НОВЫЙ КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ РЕЛИГИЙ
Модуль 8. ВЕДИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ
лекция 92
Религия индской цивилизации


аудиозапись лекции


видеозапись лекции
содержание
  1. Происхождение и география Индостана
  2. Особенности и преемство культуры индийского субконтинента
  3. Древняя Индия и Запад: межкультурные контакты
  4. Открытие Индской цивилизации
  5. Особенности протоиндской культуры
  6. Религия Индской цивилизации и проблема «хараппско-арийского» синтеза
  7. Религиозный характер царственности. Погребальные практики

    список рекомендованной литературы
    1. М.Ф. Альбедиль, Б.Я. Волчок, Ю.В. Кнорозов. Исследование протоиндийских надписей // Забытые системы письма: остров Пасхи, Великое Ляо, Индия: Материалы по дешифровке. М., 1982. С. 240-295.

    2. М.Ф. Альбедиль. Забытая цивилизация в долине Инда. СПб.: Наука, 1991.

    3. М.Ф. Альбедиль. Протоиндийская цивилизация. М.: Наука, 1994.

    4. Дж. Бибби. В поисках Дильмуна. М.: Наука, 1984.

    5. А.Б. Зубов. Своеобразие западной религиозности в системной типологии религиозного опыта. // Полис. №5 (131). 2012. С. 96-105.

    6. Ю.В. Кнорозов. Формальное описание протоиндийских изображений // Сообщение об исследовании протоиндийских текстов. Ч.2. М., 1972. С. 178-245.

    7. Ю.В. Кнорозов. Протоиндские надписи // Советская этнография. 1981. № 5. С. 47-71.

    8. Э. Маккей. Древнейшая культура долины Инда. М., 1951.

    9. B. and R. Allchin. The Birth of Indian Civilization. Harmondsworth: Penguin Books, 1968.

    10. С.И. Туляев. Искусство Индии. III тыс. до н.э. – VII в. н.э. М.: Искусство, 1988.

    11. K.R. Alur. Aryan Invasion of India and Indo-Gangetic Civilisation--Archaeozoological Approach // Proceedings of the Indian History Congress, 1988, Vol. 49 (1988), pp. 701-704 Published by: Indian History Congress.

    12. S. Atre. THE HARAPPAN RIDDLE OF 'UNICORN' // Bulletin of the Deccan College Post-Graduate and Research Institute, 1985, Vol. 44 (1985), pp. 1-10.

    13. S. Atre. HARAPPAN SEAL MOTIFS AND THE ANIMAL RETINUE // Bulletin of the Deccan College Post-Graduate and Research Institute , 1990, Vol. 49 (1990), pp. 43-51.

    14. S. R. Clark. Representing the Indus Body: Sex, Gender, Sexuality, and the Anthropomorphic Terracotta Figurines from Harappa // Asian Perspectives, Fall 2003, Vol. 42, No. 2, SOUTH ASIA (Fall 2003), pp. 304-328.

    15. P.D. Clift and L. Giosan. Holocene evolution of rivers, climate and human societies in the Indus basin // Water Societies and Technologies from the Past and Present. Ch. 2. UCL Press, 2018. Pp. 17-39.

    16. S. Corbiau. New Finds in the Indus Valley // Iraq, Vol. 4, No. 1 (Spring, 1937), pp. 1-10.

    17. G.F. Dales. NEW INVESTIGATIONS AT MOHENJO-DARO // Archaeology, JUNE 1965, Vol. 18, No. 2 (JUNE 1965), pp. 145-150.

    18. G.F. Dales. THE DECLINE OF THE HARAPPANS // Scientific American, Vol. 214, No. 5 (May 1966), pp. 92-101.

    19. Y. Y. Dhyansky. The Indus Valley Origin of a Yoga Practice // Artibus Asiae, 1987, Vol. 48, No. 1/2 (1987), pp. 89-108.

    20. W. Doniger. God's Body, or, The Lingam Made Flesh: Conflicts over the Representation of the Sexual Body of the Hindu God Shiva // Social Research, SUMMER 2011, Vol. 78, No. 2, The Body and the State: How the State Controls and Protects the Body, Part I (SUMMER 2011), pp. 485-508.

    21. M. Eliade. Yoga: Immortality and Freedom. Princeton University Press, 2009.

    22. W.A. Fairservis. The Roots of Ancient India. Chicago, 1975.

    23. W.A. Fairservis. The Origin, Character and Decline of an Early Civilization // Ancient Cities of the Indus. Delhi, 1979.

    24. D. Frenez, M. D. Esposti, S. Méry and J. M. Kenoyer. Bronze Age Salūt (ST1) and the Indus Civilization: recent discoveries and new insights on regional interaction // Proceedings of the Seminar for Arabian Studies, 2016, Vol. 46, Papers from the forty-seventh meeting of the Seminar for Arabian Studies held at the British Museum, London, 24 to 26 July 2015 (2016), pp. 107-124.

    25. S.P. Gupta. Archaeology of Soviet Central Asia and the Indian Borderlands, vol. 1-2. Delhi, 1979.

    26. R. Heine-Geldern. The Coming of the Aryans and the End of the Harappa Civilization // Man, Oct., 1956, Vol. 56 (Oct., 1956), pp. 136-140.

    27. M. R. N. Jansen. Mohenjo-daro: Type Site of the Earliest Urbanization Process in South Asia // Studies in the History of Art , 1993, Vol. 31, Symposium Papers XV: Urban Form and Meaning in South Asia: The Shaping of Cities from Prehistoric to Precolonial Times (1993), pp. 35-51.

    28. J.-F. Jarrige. LA FIN DE LA CIVILISATION HARAPPEENNE // Paléorient, 1973, Vol. 1, No. 2 (1973), pp. 263-287.

    29. J.-F. Jarrige and R. H. Meadow. The Antecedents of Civilization in the Indus Valley // Scientific American 243 (August 1980), pp. 122–133.

    30. J.-F. Jarrige. Excavations at Mehrgarh: their significance for understanding the background of the Harappan civilization // Harappan Civilization. New Delhi, 1982.

    31. A. P. Karmarkar. FRESH AND FURTHER LIGHT ON THE MOHENJO-DARO RIDDLE // Annals of the Bhandarkar Oriental Research Institute, 1939-40, Vol. 21, No. 1/2 (1939-40), pp. 115-127.

    32. P.C. Kashyap. Surviving Harappan civilisation. Poona. 1984.

    33. J. M. Kenoyer. The Indus Valley Tradition of Pakistan and Western India // Journal of World Prehistory, December 1991, Vol. 5, No. 4 (December 1991), pp. 331-385.

    34. B. B. Lal. The Indus Script: Some Observations Based on Archaeology // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland, 1975, No. 2 (1975), pp. 173-177.

    35. C.C. Lamberg-Karlovsky. Sumer, Elam and the Indus: three urban processes equal one structure? // Harappan Civilization. New Delhi, 1982.

    36. A. Lawler. Mohenjo-Daro's New Story // Archaeology, January/February 2013, Vol. 66, No. 1 (January/February 2013), pp. 32-37.

    37. J. Marshall. Mohenjo Daro and the Indus Civilization. Vol. I-III. London, 1931.

    38. J. McIntosh. A Peaceful Realm: The Rise and Fall of the Indus Civilization. Boulder, Colo., 2002.

    39. R.H. Meadow (ed.). Harappa Excavations 1986-1990. Madison Wisconsin: Prehistory Press, 1991.

    40. S. Méry and M. J. Blackman. Harappa et Mohenjo-Daro: deux zones de production de jarres à engobe noir au Pakistan à la Période Indus // Paléorient, 1999, Vol. 25, No. 2 (1999), pp. 167-177.

    41. M. R. Mughal. New Evidence of the Early Harappan Culture from Jalilpur, Pakistan // Archaeology, APRIL, 1974, Vol. 27, No. 2 (APRIL, 1974), pp. 106-113.

    42. A. Parpola. Harappan roots of Ancient Indian Astronomy and cosmic speculations. Inde Ancienne. Acts Juileet. Vol.3. Paris, 1973.

    43. G. L. Possehl. Revolution in the Urban Revolution: The Emergence of Indus Urbanization // Annual Review of Anthropology, 1990, Vol. 19 (1990), pp. 261-282.

    44. G.L. Possehl. The Indus Age: The Writing System. Philadelphia, 1996.

    45. G. L. Possehl. THE MATURE HARAPPAN PHASE // Bulletin of the Deccan College Post-Graduate and Research Institute, 2000-2001, Vol. 60/61, DIAMOND JUBILEE VOLUME (2000-2001), pp. 243-251.

    46. G.L. Possehl. The Indus Civilization: A Contemporary Perspective. Walnut Creek, Calif., 2002.

    47. S. Ratnagar. Understanding Harappa: Civilization in the Greater Indus Valley. New Delhi, 2001.

    48. S. Ratnagar and C. Piot. Le citadin et les liens tribaux à Mohenjo-daro: Habitat, parenté, voisinage // Annales. Histoire, Sciences Sociales , Jan. - Feb., 2004, 59e Année, No. 1 (Jan. - Feb., 2004), pp. 39-71.

    49. H.D. Sankalia. Prehistory and Protohistory in India and Pakistan. Bombay, 1962.

    50. G. Sarton. A Hindu Decimal Ruler of the Third Millennium // Isis , Sep., 1936, Vol. 25, No. 2 (Sep., 1936), pp. 323-326.

