реконструкция
    Считалось, что план храма, его трёхчастное деление на фланкированный пилонами вход, гипостильный зал и святая святых восходит к глубочайшей древности. Есть ещё и внешний двор, а внутренний двор – это тот же гипостильный зал. Среди списка книг библиотеки храма Эдфу упоминается книга о плане (сешем) храма. Авторство этой книги приписано Имхотепу, изобретателю первой пирамиды - ступенчатой пирамиды царя Джосера.
    Мы порой думаем, что архитектурная форма складывается постепенно сама по себе, как ростет растение. Ничего подобного. Всегда есть тот, кто эту форму изобрел. Пирамиду изобрёл Имхотеп. Готический храм изобрёл французский аббат Сугерий (де Сюже). Это всегда провидец, который некую духовную форму, духовную реальность пытается (успешно, коль это укореняется) отобразить в архитектурной форме.
    Так что вот о какой глубине идёт речь. Тот самый классический план, о котором я вам рассказывал, этот план восходит к Имхотепу, строителю первой пирамиды, пирамиды Джосера. В плане храма в Дендере указано, что он «совершен без убавлений и прибавок», и что этот храм через Тутмоса III восходит к Хеопсу [Bonnet RÄRG, Р. 779]. Это Древнее Царство, III династия.
    О том, как Бог, по египетским представлениям, приходит в своё изображение, чешский ученый Ежи Черни пишет: «Бог, Превознесённый, становится присутстствующим в последовании ежедневного богослужения. Поэтому он действительно присутствует в храме, который также является отображением вселенной, соединяя земное с небесным. Алтарь просто назывался «небо», а двери алтаря – врата небесные. Поэтому потолок храма усыпан звездами, а колонны храма – стволы растений» [J.Černý. – JEA. 34, 1948. – Р.180; H.Grapow. Die bildichen Ausdrücke des Ägyptischen. Lpz. 1924. – Р.26f.].
    То есть, храм – это мир, а его потолок – это небо, усыпанное звёздами, это Нут. И, находясь в храме, египтяне видели себя во чреве Нут, на Полях Иалу, то есть в божественном инобытии.
    Пилонированный вход в храм Исиды. Остров Филе
    Сохранился папирус Нового Царства с иллюстрациями, описывающий ежедневный храмовый ритуал. Он опубликован в 1922-м году в Париже Морэ. Каждое утро жрец совершал, как слуга, омовение, облачение и умащение главной статуи. Как слуга следит за своим господином и заботится о нём, так же жрец ухаживает за статуей. В конце, уходя, после того, как он обновил, омыл, одел статую, он заметал за собой свои следы. Тут вспоминается, естественно, переведенная с греческого неканоническая часть Книги Даниила, в которой в частности рассказыается, что следы жрецов отпечатались на полу, когда они растаскивали пищу, котрую якобы ест статуя [Дан.14:15-21]. Здесь же следы специально заметаются не для того, чтобы кого-то обмануть, но из почтения к Богу. Каждое действо сопровождалось определенными декламациями, воспоминаниями из божественной истории. Надо было убедиться, что Бог вошёл в свое изображение. Это было очень важно. В этом папирусе прямо говорится, что надо убедиться: а вдруг не вошёл? И одели просто кусок камня, а Бога там нет. Надо было убедиться, что Бог пребывает в своем изображении.
    Эти действия совершал только священник высшего ранга, хэмнэчер. В книге обрядов это Уаб великий, Уабаа. Этот ритуал идентификации, что Бог присутствует в изображении, совершался в полной тьме в самых отдалённых помещениях храма, где не могло быть посторонних глаз. Храмы были покрыты крышей – кроме солнечных храмов. И свет проникал только через щели и небольшие отверстия, как и в храме Соломоновом. В Книге Царств говорится, что Бог «благоволил обитать во тьме» [3 Цар.8:12]. Так же в таинственной тьме, Бог пребывает и в египетских храмах.

    comments powered by HyperComments