    51. A.K. Sharma. The Departed Harappans of Kalibangan. New Delhi, 1999.

    52. V. Shinde, A. Green, N. Parmar and P.D. Sable. RAKHIGARHI AND THE HARAPPAN CIVILIZATION: RECENT WORK AND NEW CHALLENGES // Bulletin of the Deccan College Post-Graduate and Research Institute, 2012-2013, Vol. 72/73 (2012-2013), pp. 43-53.

    53. D. Srinivasan. The So-Called Proto-śiva Seal from Mohenjo-Daro: An Iconological Assessment // Archives of Asian Art , 1975/1976, Vol. 29 (1975/1976), pp. 47-58.

    54. D. Srinivasan. Unhinging Śiva from the Indus Civilization // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland, 1984, No. 1 (1984), pp. 77-89.
    Интернет-ресурс: https://www.harappa.com

    стенограмма лекции
    1. Происхождение и география Индостана

    Дорогие друзья, мы начинаем новый цикл курса Истории религии. До этого мы говорили о древних религиях Запада, а ныне мы переходим к Южно-Азиатскому субконтиненту. Это другая сфера древнейших цивилизаций. Южно-Азиатский субконтинент неслучайно именуется субконтинентом. То, что мы сейчас называем полуостровом Индостан - это особый мир и даже геологически особый континент. В Третичный период, около 90 миллионов лет назад, Индо-Малагасийская плита раскололась на нынешние Мадагаскар и Индию с Цейлоном, и её индийско-цейлонская часть стала довольно быстро дрейфовать на север-север-восток. Сейчас учёные поняли, почему быстро - она не такая толстая, как иные плиты.
    Примерно 60-55 миллионов лет назад эта индийская часть Малагасийской плиты столкнулась с Евро-Азиатской плитой, которая является основой евразийского континента. И в месте столкновения постепенно возникли Гималайские горы, которые до сих пор становятся всё выше. Это происходит потому, что и ныне индийская плита продолжает своё движение на северо-восток со скоростью примерно 5 сантиметров в год, выталкивая Евро-азиатскую плиту на север примерно на 2 сантиметра в год. Вот эта разница между пятью и двумя сантиметрами (казалось бы, ничтожные величины!) приводит к выдавливанию гор, которые отчасти компенсируются осадками, размываниями, но, в общем, Гималайские горы - это новые горы и это самая высокая горная цепь Земли.
    Гималайские горы
    С Гималаев текут великие реки - Ганг, Брахмапутра и Инд, а также древняя, когда-то полноводная, а ныне пересохшая, превратившаяся в пустое вади, река Сарасвати (Гхаггар-Хакра). Река Брахмапутра течет параллельно Инду, но в своем устье сливается с Гангом. Это для нас важно потому, что как раз в междуречье Инда и пересохшей Сарасвати сформировалась та цивилизация, о религии которой мы будем сегодня говорить.
    Пять притоков Инда образуют то, что называется Пенджабом (Пятиречьем), а то, что находится за Брахмапутрой, образует ещё один огромный штат Индии – Ассам.
    В Гималаях, как вы помните, находится Кашмир, а на самом юге Индии - мыс Коморин, и за ним, отделённый так называемым Адамовым мостом, то есть мелководьем с многочисленными островками, расположен остров Шри-Ланка или, как его называли европейцы, Цейлон.
    Пространство индийского континента велико, но не потрясающе громадно. Площадь индийского континента, куда сейчас входят Пакистан, Бангладеш, Индия, Непал и Цейлон (Шри-Ланка), составляет 4,4 миллиона кв. км. Для сравнения - Российская империя перед своим концом имела площадь 22,6 миллионов кв. км., а нынешняя Россия - 17 миллионов кв. км. То есть, по сравнению с Россией, Индия - не громадная страна, но по количеству людей, по глубине и многообразию культуры, религиозных форм – это, безусловно, богатейший центр мировой цивилизации, который во многом, я думаю, стоит даже выше всеми нами любимого и привычного Запада.
    От Кашмира до мыса Коморин более трёх тысяч километров, то есть это довольно протяжённая страна. Сам Индостан разделяется на северную часть, которую часто именуют Хиндустаном, и южную, которую именуют Деканом. Горы Виндхья и западные и восточные Гаты разделяют этот субконтинент.
    2. Преемство культуры индийского субконтинента

    Особенность индийского субконтинента и населяющих его народов, заключается также в том, что, в отличие от Запада, в Индии сохраняется древняя культурная традиция – конечно, она менялась, но преемственность сохраняется. Сегодня, как и тысячи лет назад, в деревнях Индии можно увидеть бродячие актёрские труппы, разыгрывающие сцены из Махабхараты и Рамаяны. И сейчас в городах и деревнях Индии священники (брахманы) ежедневно рецитируют гимны вед, сложенные 4-5 тысяч лет тому назад и не изменившиеся даже до знаков препинания до сего дня. Какой-нибудь крупный делийский чиновник в определённое время дня запирается в своем кабинете, велит секретарю, чтобы его не тревожили, и совершает религиозные обряды, которые совершали, по всей видимости, его прямые предки тысячи лет назад. Он брахман. И не раз так бывало, что, когда приходили очень важные гости, и надо было их срочно принять, этот чиновник не успевал даже совершить омовение, и на его лбу оставались нарисованные охрой или киноварью знаки, которые он должен наносить перед началом молитвы и индивидуального священнодействия.
    Трипундра - 3 горизонтальных полосы, начертанные священным пеплом,
    на лбу у современного шиваита

    Ничего подобного нет на Западе. Где культура древнего зороастрийского Ирана? Она почти не сохранилась, разве что в нескольких местах. Где древние религии Греции, Рима? Они сохранились только как религии, которые мы изучаем, но это не религии, которые кто-то исповедует. Где религия древних викингов? Где, в конце концов, древнеегипетская религия, религия древней Месопотамии? Есть небольшие группы людей, например, мандеи, которые сохранили какие-то синкретические верования, какие-то элементы до-христианских и до-мусульманских верований Запада, но это, конечно, не доминирующие религии их стран.
    Культура Запада не утеряна. Мы можем читать древнеегипетские и месопотамские тексты и, тем более, тексты греческие, римские, персидские. Мы знаем, как жили эти люди, знаем, во что они верили, и очень неплохо знаем, но это не живая традиция, это лишь память о когда-то бывшей традиции. А в Южной Азии всё не так. Это живая традиция, как и тысячи лет назад. До сего дня сохраняются какие-то черты, особенности, которые напоминают древность. Конечно, нашествие сначала Александра Македонского, греков, а потом исламское нашествие, влияние Запада, влияние христианства – все это сделало индийцев более похожими на людей Запада.
    Но традиционно Индия равнодушно относилась к истории. Вот в Китае, в Европе, в Шумере (вспомним Царские списки), в Египте (Палермский камень и другие памятники, содержащие царские родословные) история была частью необходимого знания. А в Индии не была. И для учёных сейчас очень сложно воспроизводить историю Индии. Только с тех пор, когда начались надёжные контакты Европы и Индии, то есть со времени Александра Македонского, с 326 года до Р.Х., мы можем более-менее чётко написать хронологию Индии. Более-менее хорошо известна история с момента распространения буддизма. Но что касается большей древности, тут мы ничего достоверно привязать к годам не можем, и датировки расходятся на тысячелетия.
    Мы до сих пор спорим о том, когда были созданы веды, когда были написаны брахманы, и на этот счет существуют совершенно разные точки зрения.
    Первые исторические хроники - Цейлонская Махавамса, Кашмирская Раджатарангини (поток царей) – это I век до Р.Х. Но государства были, письменность была, предание было. Но никто не пытался фиксировать историю. И это очень важно, потому что за этим стоит определенное мировоззрение, которое мы, опираясь на данные более поздних периодов, можем объяснить очень просто. Дело в том, что для индийцев время – это иллюзия. Потом мы будем говорить об этом подробно. А если время - иллюзия, то и история - это только майя, только мираж, мираж истории, пребывает же Вечное и Абсолютное, а время движется и исчезает.
    Само название страны «Индия», которое мы с вами употребляем, вовсе не индийское. Оно происходит от названия той самой реки, на которой и возникла эта великая Индская цивилизация. На санскрите эта река называлась Синдху. Персы, которые не только имели контакты с Индией, но ещё во времена Ахеменидов включили долину Инда и часть Пенджаба в свою империю, не произносили начальный звук «с». И поэтому они называли свою провинцию Хинду, а греки восприняли от персов это название и стали называть ее Индос - отсюда «Индия». Индийцы могли бы, подобно современным западным народам, особенно народам на пространствах бывшего СССР, говорить, что это название колонизаторов и что оно не должно использоваться. Ведь сами они используют совершенно другие названия для своей страны. Это Бхаратаварша (страна сыновей Бхараты), Джамбудвипа (континент дерева Джамбу). Но они совершенно не обижаются и, когда говорят на европейских языках, когда пишут латиницей, легко употребляют название Индия, которое есть и на индийских марках, и на монетах, и на банкнотах, и как название посольств. Имя «от колонизаторов» их совершенно не смущает. Великая цивилизация не нуждается в самоутверждении. Она спокойно принимает те имена, которые ей дают другие народы - если вам так удобнее, называйте, главное - изучайте, цените, знайте. Они не требуют, чтобы другие подстраивались под чисто индийские наименования, не особо понятные и труднопроизносимые для европейцев. Они облегчают контакт с собой, а не затрудняют его.
    3. Древняя Индия и Запад: межкультурные контакты

    Открытия Индии, как, скажем, открытия Америки, или даже Японии, никогда не было. Индия всегда была известна Западу, она была известна Древнему Египту. Древнеегипетские корабли, по всей видимости, плавали до берегов Индии через Аравийское море. Она была известна Шумеру – в то время в Индии была как раз протоиндская цивилизация. То есть это была знакомая часть мира, но другая часть мира.
    В 517 году до Р.Х. Дарий включил берега Инда в свою державу. Геродот рассказывает, что в знаменитой битве при Платеях 479 года до Р.Х., в которой Ксеркс был разбит греческими войсками, в рядах армии Ксеркса был отряд индийских воинов. При Гавгамелах - в том самом сражении 331 г. до Р.Х., которое решило судьбу Персидской державы, и которое против Дария вёл Александр Македонский, индийские отряды участвовали на стороне персов. В том числе, как пишут греческие авторы, участвовало 15 боевых слонов. Александр тогда разгромил Дария, завоевал Персеполь и, после этого, пройдя Бактрию (нынешние государства Средней Азии) и перевалив через Гиндукуш, занял долину Кабула и спустился по реке Кабул к Инду.
    Весной 326 года Александр пересёк Инд. Царь Такшашилы (греческие источники называют этот город Таксилой) Амбхи (Омфис в греческих источниках) стал союзником Александра, который включил оба берега Инда в свою империю. Дальше с большим трудом была покорена страна Пора (санскр. Паурава) - воинственного царя, который происходил из древнего и славного рода ведических царей. Столица Пора была на берегах Джелама, одного из притоков Инда. Когда многократно раненного в битве Пора привели к Александру, он спросил его, как с ним следует обращаться (меня всегда интересовало, на каком языке они говорили, но, видимо, были переводчики). И Пор, высокий красивый мужчина, сказал, что с ним подобает обращаться как с царём. Александру так понравился этот ответ и так понравился Пор, что он сделал его наместником Пенджаба. В месте впадения реки Сатледж в Инд была основана Александрия - одна из тех Александрий, которыми был украшен или стянут воедино весь эллинистический мир. Кстати, когда Александр проходил нынешнюю Туркмению, он основал Александрию Маргиану, и это название сохранилось до сих пор в названии туркменского города Мерв.
    Мерв. Руины цитадели Эрк-Кала. IV в. до Р.Х.
    Захватив весь Пенджаб, Александр от Беаса повернул назад, боясь восстания в своей армии, поскольку армия не желала углубляться в Индию. Это был чужой и страшный мир. Александр оставил в Индии гарнизон и назначил сатрапов. Но смерть Александра в Вавилоне в 323 году ослабила его империю и в 317 году последний военачальник Александра Евдем покинул северо-западную Индию.
    Греки восхищались храбростью индийских воинов и духовными подвигами аскетов. Они были поражены, встретив этих подвижников в Индии, и называли их гимнософистами («голыми мудрецами»). По всей видимости, это были представители тех религиозных движений Индии, которые требовали от своих последователей ходить обнажёнными (джайнов). Однако греки не вполне ушли из Индии, и греческий ещё долго оставался языком межнационального общения в долине Кандагара – вспомним надписи Ашоки, недавно найденные на греческом языке.
    Билингва с эдиктами Ашоки из Кандагара, написанными на греческом и арамейском языках.
    III в. до Р.Х. Кабульский музей

    Чандрагупта Маурья, которого греческие источники называют Сандрокотт, один из советников Александра по индийским делам, стал великим царем Индии. Именно при его дворе была написана Артхашастра Каутильи и драмы Калидасы. Калидаса, знаменитый драматург, писал фантастические произведения, трагедии греческого типа на санскрите, и это интереснейший пример межкультурного синтеза.
    Поход в Индию против Чандрагупты Селевка Никатора в 305 году не увенчался успехом, и Индия была окончательно потеряна для эллинистических империй. Но зато посол Селевка у Маурьев в Паталипутре Мегасфен описал Индию, и это самое подробное, сохранившееся во фрагментах до сего дня, греческое описание Индии.
    Наконец, Греко-Бактрия (регион Средней Азии, нынешнего Афганистана и северной части Пакистана, во II-I вв. до Р.Х.), была под властью нескольких маленьких греческих царств. Из памятников этого времени остались «Вопросы Милинды» - знаменитая беседа буддийского мудреца Нагасены с царем Милиндой. Милинда – это не кто иной, как Менандр, греческий царь одного из государств северо-западной Индии.
    Сохранился и памятник материальной культуры – так называемая Беснагарская колонна Гелиодора 113 года до Р.Х., на которой написано, что Гелиодор, вполне греческий человек, посвящает эту колонну Кришне-Вишну, и сам себя он называет пашупатом (поклонником Вишну). Это тоже синтез, но не буддийский, а индуистский.
    Колонна Гелиодора близ г. Видиша в центральной Индии. 113 г. до Р.Х.
    Наконец, в римскую эпоху, в I-III веках после Р.Х., если верить Периплу Эритрейского моря – то есть описанию берегов и морских путей в Эритрейском море (ныне - Аравийское море), ежегодно до 120-ти кораблей плавали из римского Египта в Индию на Малабар и даже на восточное Коромандельское побережье Индостана, а порой и дальше, в юго-восточную Азию, на золотой Херсонес (полуостров Малакка) и даже до Китая.
    В Пондишери, будущей французской колонии в Индии, в местечке Арикамеду, найдена римская торговая колония на побережье Бенгальского залива. Тесные контакты с Индией зафиксированы и тем, что не раз индийские мудрецы-гимнософисты приезжали в Грецию, в Римскую Империю. И одним из памятников присутствия индийцев в Греции является текст из 13 главы Послания к коринфянам апостола Павла, где он говорит о том, что даже если кто-либо отдаст тело на сожжение, но не имеет любви, это не имеет никакого смысла, то есть к Богу не приближает: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13:3). Тело на сожжение отдал один из индийских подвижников, удивив, тем самым, греков. Он в какой-то момент велел сложить себе погребальный костёр и сам взошёл на него, таким образом окончив свою земную жизнь. Апостол Павел, отсылая к этому событию, пишет, что даже это действо само по себе ничего не значит, спасения от этого не будет.
    Так что это были древние контакты двух миров, древние знания друг о друге. Многие говорят, что у Платона есть элементы каких-то индийских философских знаний, но здесь уже начинается область спекуляции. Нам же важно совершенно иное. Важно, что это было другое, но всегда бывшее рядом. И никогда ни греки, ни римляне презрительно не отзывались об Индии, как отзывались, о ней, к сожалению, христианские миссионеры и особенно английские и французские колонизаторы, которые как правило видели в индийцах людей низшей расы.
    Мирча Элиаде в индийском облачении подвижника
    Об этом, кстати, прекрасно пишет в своей повести «Майтрейи» Мирча Элиаде. Он был влюблён в индийскую девушку, образованную, культурную, и его за это презирали его друзья-англичане из колониальной администрации, а молодые английские женщины были возмущены тем, что он встречается, как они говорили, с «цветной». Это был период так называемого британского раджа, британского правления. И на это Мирча Элиаде им сказал, что они не умеют быть ни девственницами, ни искусными в любви, ничего не умеют, в сравнении с тем, что умеют индианки. Эту любовь к Индии он сохранил на всю жизнь.
    4. Открытие Индской цивилизации

    Долгое время считалось, что Индия - это то, что началось с арийского завоевания. Было обнаружено, что санскрит – это европейский язык, и что Индия вообще имеет много общего с европейским лингвистическим субстратом, и поэтому стали говорить, что индийская культура великая, но она великая потому, что создана европейскими людьми. Эта точка зрения доминировала до начала ХХ века.
    А в ХХ веке было совершено великое открытие. И надо сказать, что это открытие не одноразовое. Оно происходит до сего дня. Это открытие того, что до арийского вторжения в Индии была великая цивилизация, вполне сравнимая, а где-то и превосходящая по своим параметрам древнейшие цивилизации Запада - египетскую и месопотамскую. Честь открытия этой цивилизации, которую назвали Индской цивилизацией или культурой долины реки Инд, принадлежит директору археологической службы Индии англичанину Александру Каннигхэму (1814-1893). До 1885 года он был директором археологической службы Индии. В 1875 году он нашёл близ Хараппы небольшую стеатитовую печать, размером примерно 3х3 сантиметра, на которой был изображён бык и начертаны неизвестные письмена.
    Сэр Александр Каннигхэм (1814-1893), британский индолог
    Печать, найденная А. Каннингхэмом близ Хараппы.
    2600-1900 до Р.Х. Британский музей, 1892,1210.1.
    Следующий за ним руководитель археологической службы Индии Джон Хьюберт Маршалл (1876-1958) возглавлял археологию Индии в 1901-1931 годах. Он приступил в Хараппе к планомерным раскопкам. Раскопки в Хараппе и в других местах, в первую очередь, в Мохенджо-Даро, происходили, начиная с 1921 -1922 годов, и в основном в них участвовали местные индийские археологи, получившие европейскую археологическую выучку.
    Сэр Джон Хьюберт Маршалл (1876-1958), британский археолог,
    руководивший раскопками в Хараппе и Мохенджо-Даро в 1922-1926 гг.
    Мохенджо-Даро. Общий вид древнего города
    К тому времени в Индии уже была хорошая археологическая школа. Это Р.Б.Сахни, Р.Д.Банерджи, К.Н.Шастри, которые вместе с английскими учеными М.К. Ватсом, М.Уилмером, Э.Маккеем проводили раскопки и исследования протоиндской цивилизации. Были найдены надписи, но толком их никто не научился читать до сего дня. Мы не умеем читать надписи протоиндской цивилизации, хотя русская школа – сначала Ю.В. Кнорозов, а потом М.Ф. Альбедиль (СПб.), претендовала на то, что она расшифровала язык цивилизации реки Инд. Я на эти расшифровки буду ссылаться, но мировая наука их пока не приняла.
    Ю.В. Кнорозов (1922-1999), российский историк, этнограф, лингвист
    Уже после Второй Мировой войны постепенно сложилась картина, кем были народы, составлявшие Индскую цивилизацию, откуда они пришли и куда они делись.

    Довольно долго индийские учёные, как истинные патриоты, настаивали на том, что это была все та же, вечная, индийская культура. Сейчас анализ языка показал несколько важных моментов.
    Во-первых, почти наверняка люди Индской культуры говорили на дравидских языках - на тех языках, на которых сейчас говорят четыре больших народа южной Индии. Это малаяли, тамилы, андхра и карнатака, а также много сравнительно небольших (по индийским масштабам, они маленькие, а по нашим – большие) племён и народов средней Индии. И один такой народ существует в Пакистане, Афганистане и вплоть до Туркмении. Об этом я буду сейчас говорить. Это темнокожие люди, и генетический анализ, проводившийся в 2010-е годы, подтвердил их родство с народами протоиндской цивилизации.
    Тамилы. Фото из Энциклопедии Balto-Slavica
    Одним из факторов, выясняющих, к какой ветви человечества принадлежит тот или иной народ, является присутствие или отсутствие в его генах гена расщепления лактозы, говорящего о том, могут ли представители этого народа пить молоко. И вот народы Южной Азии могут пить молоко. И это тоже один из факторов, который, благодаря находке костного материала, позволяет определить генетический код.
    Теперь почти наверняка можно сказать следующее. Дравидские народы, может быть, не такие темнокожие, какие сейчас порой встречаются на юге Индии, примерно за 8-6 тысяч лет до Р.Х. обитали практически наверняка в южной части Средней Азии, на границе Туркмении, Узбекистана, Ирана и Афганистана. Сейчас учёные называют это эламитско-дравидическим языковым комплексом. Индийский учёный Т.Б. Наяр, исследуя топонимы Двуречья, Ирана, Афганистана и даже Кавказа, показал, что у многих из этих топонимов дравидическая основа. То есть первоначально эти места назвали на дравидском языке, а потом названия уже переиначивались от народа к народу, но корневая основа осталась дравидической даже на Кавказе, а уж тем более - в Туркмении.
    В Туркмении, к северу от Копетдага, где потом была воздвигнута Александрия Маргиана (нынешний Мерв), примерно с 6000 г. до Р.Х. сложилась непрерывная деревенская неолитическая цивилизация. А около 2500 лет до Р.Х. там возникла городская культура, которую ученые называют Намазга-Алтын. С. Гупта издал двухтомное исследование об этой цивилизации в 1979 году в Дели (S.P. Gupta. Archaeology of Soviet Central Asia and the Indian Borderlands, vol. 1-2. Delhi, 1979).
    На Западе хорошо известно исследование российских учёных Вадима Михайловича Массона и Виктора Ивановича Сарианиди «Central Asia: Turkmenia before the Achaemenids» (London, 1972), где тоже говорится о древней туркменской цивилизации. Почему это важно? Потому что именно отсюда, из Туркмении, началось движение на юг древнего дравидического народа. Потом он разделяется на две части. Часть его оседает в Эламе (как вы помните, Элам - это восточный сосед Шумера, государство со столицей в Сузах). Эламиты - люди месопотамской цивилизации, но они говорили тоже на дравидическом языке, и есть очень большие подозрения, что шумерский язык, в отличие от аккадского, тоже был одним из дравидических языков.
    Так вот, Туркмения была занята северными кочевниками, а дравидические народы откатывались дальше на юг, и их восточная часть, пройдя Белуджистан, закрепляется в междуречье Инда и ныне пересохшей Сарасвати и в Пенджабе. Это не значит, что до этого люди там не жили. Деревни - уже неолитические, земледельческие деревни, там существовали и до этого. Но это была не городская цивилизация. А пришедшие дравидоиды создали городскую цивилизацию в этом регионе и создали её надолго. Это происходило примерно за 2900 лет до Р.Х. В книге Вальтера Фэирсервиса «Корни Древней Индии» (W.A. Fairservis. The Roots of Ancient India, 2d rev. ed. Chicago, 1975) вы можете прочесть об этом более подробно.
    Забегая чуть вперед, скажу, что потом, когда эти города Индской цивилизации были разгромлены, вымерли, запустели (есть разные теории, почему это произошло), дравиды ушли дальше на юг, в тот самый Декан на побережье Малабара, в южную Индию, где существуют до сих пор. Они смешались там с коренным местным населением, так называемыми веддоидами. Эти народы сохранились в небольших количествах на Цейлоне, в южной Индии и в Малайе и на Андаманских островах. Вот эти народы действительно чернокожие, и смешение с ними увеличило негроидность черт тамилов, но, безусловно, они были смуглокожими и до этого. А те, кто остались на севере, постепенно разбавлялись средиземноморским европеоидным расовым субстратом. Таким образом, в современных дравидических народах юга Индии большинство учёных сейчас видят потомков древней индской цивилизации.
    Надо сказать, что сами эти дравидические народы, которые отличаются совершенно особыми дарованиями и в архитектуре, и в философии, и в богословии, а в последнее время и в кинематографе (знаменитое тамильское кино), прославили Индию на весь мир. Это один из удивительных цивилизационных феноменов. Это темнокожие люди, которые по уровню своей общей культуры далеко превосходят большинство светлокожих. Хотя сами дравиды, особенно тамилы, решительно утверждают, что они пришли с юга, с затонувшего материка – как будто им с древности известно предание о расколе Индо-Малагасийской плиты. Причем не только тамилы, но и другие дравидические народы, такие как ораоны, малто, хранят подобные предания.
    Как совместить научные данные с этими преданиями, мы пока не знаем. Сейчас путь тамилов трассируется достаточно легко благодаря народу брагуи, о котором я уже упоминал, говоря, что есть дравидический народ, который сохранился на всём пути от Туркмении до Пакистана. Эти люди живут в отдельных долинах, часто не сообщаясь друг с другом, но они хранят дравидический язык, и у них сейчас, несмотря на все смешения – а они уже давно мусульмане (сунниты), - оливковый цвет кожи и курчавые волосы. Этот древний дравидический народ остался на своем месте и сохранил свою идентичность на протяжении многих тысячелетий. Сейчас брагуи около шести миллионов.
    Современные исследования показывают, что дравидические языки близки к урало-алтайским и угро-финским языкам и даже к кавказским. Российский учёный Михаил Сергеевич Андронов, специалист по дравидическим языкам, исследует и демонстрирует это достаточно убедительно.
    Итак, дравидоиды появились в долине реки Инд около 3300 года до Р.Х. Они наследовали так называемой культуре керамики Хакры, которая существовала там до этого времени, но мы не знаем, какому народу и какому языку она принадлежала.
    По пути следования дравидоидов сохранилось несколько памятников. В бассейне реки Порали (Южный Белуджистан) есть комплекс неолитического времени Эдит-Шахр – это курган 7-12 метров высотой, в котором находится ступенчатая пирамида (зиккурат). Напомню, что это ещё неолит, это ещё не культура металла. На платформу есть несколько дорог. Каменные постройки, а их там около ста, посещались время от времени. Поэтому считают, что весь этот комплекс имел церемониальный характер. Во время фазы «В» были созданы большие круги из камней и дома (эти стандартные планировки мы ещё много раз встретим в индской культуре) примерно 3х8 метров. Дороги в этом городе были вымощены белым камнем. Вальтер Фэирсервис посвятил ему немало страниц в своей книге. Это удивительная находка. Теперь, когда в южной Анатолии найдены уже целые комплексы, ещё более древние - ранненеолитические и даже мезолитические, мы можем сказать, что мы вообще очень плохо знаем доисторию этого региона.
    Руины Гебекли-Тепе - древнейшего из известных храмов Анатолии.
    IX тыс. до Р.Х.
    Но древнейшим центром на пути из Туркмении и Элама на берега реки Инд является поселение Мергар, которое сейчас находится в Пакистане. Оно расположено у Боланского перевала в долину реки Каччи. Мергар - это большая деревня, существовавшая с VII тысячелетия до Р.Х., где произошло одомашнивание ячменя и быка зебу. Пшеница была завезена сюда с Переднего Востока. С V тысячелетия до Р.Х. здесь известно уже литьё меди. Площадь этого протогорода - два квадратных километра, и расцвет его приходится на 4800-3500 гг. до Р.Х. Найдены многочисленные постройки из кирпича. Это, безусловно, город.
    О религии можно судить по захоронениям, а также женским статуэткам в сидячей позе, с пышной прической и каким-то шарфом, с обнаженной грудью, напоминающим подобные, но более примитивные фигурки из Загроса (Тепе Загхех) и Джейтуна в Туркмении. А так называемая Мергарская Венера считается художественным шедевром.
    Сидящая богиня. Стиль Мергар. 3000-2500 до Р.Х. Музей Метрополитен. 2001.306
    Мергарская «Венера». III тыс. до Р.Х. Женева. Музей Барбье-Мюллера
    О религии можно судить по захоронениям, а также женским статуэткам в сидячей позе, с пышной прической и каким-то шарфом, с обнаженной грудью, напоминающим подобные, но более примитивные фигурки из Загроса (Тепе Загхех) и Джейтуна в Туркмении. А так называемая Мергарская Венера считается художественным шедевром.
    Мергар был открыт французскими археологами Катрин Жарриж и Жаном-Франсуа Жаррижем. Раскопки происходили с 1974 по 2000 год с перерывами. И в работах Жана-Франсуа Жаррижа и Ричарда Мэдоу можно найти наиболее подробное, наиболее глубокое описание этой удивительной культуры, промежуточной культуры между Туркменией и долиной Инда. Сам Жарриж называет Мергар связующим звеном в пространстве и времени между Индской цивилизацией и западно-дравидскими культурами Туркмении, Элама, Гиляна. Книга Жаррижа и Мэдоу была опубликована в 1980 году, и есть статья под таким же названием (J.-F. Jarrige and R. H. Meadow. The Antecedents of Civilization in the Indus Valley // Scientific American 243 (August 1980), pp. 122–133).
    Кстати говоря, колонии Индской цивилизации конца III тысячелетия найдены в Средней Азии. Это тот самый Алтын-Тепе, который явно имел очень тесные связи с Индом в III тысячелетии, и Шортугай – поселение Индской культуры в Среднем течении Амударьи.
    Таким образом, мы видим, что этот регион, во-первых, имел свою систему связей, и, во-вторых, что это дравидический комплекс. Он тоже связывает восточные берега Каспийского моря, Туркмению и реку Инд. Всё это не изолированные объекты. Древний мир был намного более единым, чем иногда нам может показаться.
    Но саму Индскую цивилизацию часто называют золушкой Древнего Мира. Так, в частности, ее назвал Дж. Бибби в своей книге «В поисках Дильмуна». По стечению обстоятельств, эта цивилизация оказалась в тени своих старших сестёр в долине Нила и в Междуречье Тигра и Евфрата. Область цивилизации Инда больше удалена от Европы, а открыватели всех древних цивилизаций - европейцы, и открыта она намного позже. И логически вписать её в историю человечества оказалось гораздо труднее, в отличие от цивилизаций Древнего Египта и Двуречья, сведения о которых дошли от историков Эллады и Рима и запечатлены в Библии. Поэтому Индская цивилизация пребывала в безвестности до 1921 года. Это действительно так. Но эта золушка теперь очень быстро, как и полагается золушке, становится принцессой. Она притягательна, её изучают, она хранит массу тайн.
    К сегодняшнему времени мы уже примерно понимаем, как она возникла, каков был её этногенез. И оказывается, что предки темнокожих великих народов юга Индии прошли огромный путь от Каспийского моря и надолго задержались в долине Инда, создав выдающуюся цивилизацию, прежде чем выйти на Малабарский берег Аравийского моря и на Коромандельский берег Бенгальского залива.
    5. Особенности протоиндской культуры

    Современный индийский учёный К. Рамачандран датирует Индскую цивилизацию 2900-1300 гг. до Р.Х., причем период ее расцвета приходится на 2200-1800 гг. Опять же, обратите внимание, что эти 2200-1800 (учитывая, конечно, что все шкалы времени приблизительны) - это Среднее царство Египта. И мы скоро увидим, что это всё не случайно. Это и время Древнего царства в Вавилонии до касситского вторжения. То есть мир жил в определённом ритме, отдельные цивилизации совсем не жили вразнобой.
    Индская цивилизация огромна. Некоторые говорят, что по площади она в два раза больше древних Египта и Месопотамии вместе взятых. Я думаю, что это преувеличение, но в полтора раза точно больше. С севера на юг Индская цивилизация протянулась на 1100 километров, с запада на восток - на 1600 километров. Она раскинулась на площади 500 тыс. кв. км. К 2020 году открыто 1052 города и деревни этой цивилизации. Раскопано и изучено только 96. В период расцвета население, по мнениям учёных, достигало пяти миллионов человек. В Египте в это время - два миллиона человек, максимум – три.
    Самый крупный из известных городов – Ракхигархи (понятно, что это современные названия населенных пунктов – древних мы не знаем). Он расположен на территории нынешней Индии и занимает площадь 350 гектаров, но он почти не раскопан. Из городов раскопанных, изученных – это, конечно, Мохенджо-Даро на реке Инд, площадью 300 гектаров. Мохенджо-Даро – букв. «Холм мертвецов» (характерное название!). Другой город - Хараппа на реке Рави, притоке Инда, его площадь - 180 гектаров.
    Раскопки в Ракхигархи
    Руины древней Хараппы (холм F)
    Руины древней Хараппы. Круглые платформы на холме F
    Другой большой город, нераскопанный – Ганверивал, 90 гектаров, расположен между Мохенджо-Даро и Хараппой, на пересохшем русле Сарасвати.
    Лотхал - порт на берегу Аравийского моря в Каче, имел площадь 60 гектаров. Там сохранились доки, корабельные сооружения. Это порт, из которого шла морская торговля с Шумером. Видимо, именно район Инда шумеры называли Мелуххой – страной, с которой Месопотамия активно торговала.
    О величине этих городов свидетельствует то, что когда едешь на поезде из Карачи в Лахор, в нынешнем Пакистане, то 160 километров железнодорожной насыпи - это битый кирпич из Хараппы. Эту дорогу построили в 1856 году, совершенно не заморачиваясь тем, что при этом уничтожали город III тысячелетия. О том, что это кирпичи III тысячелетия, никто и не догадывался. Древние заброшенные индийские города часто использовались как каменоломни. Мохенджо-Даро сохранился существенно лучше.
    Когда мы говорим о городах Индской цивилизации, то перед нами несколько загадок. Первое - это их чёткая планировка. В отличие от городов других цивилизаций, города здесь – и большие, и маленькие – практически все строились, если это позволяли природные условия, по одному и тому же плану, в форме креста, с цитаделью на западе. Там, где не было никакой горы, делалась искусственная гора, она поднималась на семь или десять метров над нижним городом, и на этой платформе строилось то, что мы называем Акрополь (верхний город) или цитадель, крепость. По всей видимости, эта цитадель называлась, как и у дравидов, mеlu – высокий, небо (отсюда – meru (гора)). Так предполагает Аско Парпола в своей работе «Хараппские корни древне-индийской астрономии и космических размышлений» (A. Parpola. Harappan roots of Ancient Indian Astronomy and cosmic speculations. Inde Ancienne. Acts Juileet. Vol. 3. Paris, 1973).
    Города не разрастались постепенно, как в Месопотамии, но сразу были построены по единому плану. И, кстати говоря, они строились намного более эгалитарно, чем в других районах мира. Хотя в городах Индской цивилизации тоже есть и какие-то совсем простенькие маленькие домики, и большие дворцы, но средний модуль дома - это те же самые 24 кв. метра, причем он был двухэтажный, с внутренним двориком. 24 метра - это площадь первого этажа. Это было стандартное жилище, в которых жило подавляющее большинство горожан в период расцвета Индской цивилизации.
    Города окружены кирпичными стенами, которые в основании были до 12 метров толщиной. И есть большое подозрение, что главная цель этих стен - это защита от наводнений, а не от врагов, потому что оружия - и это ещё одна загадка! - найдено очень немного. А значительная часть найденного оружия – ритуальная. Оружие археологи находят далеко не в таком изобилии, как в Египте и Месопотамии. Обитатели древнеиндских городов были мирным народом, скорее, напоминающим критян. Видимо, пустыня, окружающая Индскую цивилизацию, и намного более высокий уровень этой цивилизации по сравнению с окружающими её народами, позволял им жить сравнительно мирно.
    Широкие улицы этих городов - модуль улицы 1,9 метра шириной, это много для Древнего Мира; проточная канализация, водопровод, туалеты, ванные комнаты практически во всех домах. Такого уровня комфорта в том же Пакистане до сих пор нет в маленьких городках и деревнях. Омовения и вообще чистота, гигиена были очень важным принципом этой цивилизации.
    Центральная улица Мохенджо-Даро
    Водонапорные башни в Мохенджо-Даро
    Найдено много предметов, связанных с торговлей, печатей. Печати использовались, чтобы маркировать товар - и отсюда такое количество печатей. Торговля велась очень интенсивно, а если была торговля, значит, было что покупать и что продавать. Это было не захиревшее государство, которое выживало, но это было очень активное и богатое государство.
    Я не случайно говорю «государство». На этой огромной территории была полная централизация нескольких модулей. Это и план городов и улиц, и даже размеры кирпича - все города построены из кирпича одного модуля. Причём это обожжённый кирпич. Вы помните, что в Месопотамии всё строили из необожжённого кирпича, фактически - из высушенной на солнце глины. Только храмы, дворцы строили из обожжённого кирпича. А здесь всё строили из обожжённого кирпича, и обожжённого при очень высокой температураме, крепкого. Поэтому из него и смогли строить железнодорожные насыпи через четыре тысячи лет. И, кстати говоря, кто-то же обжигал эти миллионы кирпичей. По всей видимости, были целые заводы, которые производили кирпич, но они пока не найдены. Но кто-то же должен был это делать.
    Далее, это система мер и весов, унификация единиц меры и веса. Причём минимальная единица длины - полтора миллиметра, очень маленькая для того времени. А модулем веса было 28 граммов, примерно римская унция. Были и доли этой унции, но, естественно, и многоунциевые гири. Стандартные гири в виде кубиков разной величины использовались по всей огромной стране на всём её протяжении - на 500 тысяч квадратных километров. Это удивительное единство.
    Что касается печатей, то эти торговые печати, пожалуй, главное художественное и даже эпиграфическое наследие Индской цивилизации. Их сохранилось очень много. Они делались в основном из стеатита, но иногда из фаянса, серебра, иногда из других видов камня, но главный материал - это мягкий стеатит. Печати обычно были квадратной формы, со стороной два-три сантиметра. Это обычные печати, которые отдавливали рисунок. Цилиндрические печати, известные нам из Месопотамии, тоже были, но они редки в Индской цивилизации.
    Стеатитовые печати с изображениями и надписями из Мохенджо-Даро.
    2600-1900 до Р.Х. Британский музей. 1947,0416.8

    Стеатитовые печати с изображениями и надписями из Мохенджо-Даро.
    2600-1900 до Р.Х. Британский музей. 1947,0416.5
    О письменности. М.Ф. Альбедиль насчитала до 600 знаков письма. Надписи очень короткие, обычно в них 4, 5, 6 знаков, редко больше 12-ти. Сейчас некоторые учёные вообще говорят о том, что это пиктограммы, а не письмо. Но и Ю.В. Кнорозов, и М.Ф. Альбедиль, и А. Парпола утверждают, что это письмо. Я думаю, что это, безусловно, письмо. Компьютерные сличения, которые сделаны после 2009 года, тоже приходят к тому, что это письмо.
    И, наконец, как же исчезла эта цивилизация? Во-первых, она оказалась короткой. Если Египет и Месопотамия после Смутного времени поднимались, то Индская цивилизация поднималась намного медленнее, намного хуже.
    Великая засуха 2200-2100 года, которая прокатилась по всему миру, привела к упадку Индской цивилизации, которая после 1900 года так и не смогла подняться. То есть практически она началась в эпоху Древнего царства Египта, в Первый переходный период пережила тяжкие потрясения, как-то просуществовала до 1900 года, а к 1700 году до Р.Х. города были заброшены. Сельские поселения растут, и такое ощущение, что люди ушли из городов в деревни.
    Отмечается усиление насилия и инфекционных болезней. Мы видим много скелетов со следами насильственных травм и таких недугов как проказа, туберкулёз. Пересыхает Сарасвати, её притоки. В городах разрушается канализация. Перестают употребляться стандартные меры веса и длины. Низовье реки Инд из плодороднейшей долины превращается в пустыню и солончаки. Муссоны, то есть влажные, приносящие дожди ветры, которые и сейчас дают плодородие большей части Индии, уходят на юг. Такое впечатление, что все эти природные катаклизмы разрушают цивилизацию, но есть ещё и такое ощущение, что кризис приходит с севера и постепенно распространяется на юг в ХVIII-ХVII вв. до Р.Х.
    Страбон цитирует путешествовавшего по Индии спутника Александра Македонского - Аристобула из Кассандрии, который видел в IV веке до Р.Х. немало заброшенных городов, «потому что Инд сменил свое русло и низвергается, как на порогах» (то есть течет в другом месте) [География. XV. 19].
    Что же произошло? Долгое время все были уверены, что Индская цивилизация, пусть уже ослабленная засухами, климатическими изменениями, была разрушена нашествием арийских племён. Действительно, у ариев в ведических гимнах Индра называется «разрушителем городов» (пура - город). У самих ариев не было городов. Они жили сельскими общинами, и об этом мы будем говорить на следующей лекции. Поэтому город - это чужое, и Индра - разрушитель городов врага, так называемых дасьев. Ученые были уверены, что дасьи – это обитатели городов Индской цивилизации. Теперь этот взгляд подвергается сомнению, но надо сказать, что сомнения не вполне убедительны.
    Останки людей из Мохенджо-Даро с признаками внезапной смерти
    На улицах Мохенджо-Даро, особенно на Акрополе, найдено 38 скелетов женщин, детей и мужчин, явно непохороненных и явно или убитых, или умерших и брошенных. Сейчас говорят, что это разные слои, но определить слои довольно сложно в этом городе, и есть ощущение, что это всё-таки последние обитатели, может быть, уже довольно ослабленного и разрушенного великого города Мохенджо-Даро. Как бы то ни было, когда пало Среднее царство Египта, и Вавилон был завоёван касситами, а в Греции и на Крите произошло ахейское (тоже индоевропейское) нашествие, тогда же пала и цивилизация Инда. И, в отличие от Месопотамии и от Египта, она не поднялась. Никакого «Нового царства» Инда, в отличие от Нового царства Египта или Ново-Вавилонского царства, Микенской Греции или Ассирии, уже не было. Огромные города долины Инда после 1700-1600 гг. опустели навсегда, чтобы в них вновь пришли археологи только спустя три с половиной тысячи лет.
    6. Религия Индской цивилизации и проблема «хараппско-арийского» синтеза

    Какова же религия Индской цивилизации? О ней мы можем сказать сравнительно немного. Но это немногое всё равно очень важно и типологически нам необходимо. Мирча Элиаде, который тонко чувствовал индийскую цивилизацию, и сам прожил в Индии много лет, говорил, что культовые истоки прото-хараппской общности очевидны (M. Eliade. A History of Religious Ideas. Vol. 1. Chicago, 1978. P. 126).
    Элчин (Бриджит и Реймонд), которые в 1968 году издали книгу «Рождение Индийской цивилизации», писали: «Так как большинство предметов протоиндской цивилизации не очень выразительны, складывается впечатление, что глаза людей Хараппы были направлены не на этот мир» (B. and R. Allchin. The Birth of Indian Civilization. Harmondsworth: Penguin Books, 1968. P. 136).
    Это действительно так. При такой невероятной централизации, при такой прекрасной организации городской жизни, стандартизации, дорогах - при всём этом в Мохенджо-Даро и Хараппе нет ничего подобного великому искусству Египта, Месопотамии, Греции. Но стоит ли этому удивляться, если до греков даже в уже арийской Индии практически не было искусства! Было слово, были великолепные тексты, но пластические искусства появляются только с эпохи буддизма и не без влияния западных культур.
    Это еще одно отличие (первое – это отношение к истории) южно-азиатской цивилизации от западной. Её взгляд не устремлён на пластику этого мира. Потом всё появилось - появились и миниатюры, и статуи, и изображения. Некоторые из них, например, фрески Аджанты (это уже классическая Индия), великолепны, но в основном это всё-таки тоже не уровень Египта, всё-таки чуть слабее, чуть ниже. А вот письменные тексты, наука, филология – восхитительны. По всей видимости, все это уже начиналось тогда, в протоиндской цивилизации. И здесь мы видим ещё одну черту сходства протоиндской и классической Индийской цивилизации.
    Фрески Аджанты – буддистского храмового пещерного комплекса в Индии в штате Махараштра.
    V-VI вв.
    Третья особенность протоиндской цивилизации, вследствие которой некоторые ученые, а особенно учёные-публицисты, начали говорить, что Хараппская цивилизация - это древнейшая нерелигиозная цивилизация мира, заключается в том, что мы якобы имеем очень мало находок, связанных с религией. Но это неверно. Неверно потому, что, скажем, на печатях мы всюду видим религиозные сцены - это и жертвоприношения, и жаровни, на которых возносятся какие-то дары.
    При этом, в нижнем городе, где в основном и жили люди, вообще почти нет религиозных памятников. Есть памятники, которые можно считать религиозными, а можно и не считать. В нижнем городе находят только небольшое количество женских статуэток – видимо, богини-Матери, и изображения быка, которые, по всей видимости, являются символическими изображениями Бога - Супруга этой богини-Матери. Характерно, что богиню изображают в человеческом облике - в виде женщины, часто обнажённой, а Бога изображают в виде быка и редко, почти никогда - в виде человека.
    Терракотовая статуэтка быка из Мохенджо-Даро. 2500-2000 до Р.Х.
    Британский музей. 1939,0619.217
    Изображение быка-зебу на стеатитовой печати из Мохенджо-Даро.
    2600-1900 до Р.Х. Британский музей, 1947,0416.1.
    Мохенджо-Даро сохранился намного лучше Хараппы, потому что его никто не разбирал на кирпич. И сейчас это огромный памятник мирового значения, над которым высится буддийская ступа более позднего времени, но она хорошо вписалась в эту археологию. Там найдено несколько странных зданий, назначение которых непонятно. Сохранился большой дом с колоннами – естественно, от него остался только нижний уровень, не более 1 – 1,2 метра высотой. Предполагают, что это дом собраний, но, может быть, это храм. Рядом - дом с небольшими помещениями, то ли это школа, то ли административное здание. Тут же - большие зернохранилища.
    Буддистская ступа в Мохенджо-Даро (предположительно построена ок. 300 г.)
    Руины большого здания в Мохенджо-Даро
    И, что самое удивительное, в самом центре верхнего города находится большой бассейн с двумя ступенчатыми сходами с двух сторон, имеющий глубину 2,4 метра. Исходя из того, что воды было тогда много, в городе било несколько десятков родников, источников, из которых вода подводилась для гигиенических нужд в дома, это явно было не водохранилище на случай осады города, а, скорее всего, это был хорошо организованный бассейн для омовений. Кстати, он был обработан битумом, в нем был сделан специальный сток, который мог открываться и закрываться. И он был обрамлён колоннами. И ведь все это было сделано на самой высокой точке города! Столь высоко расположенный бассейн создаёт технические проблемы подъема воды. Но он в какой-то степени соответствует комнатам для омовения в отдельных домах нижнего города. Возможно, это некое большое место для омовения для всех горожан во время определённых общегородских священнодействий. В целом ряде городов и, в частности, в Мохенджо-Даро, найдены кирпичные платформы, на которых, видимо, совершались всесожжения. Эти платформы располагались прямо под открытым небом недалеко от этих бассейнов.
    Ритуальный «бассейн» в верхнем городе, площадью 83 кв.м.
    Верхний город с ритуальным бассейном в центре: вид сверху
    Изображения в основном присутствуют на печатях, других изображений совсем немного. Из этих немногих других изображений сохранилось замечательное изображение танцующей молодой женщины, напоминающей якши классической Индии, с грациозным телом, полностью обнажённым, с руками в браслетах. Браслеты – это очень важный элемент женского костюма в протоиндской цивилизации. Это уникальная статуэтка, которая невероятно напоминает более поздние, уже классического времени, изображения молодых женщин и девушек из храмов Кхаджурахо и других храмов классической Индии.
    «Танцовщица» из Мохенджо-Даро. 2600-1900 до Р.Х.
    Нью-Дели. Национальный музей Индии
    Браслет из глины из Мохенджо-Даро. 2500-2000 до Р.Х.
    Британский музей, 1939,0619.124
    Фрагмент браслета из раковины из Мохенджо-Даро. 2500-2000 до Р.Х.
    Британский музей. 1939,0619.360
    Якшиня вришака Чулакока Дэвата. Рельеф ограды от ступы. Бхархут. Середина II в. до Р.Х.
    Калькутта. Индийский музей.
    (С.И. Туляев. Искусство Индии. III тыс. до н.э. – VII в. н.э. М.: Искусство, 1988. С. 105, рис. 90)
    Статуэтки на фасадах из храмового комплекса Кхаджурахо (950-1050 гг.)
    Мужских изображений, как я уже сказал, почти нет, но есть изображения животных - как правило, это мужские особи. Сохранилось таинственное изображение, которое стало одной из эмблем Индской цивилизации. Это печать из Мохенджо-Даро, на которой изображено некое, скажем аккуратно, существо, которое сидит в йогической позе падмасана - ноги прижаты к телу, пятки соприкасаются, и человек сидит на них. Он окружён зверями. Мы видим здесь тигра, слона, носорога и буйвола. А под седалищем этого существа - антилопа и короткая надпись наверху, которую мы пока не можем прочесть. Традиционно считается, что это изображение прото-Шивы, Владыки зверей. Он трёхликий, с penis erectus – это один из символов Шивы-Лингама, образ его могущества, творческой силы, плодородия. На нём головной убор с двумя искривлёнными рогами, который можно счесть двумя изображениями полумесяца. Эта печать была описана сэром Джоном Маршаллом в I томе его книги «Мохенджо-Даро и Индская Цивилизация» (J. Marshall. Mohenjo Daro and the Indus Civilization. Vol. I. London, 1931. P. 52), а также Мирчей Элиаде и многими другими авторами (M. Eliade. Yoga: Immortality and Freedom. Princeton University Press, 2009. P. 355; B. and R.Allchin. The Birth of Indian Civilization. Harmondsworth. Penguin Books, 1968. P. 312).
    «Печать Пашупати» из Мохенджо-Даро. 2600-1900 до Р.Х.
    Нью-Дели. Национальный музей Индии
    Трехликое существо в йогической позе, с браслетами на руках, восседающее на престоле.
    Стеатитовая печать из Мохенджо-Даро. 2600-1900 до Р.Х. Музей Исламабада, NMP 50.296
    Бхавани, шакти Шивы. Бронзовая статуэтка из Махараштры. Индия. XVIII в.
    Британский музей. 1940,0716.58.
    Изображение Шивы на лингаме в Гудималламе – одном из древнейших храмов Индии.
    III в. до Р.Х. – IV в. по Р.Х.
    Но сейчас модно всё это подвергать сомнениям. Сейчас говорят, что это вообще изображение женщины, что это никакой не penis erectus и не трёхликое изображение Шивы, а это голова быка и рога быка. Но, видит Бог, когда я смотрю на это изображение, я соглашаюсь с Мирчей Элиаде и Джоном Маршаллом, потому что все остальные интерпретации неубедительны. Они сделаны потому, что нужно же что-то сказать новое, нельзя же просто повторить то, что сказано прежде, и поэтому давайте скажем, что всё, на самом деле, наоборот.
    Но рогатый бог из Мохенджо-Даро с этим полумесяцем в волосах, конечно же, очень напоминает ездовое животное Шивы – быка Нанду, а Шива до сего дня особо почитаем на дравидском юге. Надо сказать, что буйвол - это домашнее животное в обводнённой части страны, он может работать на залитых полях. Поэтому бык, буйвол - это очень ценимое в Индии животное, и, видимо, оно было главным объектом жертвоприношений. Его приносили в жертву вот этому мужскому Богу. А сейчас, когда пытаются сказать, что вообще не было мужского Бога, или что Он был совершенно подчинённым богине существом, понятно, что эта печать всем мешает и ей надо дать новую интерпретацию.
    Шива, сидящий на быке Нанди. XIII в. Нью-Дели. Национальный музей. 50-183
    Так, например, Хопкинс в своей статье в «Энциклопедии религии» пишет, что бык символизировал царя, находящегося всецело под властью великой богини. Он - нисходящая сила от неё к миру (T.J. Hopkins. Indus Valley Religion // ER VII. P. 4474). Но всё это, конечно же, абсолютная чепуха. Во-первых, всюду в той же Индии нисходящей силой является как раз женщина, Шакти. Она низводит в мир силу своего Супруга. Отсюда шактизм, который, кстати, распространён по всей Индии, но особенно – на юге. А сейчас всё пытаются сделать наоборот, пренебрегая тем, что женщина принимает от мужа семя и рождает ему дитя.
    На другой печати «прото-Шива» изображён с быком, с трезубцем и тоже с фаллосом-эректусом. Это - классическое изображение (Музей Исламабада, NMP 50.296).
    В Мохенджо-Даро найдено изображение, на котором стройная богиня в подобном месяцу головном уборе преклоняет колено перед ветвью дерева. Её рука протянута к тигру, который поворачивает голову, чтобы взглянуть на неё. На другой печати богиня стоит за тигром около такого же дерева и рукой касается тигра. При этом и богиня, и тигр имеют некоторые черты буйвола – например, рога. То ли это рогатая шапка, то ли это знак принадлежности Богу.
    Коленопреклоненная богиня с рукой, протянутой к тигру.
    Печать из Мохенджо-Даро. 2600-1900 до Р.Х.
    (Ю.В. Кнорозов. Формальное описание протоиндийских изображений // Сообщение об исследовании протоиндийских текстов. Ч. 2. М., 1972.Табл. 8)
    Богиня с рогами, дерево и тигр на печати из Мохенджо-Даро. III-II тыс. до Р.Х.
    (М.Ф. Альбедиль. Протоиндийская цивилизация. М.: Наука,1994. Табл. XVIII.1)
    На третьей печати изображена полу-женщина - полу-тигр: выше бедер - женщина, ниже бедер - тигр. Но у неё волнистые рога барана. Что это означает? Безусловно, мы имеем дело с неким пониманием единства двух природ, которое будет так важно для будущей Индии, единства мужского и женского. При этом женское является передатчиком силы мужского – отсюда идея мирового дерева, пред которым богиня преклоняет свои колени.
    Богиня в образе женщины-тигра с волнистыми рогами на печати из Мохенджо-Даро. III-II тыс. до Р.Х.
    (Ю.В. Кнорозов. Формальное описание протоиндийских изображений // Сообщение об исследовании протоиндийских текстов. Ч. 2. М., 1972.Табл. 6)
    Богиня в образе женщины-тигра с волнистыми рогами на печати из Калибангана. 2500-1750 до Р.Х.
    Весьма интересно изображение процессии на сложной печати из Мохенджо-Даро. Семь фигур в коротких туниках выше колена и в очень странных головных уборах - с каким-то хохолком или одним рогом, от которого спускается то ли коса, то ли лента, к концу которой привязано кольцо. Все фигуры смотрят в одну сторону. Это нижний регистр.
    Изображение процессии на печати из Мохенджо-Даро. III—II тыс. до Р.Х.
    Нью-Дели. Национальный музей Индии
    В верхнем регистре мы видим быка с огромными волнистыми рогами, а также преклоняющую одно колено фигуру, кажется, стройной женщины, но трудно сказать. Видим фигуру в высокой шапке, тоже с рогами и с трилистником на рогах этой шапки, тоже с лентой или косой, которая отходит от неё. А внутри, в некоем раздвоенном дереве, из которого вырастают с каждой стороны ветви, из каждой ветви по три веточки, стоит фигура, на мой взгляд, двуликая, в такой же трёхчастной шляпе, с руками, на которые нанизано много колец и, судя по фигуре (широкие плечи, узкий таз), это мужская фигура, хотя половых признаков нет. И, видимо, ей поклоняется фигура, преклоняющая колено, и к ней направляются и бык, и эти семь фигур нижнего регистра. Мы видим коллективное поклонение некому священному существу, которому стараются своим видом уподобиться и его поклонники.
    До сих пор в южных дравидских деревнях есть женское и мужское деревья, которые считаются супругами друг друга, и им поклоняются. Они являются символами Шакти и Бога. Мужское дерево - это пипал, индийская смоковница. Женское дерево называется ниим, но я, по правде сказать, не знаю, какому нашему дереву оно соответствует ботанически.
    Порой на протоиндских печатях изображаются танцующие фигуры между двумя кланяющимися адорантами, и каждый в обществе кобры. Есть и другие изображения, в частности, очень напоминающие месопотамские. На изображении из Мохенджо-Даро некий герой (здесь мужские признаки видны) с головой петуха, схватил за шею (может быть, душит) двух тигров, стоящих на задних лапах. Что это? Какой-то местный вариант повести о Гильгамеше или что-то иное?
    Антропоморфное существо, борющееся с тиграми. Оттиск печати из Мохенджо-Даро. III-II тыс. до Р.Х.
    (М.Ф. Альбедиль. Протоиндийская цивилизация. М.: Наука,1994. Табл. XVIII.4)
    Человек с двумя тиграми. Оттиск стеатитовой печати из Мохенджо-Даро. III-II тыс. до Р.Х.
    (С.И. Туляев. Искусство Индии. III тыс. до н.э. – VII в. н.э. М.: Искусство, 1988. С. 53, рис. 42)
    Аккадская цилиндрическая печать со сценой борьбы (Гильгамеша и Энкиду?) со львами (т.н. «фриз сражающихся»). III тыс. до Р.Х. Государственные музеи Берлина.
    (В.К. Афанасьева. Гильгамеш и Энкиду. М.: Наука, 1979. Табл. XVIa)
    В любом случае, эти изображения - изображения животных и редкие изображения людей заставляют нас увидеть сходство между индийской классической и протоиндской культурой. Об этом очень хорошо написал Мирча Элиаде в своей книге «Йога: Бессмертие и свобода»:
    «Крах городской цивилизации не является простым её исчезновением из культуры, но является только тем, что происходит культурный регресс к сельской народной культуре. Это явление было хорошо проиллюстрировано в Европе во время и после великого варварского вторжения. Но задолго до этого ариизация Пенджаба (речь идет о нашествии арийских племён) породила великое движение к синтезу, который однажды станет индуизмом. Значительное число хараппских элементов, которые присутствуют в индуизме, может быть объяснено только контактом, который начался очень рано, между индоевропейскими завоевателями и представителями Индской культуры. (Сейчас многие не согласятся с Мирчей Элиаде, но я думаю, что в целом он был прав). Эти «представители» необязательно были прямыми наследниками Индской культуры. Речь может идти о менее цивилизованных племенах, которые как-то общались с жителями Хараппы, восприняли некоторые их культурные формы и сохранили их в эксцентрических формах в своих регионах даже после нашествия ариев. Это объясняет такой, на первый взгляд, странный факт, что культ великой богини и культ Шивы, фаллизм и поклонение дереву, аскетизм и йога (вспомним, что прото-Шива сидит в позе падмасана) впервые появились в Индии не в основной её части, не в городах с развитой цивилизацией, а перешли в средневековую и современную Индию из народной культуры. Можно быть уверенным, что, начиная с хараппского периода, происходил синтез между духовностью австралоидных аборигенов и господ, создателей цивилизации Хараппы. То есть австралоидные аборигены - это те деревни веддоидов, которые жили вокруг (не путать с текстами вед!).
    Но мы должны принять во внимание, что сохранился не только этот синтез, но также и специфический, исключительный вклад самих господ, самой этой высокой культуры, самой теократической концепции Индской цивилизации. Без этого невозможно будет понять и объяснить ту важность, которую брахманы послеведического периода (имеются в виду тексты- брахманы) приобрели в индийской культуре. Очень возможно, что все эти хараппские религиозные идеи, которые очень контрастируют с индоевропейскими, были сохранены - с неизбежной примитивизацией - среди простого народа, среди удалённых частей общества, для новых господ, говорящих на индоевропейских языках. Очень возможно, что из них появились, как следующие друг за другом волны, в следующих синтезах формы культуры, которые в итоге завершились образованием цивилизации индуизма.
    Надо сказать, что подобный синтез имел место и на противоположном конце арийского мира – это сначала завоевание Крита греками-пеласгами, а затем ахейское завоевание минойского Крита. И произошел синтез, в котором новая ахейская культура восприняла очень многое от древней доиндоевропейской культуры Греции и Крита. Гомер и Гесиод - это уже результат синтеза двух начал (греко-минойский синтез). Вообще вся греческая, а потом и римская, и европейская, культура - это результат синтеза, подобного синтезу ариев и дравидических доарийских цивилизаций в районе Инда» (M.Eliade. Yoga: Immortality and Freedom. Princeton University Press, 2009. P. 358).
    7. Религиозный характер царственности. Погребальные практики

    И, в заключение, нужно сказать еще об одном очень важном моменте – о царственности. М.Ф. Альбедиль, которая уверена, что она умеет читать древнеиндийские тексты - по крайней мере, она предлагает даже транскрипции имён, исходя из дравидических реконструкций, - говорит, что определенный знак, похожий на греческое «пси», трезубец, это Древо жизни или царь.
    То же изображение, но в круге - это Владыка всего, Владыка времени, Супруг великой богини. По всей видимости, Бог в виде буйвола приносился в жертву, и эта традиция потом в Индии тоже перешла в известный священный обряд Ашвамедхи.
    Среди немногих статуарных изображений Мохенджо-Даро и Хараппы сохранилось изображение, которое мы называем изображением царя-жреца из Мохенджо-Даро. Эта небольшая статуэтка очень характерна. Она, во-первых, совершенно индийская классическая, то есть мы сразу видим, что это не Египет, не Месопотамия, не Эллада, это Индия, хотя Индии ещё нет, Индия только возникнет. Мы видим, что на его челе, на его лбу находится головная повязка с кольцом или глазом Шивы - там, где сейчас индуисты изображают третий глаз, там кольцо этой повязки. Его туника, которая наброшена на левое плечо, покрыта трилистниками. Опять же, это образ того же «пси», того же трезубца. И браслет с таким же кольцом, как и на лбу, на предплечье правой руки. Лицо бородатое, благородное, глаза почти прикрыты, это не открытые глаза египетских статуй. Глаза полуприкрыты, и такое ощущение, что губы жреца чуть тронуты улыбкой. Кажется, что изображён некий царь-жрец, находящийся в состоянии аскетического транса, который впоследствии получит название самадхи.
    Статуя жреца из Мохенджо-Даро. Стеатит. III-II тыс. до Р.Х. Карачи. Национальный музей Пакистана
    Голова Шивы с третьим глазом. IX-X вв. Музей Гиме. Париж
    На одной из печатей Мохенджо-Даро изображается преднесение штандартов, чисто царский ритуал. Штандарт - это один из знаков индского письма, по мнению М.Ф. Альбедиль. И есть изображение, где четыре человека несут штандарты, и на одном из них изображён носорог.
    Изображение «единорога» и штандарта на печати из Мохенджо-Даро. 2500-2000 до Р.Х.
    Британский музей. 1947,0416.3
    Захоронения многочисленны, кладбища многочисленны, найдены обширные могилы, иногда в них деревянные гробы, тоже большие. При погребении человека здесь не скупились на землю. Обычная могила копалась примерно на 2,5 метра в длину и около метра в ширину. Помещалось довольно много вещей и украшений, видимо, связанных с умершим, потому что у женщин и у мужчин набор различался. В могилы детей помещались игрушки или маленькие вещи, аналогичные большим ритуальным предметам у взрослых.
    Хараппское захоронение
    Очень часто практиковались вторичные захоронения, то есть тела выставляли, они разрушались, а потом останки собирали и складывали в урны.
    Крышка погребальной урны с росписью. Хараппа. Кладбище «Н». Глина. Ок. 1500 до Р.Х.
    (С.И. Туляев. Искусство Индии. III тыс. до н.э. – VII в. н.э. М.: Искусство, 1988. С. 55, рис. 47)
    На нескольких таких урнах Хараппы изображены некие фигуры - возможно, это души умерших, переходящие поток. М.Ф. Альбедиль считает, что она смогла прочесть целый ряд имён, используя дравидические корни с этих печатей. И эти имена теофорные:
    Ке-амма-атту-ан – «Тот, кто от небесной госпожи»;
    Сир-атту-ан – «Тот, кто от буйвола»;
    Сару-мин-атту-ан – «Тот, кто от шести звезд» (то есть от Плеяд);
    Ке-атту-ан – «Тот кто от Красного Бога».
    Религиозный характер Индской культуры безусловен. Никакого нерелигиозного общества в долине Инда не существовало, но это было общество, построенное на иных принципах, чем на Западе. Без больших видимых религиозных форм, социально хорошо устроенное и, видимо, поклонявшееся невидимому Богу, Которого нельзя изобразить, иначе как в символах быка, носорога, каких-то других животных. Именно так большинство современных исследователей, при всех спорах относительно того, женское или мужское начало доминировало в религии, рассматривает историю древнего Инда.
    Об этой культуре известно очень мало. Но мы видим две важнейшие вещи, даже три.

    Во-первых, Индская культура - это культура, постепенно мигрировавшая с Запада, с берегов Каспийского моря, до долины Инда и Пенджаба.
    Во-вторых, эта культура, безусловно, религиозная, но иначе религиозная, чем в Египте и Месопотамии, чем в Западном мире. И этот тип религиозной культуры сохранился и, как указывает Мирча Элиаде, воплотился в культуре уже арийской Индии. Потому что факт остаётся фактом - со второй половины II тысячелетия до Р.Х. северная Индия становится арийской, перестаёт быть дравидической по языку, а что уж там было этнически, «по крови», это другой разговор.
    И третий, очень важный, фактор, и здесь практически все ученые согласны - что древняя протоиндская цивилизация своими идеями, верованиями и формами, и, скорее всего, своим этносом, откочевала на юг, создав великую дравидскую цивилизацию южной Индии.
    Вот так удивительно формируются древние культуры. А на следующей лекции мы будем говорить об индоевропейской общности, которая пришла в Индию в середине II тысячелетия.